Перейти к содержимому


Фотография

Коллекция народной мудрости


Сообщений в теме: 71

#61 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 02 Апрель 2018 - 19:13

Упрямая жена

Жил мужик с женой, жили не бедно, но и не богато, так, по среднему. Не любила жена мужа, никогда не называла его по имени, а все звала - «вшивиком».

Надоело мужику слушать такое обращение жены. Но сколько бы он не говорил, не упрашивал жену изменить к нему свое отношение - не понимает баба, все зовет его «Вшивик», да «Вшивик».

Созвал тогда мужик соседей уговаривать бабу, чтобы она изменила свое отношение к нему и звала по имени. Упрашивали, упрашивали соседи бабу, а она не соглашается и не говорит о причине, почему она не называет мужа по имени.

А жили они на берегу пруда, вот соседи и говорят мужику: «А ты постращай её, может она испугается и назовет тебя по имени».

Схватил тогда мужик свою жену и потащил топить в прорубь. Тащит и наговаривает: «Назови меня по имени, не стану топить. Не назовешь – утоплю!» А она в ответ еще злее кричит: «Вшивик! Вшивик!»

Мужик спустил жену ногами в воду, а та все кричит: «Вшивик!» Он её глубже спускает, а та не унимается. Обмакнул он ее с головой в воду, а она уже не может кричать, так подняла руки вверх, да и показывает, как вшей бьют. Так и утопил мужик свою упрямую жену…

 

Спор еврея с женой

Было это где-то в одной еврейской деревне. Жил еврей с женой Розой. Оба они были молодые, держали козу и каждый день, утром и вечером, в летнюю пору водили её в поле кормиться. И каждый раз подолгу спорили между собой, кому из них идти.

И вот однажды Роза и говорит мужу: «Давай договоримся, кто из нас первым хоть одно слово скажет, тому козу и пасти». Муж согласился, и они заключили договор.

Утром встали и оба молчат. Ходят, делают каждый свое дело, ладно не ладно, все равно молчат.

А в этот день шел солдат со службы домой через эту деревню. И зашел к ним в дом, поздоровался. Ни тот, ни другой ему не отвечают. Солдат попросил кусок хлеба, промолчали оба. Посмотрел солдат, на залавке лежит калач хлебе. Вынул нож из кармана, отрезал калача, открыл печь, достал жареную утку. Опять оба молчат. Увидел солдат в шкафу штоф водки, поставил на стол. Сел за стол кушает, выпивает.

Еврей с Розой сидят, смотрят друг на друга, но молчат. Поел солдат и придумал отдохнуть, а дело было к вечеру. В комнате стояла кровать, где спала Роза с мужем. Разделся солдат, положил махорку на тумбочку, стоявшую у кровати. Лег в кровать, укрылся одеялом. Лежит, но еще не спит.

Смотрят еврей с женой друг на друга, ничего не говорят, только зевают. Время пришло, спать ложиться. Вдруг Роза сидела, сидела, да как соскочит с места и швырк под одеяло к солдату. А муж смотрит на нее, в лице меняется, но молчит.

Солдат захотел покурить и потянулся рукой через Розу взять табак с тумбочки. Не выдержал тут еврей, да и говорит солдату: «Эй, солдат! Клач съел, утку съел, водку выпил, да ещё мою жену обнимать собрался!» А Роза, как хлопнет в ладошки, да как закричит: «Тебе теперь козоньку пасти!»

Так, еврей с женой и разрешили свой спор.

 

Ехал дед Егор на дровнях

Ехал дед Егор на дровнях

Рубить дрова в сосновый бор.

Топор за поясом у деда,

Дороги нет, даже следа.

Дорогу сам Егор тропил,

Бродил в снегу и топтался.

Местам до пояса тонул,

Вот так до бора и добрался.

Рубашка мокрая у деда,

Лошадка потная до пару.

Срубил он стройную сухару,

Воткнул топор он на виду,

Чакмен свой бросил на ходу.

В рубашке мокрой и в поту

Очистил сучья и сухару.

Егору было это в прок,

Костер из сучьев он зажег.

Не страшно деду, что промок

Костер не бог, а пол бога.

И вот костер ему помог

Сухому выйти из воды.

И дед так вышел из нужды.

 

Шуточная присказулька

Как на печке на своей

Раскуражился Матвей

Над старушкой над своей:

Ух, ты старая, стара

Не ходила б со двора.

Посмотри-ко, что в хлевушке

Знать телушка умерла.

А она ему в ответ:

Виноватый сам ты, дед.

Обошел ты всю деревню,

А телушке корму нет.

Эх, ты, старое бревно.

Если б знал я твой характер

Жить с тобой не стал давно.

Разеваешь ты свой рот,

Я подам в суд на развод.

Соскочил Матвей на ноги

И пошёл в судейский двор.

Поклонился судье в ноги,

Начал с ним он разговор.

Рассказал судье, как было,

Накатилася слеза,

Сердце старое заныло.

Вытер слезы он свои слезы,

А судья ему вопрос:

Сколько лет Матвей, ты рос?

Семьдесят от роду.

Перестань, Матвей, не вой,

Обнимись иди с женой.

 

Жил мужик с женою Анной

Жил мужик с женою Анной и оба они любили выпить. Пили они, правда, редко, да, как говорится, метко. Как запьют, так и ворота запрут. Мужик пьет, да пьет, а потом его и вовсе хмельники стали брать. И вот однажды экое случилось.

Оба в очередной раз пили, да пили. Мужика взял хмельник, а Анну болезнь - вздутие живота. Мужику лезут в глаза всякие привидения и малейший шорох ему кажется бурей. Соскочит, бывало, и кричит жене: «Анка, не унесло ли нас вместе с домом на пруд?» Ну, а громкие, резкие звуки мужик и вовсе принимал за взрыв или громовые раскаты.

В этот раз, Анка, больная животом, лежала после пьянки на палатях, и так громко пускала газы, что мужик соскочил с кровати, да, как закричит: «Анка, окошки бьют!» А она ему в ответ: «Что, ты, бог с тобой! Это я резанула…»

 

Как мужик жену постращал

Жили муж с женой и любили друг друга. Жили хорошо, только вот детей у них не было.

Муж изредка выпивал и с похмелья все просил у жены: «Купи мне сороковку опохмелиться».  А жена у него скупая была, все деньги копила на чёрный день.

Вот однажды не дает жена ему денег не сороковку и сама не покупает. Муж тогда ей и говорит: «Не купишь сороковку, задавлюсь или голову отрежу себе». А она ему отвечает: «Да хоть сегодня давись», взяла ведра и пошла по воду на колодец. Там встретилась с бабами-соседками, стоят, разговаривают.

А муж в это время раздвинул столешницу у стола, прорезал в ней дыру, чтобы шея пролезла. Залез под стол, голову по шею сунул в дыру и ждет, когда жена придет с водой. Дело было летом, дверь в избе он предусмотрительно приоткрыл. Слышит, идет жена. Он голову свернул на бок, язык высунул, глаза вытаращил и замер.

Жена подошла к двери и увидела голову мужа на столе. Ноги у нее подсеклись, она упала, вёдра с водой пролила под себя и закричала: «Муж голову себе отрезал!» Сбежались люди, стоят у ворот, а в избу зайти боятся. А мужик в это время вылез в окно в огород, да сидит, покуривает в саду на лавочке.

Вот, так напугал мужик свою бабу, но сороковки для себя добился. Купила она ему водки…

 

Продолжение следует


  • 0

#62 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 02 Апрель 2018 - 22:00

Балялюшкины ворота

Балялюшкины ворота -  это простые, полевые, решетчатые ворота, но история их весьма интересная. Когда и кем они были впервые построены, никто из стариков-старожилов уже не помнит. Помнят только, что назывались они Балялюшкиными. Кто был тот человек, что их построил? Была это его фамилия, или прозвище? Кто знает…

Я лет девять пытался найти ответ на эти вопросы, но так ничего и не смог найти, кроме народных преданий. Хотя, на самом деле ворота были, и они менялись на новые много раз. Теперь их нет, а на их месте в 1940 году была построена улица Калинина. Но местные старожилы по-прежнему упоминают в разговоре о Балялюшкиных воротах, и это упоминание идет с давних времен.

Однажды, лет сорок пять назад, заблудилась девушка в лесу, а когда вышла на проезжую дорогу, то не знала в какую ей сторону идти в Нижнюю Салду. По дороге шли люди, и она спросила оного из них: «Дяденька, в которой стороне Балялюшкины ворота?» Мужчина рассмеялся и показал ей, куда надо идти, и девушка уверенно пошла домой.

В другой раз, пастух выгнал корову из леса, а она дорогой загуляла с быком и не пришла домой. Хозяйка коровы пошла к пастуху и попеняла ему, что он корову не выгнал из леса, а пастух ей и говорит: «Иди, она у Балялюшкиных ворот гуляет с быком». Женщина пошла туда и вскоре гонит корову домой. Соседи спрашивают ее: «Где была корова?», а женщина отвечает: «У Балялюшкиных ворот».

Ворота эти были построены на прогоне крупного рогатого скота в пасево в метрах 150 от Нижней Салды. Через эти ворота шли люди тропой через посевные поля, вытаптывая посевы, и сколько бы владельцы посевов не вели с ними борьбу - они не подчинялись.

Прогон этот от Салды шел на запад, а пройдя метров 300-400, круто поворачивал на северо-восток. Получался полукруг, а народной тропой это излишнее расстояние сокращалось. Видимо, это и была первоначальная причина постройки ворот.

Вторая причина, когда не было ворот, была сплошная городьба жердями. Люди перелезали через эту городьбу, или разгораживали жерди и тогда весь табун устремлялся на посевы и уничтожал их. Владельцы посевов каждый год судились с пастухами и требовали возместить им убытки от потравы. Но делать ворота никто не хотел. И тогда, чтобы разрешить этот грех, нашелся добрый человек и построил ворота. И был этот человек по фамилии Балялюшка, или, скорее всего, по прозвищу. Говорят, то был одинокий старичок, который и посева-то своего не имел. Но чтобы разрешить грех, построил эти ворота. Вот так, его добрые дела и живут в народе до сих пор.

А народная тропа так и осталась, но коровы на посевы уже попадать не стали. Пройдет, бывало, человек в ворота и закроет их. И греха с пастухами не стало. Так до Советской власти и просуществовала народная тропа, а теперь она стала полевой дорогой.

 

О Егоре Храбром

Храбрый - это не фамилия, а прозвище. А родовая фамилия Егора была  РЯБКОВ. Жил Егор зажиточно, имел двухэтажный деревянный дом. 3ятю выстроил такой же рядом с собой. Имел торговую лавку, торговал мукой. В долг муки давал всем и даже насылался покупателю: «Бери товар, а когда будут деньги - отдашь».

Однажды мужик-покупатель и говорит Егору: «Дядя Егор, уж больно  не люблю я, когда на мне есть  долг». А Егор ему в ответ: «Вот таких должников я уважаю!».

Не платит, бывало, мужик Егору должок и год, и два, и в лавку не идет покупать муку. Увидит его Егор, спросит: «Не забыл должок?» «Нет», ответит мужик. «Семья, дядя Егор, не могу выробиться». Посмотрит Егор не его, а сам уже пьяный с утра. «Безнадежный должник», проворчит Егор тихонько себе под нос, да. как ударит должника кулаком в ухо и скажет: «Прости. Теперь ты мне  ничего не должен». Крепко пил водку Егор.

Приехал однажды на базар в зимнюю Никольскую ярмарку гончар с горшками и разложился около возовых весов, напротив заводской, общественной лавки Демидовской. А Егор как раз в это время ездил верхом по базару. Подъехал он к гончару и спросил: «Сколько стоят оптом все твои горшки и квашонки?» Гончар подсчитал и сказал  сумму. Егор подшпорил коня и давай на лошади гонять по горшкам и квашням. Разбил все горшки и квашни в черепки, а потом рассчитался с гончаром. Видно поэтому ему и было дано в народе прозвище – Егор Храбрый.

 

Продолжение следует


  • 0

#63 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 03 Апрель 2018 - 10:09

Жил мужик по имени Мано

Жил в Салде мужик и звали его полуименем Мано. Высокого роста, крепкого телосложения, никого он никогда не обижал. Но мог работать физическую работу только под наблюдением постореннего человека, поскольку был слаборазвитым на ум. Нет у него работы, ходил по домам побирался и на обеды ходил, где были похороны.

В церковь он не ходил, не молился и под окнами. В разговоре с людьми, кто не знал его недостатков и не подумает, что он болеет слабоумием.

Работал он подпаском у коровьих пастухов, а коровье пасево было в лесу. При выгоне коров из лесу домой на Мано надевали колоколо, так же, как на корову, потому, что он мог заблудиться в лесу.

Работал Мано у попа Александровской церкви конюхом и кучером. Однажды он кучерил лошадью, вёз попа с попадьей в гости и увидел, как везут покойника хоронить. Повернулся лицом к попу, подает ему вожжи и говорит: «На-ка, батюшка, кучери, а я пойду на похороны пообедаю. Некогда мне по гостям вас развозить». И ушёл на обед.

Некоторые люди его несчастье, принимали за порок и наносили ему душевную боль. Особенно, дети, да и взрослые тоже. Кричали ему вслед: «Солнышко в остожье запри». Он тогда ругался и давал ответ от себя: «Мать-то - курва», или слезно плакал.

 

Говорят, что это небылица

Эту историю услышал я от старого охотника-промысловика Ивана Ендаровича БЕССОНОВА, было ему тогда 81 год от роду.

А случилась она на небольшом Сусанском озере, на границе двух лесных дач. В далекие времена это озеро еще было не такое, как теперь дурное болото с небольшими водяными окнами и качающимися зыбунами.

Однажды один местный охотник подранил беркута. Унёс его домой, кормил, лечил и учил охоте. И тот беркут не на шутку стал сбивать с лету зайца и утку. Охотник, увидев в птице толк, построил в лесу избушку и стал там жить, охотиться на зайца, волка, лису и утку. Правда, никто в это чудо не верил. Все говорили, что это небылица. Не может быть, чтобы человек и птица еще вчера были врагами, а сегодня стали говорить друг-другу: «Ни пуха, ни пера».

 

Продолжение следует


  • 0

#64 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 03 Апрель 2018 - 20:36

Как раньше брали на военную службу

У моего дедушки были два сына - Иван и Никифор. Пришло время идти на военную службу моему отцу Ивану, а он был уже женат и имел двоих сыновей. А Никифор был холостой. Он пожалел брата и его семью, заменил его и пошел за него на военную службу. Такой был тогда закон, что брат брата может заменить. А вот одного сына в семье не брали на военную службу.

Служил Никифор за брата Ивана восемь лет. Служил он в Самарканде и до места назначения шёл пешком целый год. Пришел он со службы в военном звании ефрейтор и награжден был Серебряной медалью.

 

Как раньше проходил рекрутский набор

Каждый год в октябре в Нижней Салде проходил рекрутский набор. На призывной пункт в Нижнюю Салду приезжали призывники из пяти волостей: Н.Салда, В.Салда, Никитино, Петрокаменск и Паньшинск. Сборный пункт был в Верхотурье. Отправляли рекрутов по Корявой дороге, люди шли пешком и на лошадях сто верст. И об этом молодежь пела  частушку:

«Корява, ты дорога,

Приукатана

И рекрутскими слезами

Приукапанная».

Как только кого признают годным к несению военной службы, по народному названию "забреют", он прикалывал на головной убор цветок, а через плечо, наискось под руку голубую шёлковую ленту. И гуляют рекрута, до отправки на сборном пункте, по месяцу и больше.

 

Господи, не уже ль ты меня не узнал!

Жил в Салде мужик мастеровой и водку он пил до тех пор, пока не падет на дороге.

Вот однажды он в очередной раз напился и свалился у проходной завода. Лежит в грязи, а подняться не может, и дождик с неба льет, как из ведра. Вот он и просит Бога: «Господи, прости ты меня! Не уже ль, ты меня не узнал? Я столяр, маляр и, вдобавок, часовой мастер, а ты льешь на меня воду, как из ведра…»

 

Детская шалость

Жыли в Салде конный пастух Иван Тимофеевич и жена его Федоровна. Жили они справно и было у них три сына - Васька Большой, Васька Маленький, да Сёмка семи лет и звали его Хоркун. Дурачок он был. Ходил он целый день по чужим дворам, залезая в них через подворотни, сделанные для выхода кур на улицу в летнее время.

Хоркал он, как кабан - «хры-хры», почти не переставая, кроме времени, когда спал. Собак цепных не боялся, залезал к ним в гайно и они его не кусали.

Как-то раз был очередной церковный праздник Петров день. В этот день пастухи выгоняли лошадей из конного пасева владельцам лошадей,  которые записаны были для гулянки до этого дня и справляли его, как свой пастуший праздник. Угощали они того, кто помогал им выгонять лошадей. Гулянка продолжалась два-три дня. Гуляли вместе с женами.

В этот раз началась гулянка у Ивана Тимофеевича. Окончив гулянку, поехали на верховых лошадях, запели свою любимую Песню пастухов:

«Девушки-красотки,

Каков нынче свет.

Кого верно любишь

В том правды нет».

Домовничать в доме у Ивана Тимофеевича Федоровна оставила Ваську Большого и Ваську Маленького, а соседку попросила подоить корову.

Как только уехали Иван Тимофеевич с Федоровной в гости, Васьки проверили все кушанья, оставленные на столе, что понравилось, поели. Попробовали водку, не понравилась она им - горькая, а вот барана ею напоили. Накрошили хлебных крошек, облили водкой и подали барану. Наелся баран крошек с водкой допьяна. Был тот баран  большой, с крутыми, завитыми рогами.

Через небольшой промежуток времени вышли Васьки на крыльцо сенок, а баран бросился на них.  Они обратно в избу, потом вылезли в окно на улицу и забыли в игре с товарищами, что им наказывала мать.

Пришло время соседке идти корову доить. Отворила она ворота, а ворота закрылись самовольно. Баран в это время рубил свое стойло. И, как увидел, что она идёт, спятился назад, припрыгнул, да со всего бегу ударил женщину рогами. Она упала, дойник улетел в сторону, и закричала: «Спасите, баран убивает!» А баран её лежачую не бьет. Стоит перед ней, голову с рогами наклонил, приготовился, а подняться ей не дает.

Сбежались соседи, кто сунется во двор, баран того и лупит, ворота закрываются самовольно и баран воюет с другими. Больше уж никто не заходит во двор, стоят толпой у ворот, а двое лежат на полу во дворе и не шевелятся. Собаку баран загнал в гайно.

А Семка Хоркун пролез в подворотню во двор, увидел, что люди лежат во дворе, да и спрятался от них в гайно к собаке и хоркает – «хры, хры».

Приехал Иван Тимофеевич домой поздно вечером. Баран к этому времени уже отрезвился и лежит под яслями у коровы. Во дворе никого не было, а Сёмка, так в гайне у собаки и сидит и все «хры», да «хры»…

 

Как попу Аркадию приковали калоши к полу

В нашей «чайной» школе, где я учился в 1909-1911 годах, поп Аркадий преподавал урок Закона божьего. И того, кто не выучит молитву, увольнял с урока в коридор, где была раздевалка. А после урока уводил в церковь, как он говорил: «Кашу есть». Сдавал там этих учеников трапезнику под охрану и держал их до позднего вечера.

Против такого наказания протестовали другие учителя, потому что мальчики утомлялись, были голодные и не выполняли другие задания. Но поп всячески сопротивлялся.

Ходил он в лаковых галошах и снимал их в раздевалке, перед тем, как идти на урок. И вот однажды ученики, уволенные им с урока, прибили его калоши на гвозди к полу. А поп Аркадий был мясистый, с большим животом. После окончания урока, он пришел в раздевалку и всунул ноги в лаковых сапогах в калоши. Хотел шагнуть  и упал, да животом на пол.  Дело это потом разбирал земской начальник, поскольку наша школа была земской. Поп Аркадий настаивал на увольнении провинившихся учеников из школы, но учителя их отстояли.

Почему нашу школу назвали «чайной»? Дело в том, что в те времена, когда еще не было железной дороги, из Алапаевска в Нижний Тагил железо и другие материалы возили гужевым транспортом через Нижнюю Салду. И в здании, где мы учились, тогда была чайная, в ней обслуживались люди с гужевого транспорта.

 

Продолжение следует


  • 0

#65 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 04 Апрель 2018 - 18:52

Сударка и Уважитель

В царское время, в XIX - начале ХХ века, в Салде среди молодежи влюбленную пару  называли - девушку «Сударка», а парня «Уважитель», или «Ухажер». На танцевальных вечерах можно было узнать, которая девушка с каким парней дружит. Когда танцуют кадриль, то парень, и это был такой традиционный порядок, вызывает свою Сударку танцевать первую и пятую фигуры. Пели о Сударушках песни и частушки:

«Нам Сударушки знакомы

Ночевать домой зовут.

Обувают, одевают,

Спать на коечку кладут».

Из ревности девушки мазали друг  другу ворота дёгтем, или смолой и били окна. Об этом пелась в те времена песня:

«Ой волузя, волузя было

Во зеленом саду.

А за измену девушки,

Парни сочиняли драки».

 

Жили старик со старухой

Жили в Салде старик со старухой Долбиловы. И был у них всего один сын, да и тот погиб в Гражданскую войну в Красной армии.

Старуха была богомольная и каждый год к ней приходили, на пасхальной неделе, монашки за священным сбором у населения. Старушка настолько уверилась в них, что давала им дары из своего имущества. При этом. Порой несла нужду сама и ее муж-старик.

Монашки обещали ей молиться за её грехи. Так шел год, за годом и убывало её имущество, попадая в руки монашек. А тем временем ее старик изнемогал от работы, не доедал пищи. А как умер старик, она продала дом, прожила с монашками последние деньги и сама стала голодать. Но Советская власть не оставила ее в беде. Поскольку сын её был красногвардейцем и кавалеристом Стального Путиловского полка, старушку отправили в дом старчества. Там она и доживала свои последние года.

 

Преданье о царе  Петре Первом и деревенском мужике

Царь Петр Первый задумал испытать богатых и бедных людей, живущих в Российском государстве, на честность и совесть. Оделся он в одежду прохожего человека и отправился по деревням и сёлам страны. Народ попадался ему всякий. Но все же, по его заключению, лучше и честнее были люди бедные.

Так, в одной деревне зашёл он к богатому мужику, стучится в окно и просит: «Пусти, дяденька, переночевать прохожего человека». А тот царю отвечает: «Прохожих не пускаю. Много вашего брата-бродяг ходит по белому свету». Царь в ответ не промолвил даже слова и пошел дальше.

На окраине деревни стоял небольшой, на два окна ветхий домик. Постукался царь в окно дома, отозвался хозяин: «Кто там?» Царь просит, чтобы пустили переночевать прохожего человека. Хозяин отвечает: «Семья-то у нас большая, не побрезгуешь, так заходи. Как-нибудь поместимся, в тесноте, да не в обиде».

Зашёл царь в избу, смотрит по обстановке, бедно живется этой семье. В семье восемь человек, а хозяин ещё и бает царю, что, вот мол, жена девятого думает пустить на свет божий.

Пришла жена мужика, поздоровалась с царем и спрашивает его: «Куда идешь, добрый человек?» А царь с шуткой отвечает: «Иду по миру божьему, посмотреть, как люди живут, да себя показать. Вот зашел к вам переночевать до утра». «Да не на воле же спать, под открытым небом и дождем. Хоть в тесноте, да не в обиде и под крышей».

А сама затопила печку, заварила гороховый кисель в большом чугуне, да толокна сделала с квасом. Собрала обед на стол. Уселась вся семья за стол - четыре сына, да две дочки, и все мал-мала меньше. И царя пригласили с ними вместе отобедать, чем бог послал. Сидит Петр Первый и смотрит, как за столом семья «воюет», не разберешь, где, чья ложка в котле. А в толокне волны колыхаются, как в море.

Принесли муж с женой две охапки соломы и устроили для царя постель: «Можете ложиться, устали поди с дороги. Вот вам это место отведено». И хозяйка положила на постель царю одеяло, сотканное из шерстяной нитки на кроснах.  Поблагодарил царь хозяйку за приём и заботу и лег отдыхать. Дело было уже к ночи, и проспал он до утра. Вся семья тоже спала на полу на разосланной соломе.

А ночью хозяйка и вправду родила сына, и семья стала теперь уже из девяти человек. Царь и говорит: «Хозяюшка, надо бы окрестить сына, позвать попа на дом». «Ой, да что, ты выдумал», отвечает ему хозяин. «Поп ходит по домам крестить детей к богатым, где можно поживиться. А у нас нет ничего и дарить попу нечего. Да ещё кума, да кумушку надо сыскать. Без кума, да кумушки крестить поп не будет - таков закон».

Выслушал царь хозяина дома и говорит сам с собой: «Надо бы сходить к попу узнать, что он скажет». А хозяин дома слышал, что царь сказал и пошел к попу, узнать, что тот скажет. Пришел к попу, попросил окрестить сына, а поп прогнал его из дома: «Дурень, ты разве не знаешь, что в церкву надо нести ребенка. А носит ребенка в церкву повивальная бабушка. Да крёстный должен быть с крёстной, то есть кум с кумой».

Пошёл мужик домой и рассказал царю, что ему ответил поп. «Ну, тогда кумом буду я, поскольку ночевал у вас и при мне родился ребенок», сказал царь. «А вот эту записку, которую я написал, попу отдашь». Положил царь свою записку в конверт, подал хозяину и сказал, чтобы тот не ждал ответа. Поп прочитал эту записку, и не успел хозяин вернуться домой, как поп оказался у него дома и уже крестит ребенка. Причем, окрестил при одном крестном куме и денег с них не взял. Вот так, сами того не зная, и  стали гостеприимные хозяин с хозяйкой кумовьями Петра Первого.

Прощаясь, царь пригласил своего кума к себе в гости в Москву и сказал, что напишет ему об этом пригласительное письмо.

«Ой, да что ты, кум, баешь!» отвечает мужик. «Живем-то мы бедно, где же я возьму денег на дорогу?»

«Ничего, кум, приезжай», говорит Петр Первый. «Иди на станцию, там увидишь стражника. Он тебя  спросит: «Куда ты, мужик, идёшь?» А ты скажи: «К куму в гости, в Москву».  Тебе дадут проездной билет до Москвы и посадят в вагон. В Москве тебя встретит извозчик и привезет до моего дома. Никаких денег тебе не потребуется. А сейчас надо бы бутылочку купить, да скрепить наше кумовство».

Царь подал куму рубль денег. Купил тот водки и закуски. Скрепили они кумовство и дружбу. Царь попрощался с семьей и кумом до будущей встречи в Москве и ушёл.

А вскоре мужик получил письмо от своего кума - царя Петра Первого. Он ведь и не знал, кто был тот прохожий человек. Но все же поехал в гости к куму в Москву. Пришел он на станцию, ходит по перрону с котомкой за плечами, на ногах лапти, подпоясан красной опояской. Подходит к нему стражник и спрашивает его: «Куда, мужик, едешь?» «В гости к куму, в Москву», отвечает он. Стражник подал мужику проездной билет. Приехал он в Москву, а там его опять встречает стражник (так называл мужик всех, кто ходит в светлых пуговицах на платье и с кокардой на шапке). Посадил стражник мужика на первого извозчика и повезёт его тот к царю в хоромы.

Пока мужик гостил у кума в Москве, царь снарядил отряд плотников. Они отправились к мужику в деревню с заданием выстроить на том месте, где стоит захудалая избёнка мужика  двухэтажный дом, что б на верхнем этаже была жилая площадь, а на нижнем  – магазин. Поручил царь нанять приказчика и заполнить магазин товарами, а отчитываться приказчик должен будет перед кумом. Но обо всем этом мужик не знал.

Погостил мужик у кума в Москве и поехал домой в свою деревню. Но уже не в лаптях и не в катаной шляпе, а в одежде из московских нарядов. Приехал домой, идёт по своей деревне, а деревенские навстречу ему идут, здороваются, да величают Иваном Михайловичем. И думает мужик про себя: «Видно узнали, что я у царя Петра Первого в гостях был». Подходит он к тому месту, где жил и найти свой дом не может. Стоит на том месте  двухэтажный дом, а внизу - магазин и вывеска. И понял мужик, что это его дом, когда увидел на балконе жену и своих ребятишек.

Вот, так сроднился деревенский бедный мужик с царём Петром Первым.

 

Продолжение следует


  • 0

#66 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 04 Апрель 2018 - 22:00

Из истории железнодорожного цеха СМЗ

В 1912 году на Нижнесалдинский завод прибыл первый танкоманевровый, трехосный паровоз. Обслуживал он два завода - Нижнесалдинский и Верхнесалдинский до 1918 года.

В 1918 году Верхнесалдинский завод получил такой же паровоз.

Первыми машинистами паровоза на Нижнесалдинском заводе были: Люханов Павел Яковлевич, Банников Дмитрий, Калягин Григорий и Бойцов Федор Степанович. Кондукторами работали: Углов Михаил, Кузнецов Федор, Зуев Николай Тимофеевич, Углов Василий Петрович и Солдатов Павел Артемьевич.

Начальником железной дороги был Шишарин Павел Николаевич.

Имелось четыре пути, протяженностью пять километров (сейчас 35 км). Внутри завода ходил узкоколейный паровоз, называли его Карлушка. Возил он слитки на прокатку и шихту для мартена, просуществовал до 1937 года. Машинистами на нем работали: Слобцов Алексей, Воронов Александр и Шумилов Иван.

Из воспоминаний кадровых рабочих, зарплата, например, у машиниста паровоза Люханова была хорошая, поскольку специальность эта была ценной. Жил он роскошно, с работы его увозили на тройке лошадей, да и гулянки разные его тоже возили на лошади.

Железная дорога и паровоз находились в подчинении Тагильского отделения дороги до 1918 года. Работали машинисты по 12 часов. Свободного времени было много, а прибытия груза мало. В кондукторской стояли койки для отдыха.

Пьянство и картежная игра в те годы начальством допускались. Порой приходили на работу с гармонью или балалайкой. Столовых не было и каждый носил пищу из дома. До прихода новой смены с работы уходить не разрешалось.

В 1922 году на Нижнесалдинский завод прибыл паровоз серии «АБ», арендованный для поездок в Алапаевск по руду и уголь. Машинистами на нем до 1923 года были тагильчане Бондырев и Серебрянников. Когда маршрут в Алапаевск отменили, паровоз серии «АБ» отправили обратно в Н.Тагил.

В 1926 году в Салду прибыл второй танковый, трехосный паровоз. Завод постепенно расширялся, стали пребывать и новые паровозы: в 1929 году два паровоза, в 1930 году еще два паровоза. Так, постепенно паровозный парк увеличивался. Сейчас на СМЗ 14 паровозов танковых и два  пятиосных. А всего 16 паровозов, 5 грузоподъемных кранов и 50 вагонов.

 

Мужичок-простачек по имени Варнак

Жил в одной деревне мужичек-простачок и звали его Варнак. Жил он одиноким и не было у него ни кола, ни двора. Всю жизнь ходил по работникам, кто позовет - не откажется. С девушками не хороводился, а потому и не женился. У кого работал, у того жил и питался. Зарплату не выряжал, что дадут, то и ладно.

Взялся он однажды у одного мужика выкосить покос. Выкосил покос, надо идти домой, а время позднее, да и сам устал. Вот и лег он отдохнуть в покосную избушку. Всю ночь моросил дождь, а овода появилось тьма-тьмущая, будто кто горстями бросает. Лезет мошка и комары в глаза, во все дыры лезет овод в избушку. А тут еще пришли гульные кони к избушке. У одной не шее колоколо. И вот она встала к избушке и чешется об угол головой, бренчит колоколом, не дает уснуть Варнаку.

Не вытерпел мужик звона, соскочил с полка, схватил палку и с руганью погнал коней от избушки. Кони побежали на луга к речке, Варнак за ними. А берег-то был крутой, после дождя землю присклизило. Варнак поскользнулся и упал, да так сильно ударился об землю, что кальсоны от удара на нем лопнули и в грязи, да глине вывозились.

С трудом мужик поднялся, дошел до избушки, а возле нее костер горел. Подложил он в костер сухих сучьев, снял с себя грязные, рваные штаны. Надел чистые, а грязные свернул и положил в лукошко. Утром встал, взял лукошко и пошел домой.             

Пришёл к хозяину, хозяйки дома нет, а хозяин лежит пьяный без штанов, штаны возле койки валяются на полу. Варнак достал свои грязные штаны и обменял их на хозяйские.

Хозяйка вернулась, увидела, что муж лежит, стонет, да еще и голый. Да как ударит его по голой заднице, приговаривая: «Вот тебе, рыжий пес! Не будешь в штаны ходить, как в туалет». А он умоляет жену: «Аннушка, подай стаканчик!» «Вот тебе журнастый дьявол!» и  показывает ему фигу. А он как взмолится и говорит: «Ей богу все помню, как в штаны наклал!»

 

Как Варнак на поезде ехал без билета

Однажды Варнаку приснился сон, что он на золотых приисках, в переработанном грунте, нашел самородок золота и сразу же разбогател. Встал утром Варнак и решил на самом деле искать счастье свое. Собрался и пошел к пассажирскому поезду, ехать на золотые прииски. Купил билет и с первым поездом поехал.

На прииске он работал с группой людей, которые старались в отвалах уже промытых песков. Ничего он там найти не смог, с трудом питался на скудную добычу, а потому вернуться в свою деревню было не на что. Денег нет, а дорога дальняя.

Как бы то ни было, а ехать домой надо. Вот и сел он на поезд без билета. Каждый перегон, где меняются железнодорожные бригады, контролеры проверял билеты у пассажиров поезда. И каждый раз били Варнака ладонью по лицу, поняв, что взять с него нечего.

Вот пассажиры спрашивают Варнака: «До куда едешь?» А он им отвечает: «Не знаю. До куда морды хватит».

 

Как Варнак отомстил торговцу мясом

Как-то раз Варнак работал у торговца мясом и тот с ним плохо рассчитался. «Как бы мне отомстить торговцу?», подумал Варнак и придумал.          

Однажды, за день или два до Рождества Христова, он пошел на базар и увидел, что у лавки торговца стоит большая очередь, покупают мясо.

Подошел он к лавке, а на прилавке было разложено коровье осердье. Варнак и говорит торговцу: «Ты, Федор Матвеевич говорил, что осердье продаешь без легких. А лёгкие оставляешь себе и расходуешь их взамен салфеток для задницы!»

Как услышали покупатели, что сказал Варнак, так и пошли из очереди. Идут, морщатся, да плюются.

 

Как Варнак осердился на бутылку

Была у Варнака пила, а тут подошел очередной праздник. «В праздник люди выпьют, а мне не на что», говорит Варнак сам с собой. Вышел он во двор, увидел пилу и говорит: «Эх, пила! Так, вот, ты, пила, а теперь я тебя продам, и тоже пить буду».

Продал пилу, купил бутылку водки. Сел на обочину дороги к канаве. Сидит, выпивает. Выпил бутылку и тут же свалился в канаву. А дождь льет, как из ведра. Проснулся, увидел пустую бутылку и говорит: «Я за тебя денежки платил, а ты меня за это в канаву». Привязал к горлышку бутылки веревочку, тащит ее по канаве и приговаривает: «Нет, подружка, не все тебе меня валять. Надо и тебя повалять».

 

Продолжение следует


  • 0

#67 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2018 - 11:23

Как Варнах поднял в деревне переполох

Пошёл Варнак на речку удить рыбу. Взял он с собой лопату червей накопать  для насадки на крючок. Идет с лопатой, стоит у ворот 6а6а и опрашивает Варнака: «Куда ты, Варнак, пошел?» А он ей отвечает: «Могилу копать на кладбище». «А кто умер-то?», спрашивает  баба. Варнак отвечает: «Иван Тимофеевич ночесь помер скоропостижно». «Да, ты что!», охает баба и бежит к соседке рассказать новость.               I

Пришел Варнак на речку, накопал червей. Сидит на берегу, рыбачит. А баба за то время рассказала соседке о «смерти» Ивана Тимофеевича, а та - другой. Идет по деревне к дому «покойника», да всем и рассказывает, кто умер.

Поднялся в деревне переполох, сбежались все к дому Ивана Тимофеевича, а он уж и ворота запер на засов, никого не пускает в избу. Озлились бабы на Варнака, всей толпой пошли отыскивать его, вооружились палками, да метлами. Идут, да ругаются.

Как увидел Варнак эту бабью армию, удилище оставил на берегу речки и бежать от баб. Дня три не казался в деревне, пока бабы не успокоились.

С тех пор бабы, как вспомнят, что Варнак одурил всю деревню, так и смеются.

 

Какой совет дал Варнак рыбаку

Сидит Варнак на берегу речки ловит рыбу, а недалеко от него сидит другой рыбак. У Варнака клюёт, то и дело ловит он рыбу, да в котелок кладет, а у соседа нет ни одной рыбки.

Сосед и спрашивает Варнака: «Ты на какую насадку ловишь? На червяка?» «Нет», отвечает Варнак. «На политань». (ПОЛИТАНЬ, или же napolitaine, неаполитанский, неапольский. Так иногда называют в обществе серую ртутную мазь.  Применялась она, как антисифилитическое лекарство. Посредством этой мази простонародье при печальной необходимости выводило лобковых вшей).

Пришел  сосед с рыбалки домой и пошел к фельдшеру. Просит у него, что бы он дал ему политани. А фельдшер и спрашивает: «Поймал, что ли?» Рыбак отвечает: «Нет, завтра поймаю!»

 

Как коврига телку съела

В деревне жил в своем доме старый вдовец старик Артем. И никого у него не было, ни сыновей, ни дочерей. В хозяйстве держал одну лошадь. Имел свой покос вблизи деревни, около скотского пасева, да небольшой клочок пехотной земли.

Пока был в силах, управлялся с этим хозяйством сам, а когда устарел, сговорил Варнака к себе жить. Варнак согласился. Вот живут они. Старик отвечает за стряпуху, а Варнак запасет дров, накосит травы, заготовит сена для лошади. Варнак помогает старику и ходит по работникам.

Пошли они однажды со стариком в страдную пору на покос косить траву, а из скотского пасева вышла телка к ним на покос. Добралась она до ихних пестерей, у ёлки они были. Открыла крышку у пестеря, вытащила ковригу хлеба, да и ест её, доедает уже.

Увидел это Варнак и кричит старику: «Артем, Артем! Коврига телку съела!» А сам 6eжит к ней с палкой.

 

Как Варнак угостил цыгана

Плохая была лошадь у старика Артёма, нужно было её заменить. Пожаловался дед Варнаку, а тот и говорит: «Хорошо, сменяем дед на хорошую».  Вскоре через деревню проездом ехали цыгане и менялись с мужиками конями. А  Варнак все ходил, да вглядывался, какая лошадь не бойкой руки, но добротная. И вот стал он торговаться с цыганом. И скоро сошлись баш на баш, только цыган выговорил себе обед и бутылку водки.

Старик Артём собрал на стол закуску, поставил водку. А Варнак в лист квашеной капусты положил чайную ложку горчицы и свернул его в несколько раз. Выпил цыган рюмку, сидит, ест куриный суп. Намазывает кусок хлеба горчицей, да похваливает: «Эх, хороша горчица!».

Дед водку не пьет, Варнак выпил одну рюмку, а цыган наливает, да закусывает. Опьянел, да, как проглотит капусту с горчицей, глаза у него встали, слова вымолвить не может. А Варнак ему сует в рот еще капусты. Оттолкнул цыган Варнака, да как фыркнет и закричит: «Уходи, сгоришь!»

 

Как дед Артем годины справлял

Деду Артёму исполнилось 75 лет. Послал он Варнака к соловальнику купить две бутылки водки. Купил Варнак водки, идет по деревне, поднял руки кверху с бутылками, пляшет и поет:

«Ни кола, ни двора,

Зипун весь пожиток.

Эх, живи не тужи,

Умрешь не убыток.

Уж ты плачь, иль не плачь,

Слез никто не видит.

А робей, да горюй

Курице обидит.

Богачу, дураку

Испокон не спится.

Бобыль гол, да сокол

Поёт, да веселится.

Вот идет он, поёт

Ветер подпевает.

Берегись богачи

Беднота гуляет.

Варнаком мужика того звали потому, что он в разговоре всегда вставлял фразу - «Вот Варнак, вот Варнак». А еще Варнак имел второе прозвище – «Коврига телку съела».

Пока Варнак шёл из кабака, по деревне плясал, да пел, ребята играли мячом и разбили у деда Артема стекло, а мяч влетел в избу. Пришел Варнак и увидел, что стекло и мяч валяются на полу, а дед сидит и ворчит. Ребятишки разбежались по домам.

Взволновался Варнак, схватил валёк и говорит: «Разобью сейчас мяч у варнаков». Встал на коленки, да как со всего маху ударит по мячу. А валёк отскочил от мяча, да как ударит Варнака по голове! Свалился Варнак, лежит на полу, глаза встали, ногами дрыгает.

Испугался дед Артём, выбежал на улицу, зовет людей на помощь: «Варнак убился!» Сбежались бабы, а Варнак глаза зажмурил, ноги вытянул. А бабы уж судят: «Вот горе-то, и хоронить не на что, и срядить не во что. В сеть завернем!» Как услышал Варнак, что его в сеть хотят завернуть и говорит: «Так нет ведь на том свете ни пруда, ни озера».

Испугались бабы: «Покойник-то ожил!», бросились к двери на выход и выбежали улицу. Стоят толпой у ворот, охают. Кто ругается, кто смеётся. А Варнак высунул голову в разбитое стекло, да как крикнет: «К нам на балаган, сходитесь дураки, несите пятаки».

Озлились бабы на Варнака, опять всю деревню одурил, двинулись походом на него. Обломали тын, вооружились и во двор к Варнаку. А тут, откуда не возьмись, идет полицейский, видит, бабы с палками лезут. Стал разгонять баб, те не идут, да еще с палками на него. Удрал от них полицейский.

А Варнак закрыл дверь на крюк, а сам залез на печку, да из-за трубы выглядывает, не лезут ли бабы в окно. А дед Артём ходит по избе, крестится, да бога просит: «Господи, когда же бабья война кончится?» Да на Варнака ногой топает: «Не вылезай, изобьют обоих».

 

Продолжение следует


  • 0

#68 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2018 - 19:01

Скандал в доме терпимости

По вековой традиции в губернский город каждый год по санному пути съезжалось на ярмарку множество народа – купцы, крупные и мелкие торговцы с товарами, кустари, промысловики, рыбаки, крестьяне из деревень с продуктами и кустарными изделиями. Покупатели имели возможность купить редкие для них товары. На ярмарку приезжали и дельцы «карманной выгрузки», разное жулье  и «глазун бобылий».

Поехал и Варнак. Увидел рекламу, а в ней приглашение на работу швейцаром в дом терпимости. Поступил Варнак швейцаром. Развешивал на вешалки одежду посетителей этого увеселительного заведения. Дом этот особенно любили различные  ухари-купцы и подобные им граждане.

Но в первый же день своей работы Варнак так напутал выдачу бирок, что и сам не смог разобраться и выдавал посетителям чужие пальто. Получился скандал. Посетители отказывались от чужой одежды, а некоторые жулики воспользовались этим и оделись в купеческие шубы и собачьи яги. Да и деревенские мужики сменили немало своих полушубков на барскую одежду. А Варнака пьяные купцы стали трясли за ворот и требовать свою собственную одежду. Добрались и до владельца этого дома, а тот вызвал полицию.

Варнака арестовали, и пошло следствие. Следователь вскоре установил, что у Варнака не было даже помысла к какому нибудь мошенству и личной наживе. А произошло всё по его неграмотности. Он не только, не мог читать, но и не знал ни одной буквы и цифры. Понадеялся на свою память и все перепутал. Варнака освободили, и он уехал, а куда, никто не знал.

А вскоре, дело дошло до того, что потерпевшие завалили жалобами следственные органы и даже волостные губернские суды. Останавливали людей на улицах, на ком подозревали или опознавали свою одежду. Пытались без решения суда снять её с человека, а потому возникали драки.

Жены потерпевших тоже подняли скандалы, когда узнали, что их мужья гуляли с девками из борделя и прогуляли свои тулупы и шубы. Дело доходило до разводов.

При разборе жалоб пострадавших, во всех органах и судах, без прямого виновника дело ни как не двигалось. А хозяин дома терпимости откупился от ответственности.

Пошёл тогда розыск Варнака. В деревню свою он не появлялся. Дело это длилось не дни и месяцы, а годы. И все же полиция разыскала Варнака в другой губернии. Он работал кучером у попа Василия. Но задержать его не успели, поскольку поп Василий, вместе с кучером Варнаком и лошадьми утонул, провалившись в полынью пруда по последнему санному пути…

В этом рассказе есть и часть правды. Поп Василий действительно утонул в пруду в Нижней Салде в начале XX века, вместе с кучером и лошадьми, и был похоронен в церковной ограде Александровского собора.

 

Анекдоты

Внук спрашивает свою бабушку: «Бабушка, ты скоро умрешь?»

Бабушка в ответ интересуется: «А для чего тебе, Петя, нужно про это  знать?»

А внук и отвечает: «А умрешь, так я хоть покручу твою швейную машинку».

 

На дворе весна, жара, засуха, все пожелтело. Бабы говорят: «Дождя бы надо. Вот тогда бы все вылезло из земли!»

А молодой человек услышал их и спрашивает: «Неужели и моя теща тоже вылезет? Уж больно негодная была...»

 

Учитель рассказал ученикам правило обращения к нему с просьбой сходить в туалет во время урока: «Нужно встать и поднять руку. Если вам надо сходить по маленькому, то нужно поднять руку с одним пальцем, а если по большому, то с двумя».

Начался урок. Один ученик встал, поднял руку и показал палец согнутый крючком. Учитель и спрашивает его: «Что это означает, мальчик?» А тот отвечает: «А пукнуть можно?»

 

Как сват свата угощал

Жили два свата. Один из них, как встретится со своим сватом, так все приглашает его в гости.

И вот пришел сват в гости к свату, сидит, да табак нюхает. «Вот сват», говорит сват-хозяин: «Уж больно хорош мой табачок, понюхай еще». И сколько было табаку в табакерке, все вынюхали.

Сват-хозяин насыпал еще табаку в табакерку: «Нюхай, сват еще, табаку хватит. Вынюхаем, снова насыплю. Редко ведь ходишь ко мне. Да приходи со сватьей».

А сват-гость и отвечает: «Да, жена-то у меня, сват, табак не нюхает».

 

Как Савка Мосякин корову продавал

Продавал Савка Мосякин корову. Пришёл покупатель и спрашивает: «Продаешь, говорят, корову?» «Продаю», отвечает Савка: «У меня ничего не стоит».

Вот стоят они во дворе с покупателем, да рядятся. Покупатель спрашивает: «А какой, Савва, толщины у молока  снимок?» А Савка отвечает: «А я не мерял», и показывает на своего трехлетнего внука. «А вот мой внучек встанет, бывало, ногой на снимок и продавить не может!»

              

Как мужик Рымушка надел на вора бобровую шапку

Приехал мужик по прозвищу Рымушка на покос по сено и видит, что  кто-то у его стога воз сена наклал и утягает его веревкой. Подъехал он к вору и спрашивает: «Ты, браток, мне вроде страдовать не помогал, а сено кладешь?»

«А разве это твое сено?», отвечает вор. «Ну, если оно твое, то я складу его обратно в стог».

«Нет уж, браток, так не пойдет. Увезешь сено ко мне домой и на сарай смечешь!», говорит мужик.

«Ну, ладно», соглашается вор. «А как же ваша жена? Она же меня не знает и во двор не пустит».

«Да, пожалуй, ты прав», подумав, ответил мужик. «Тогда надевай мою бобровую шапку, а свою дай мне. По шапке она и поверит, что это я тебя послал».

Надел мужик на вора свою шапку и с тех пор ни сена, ни шапки больше не видел.

 

Продолжение следует


  • 0

#69 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 06 Апрель 2018 - 21:42

Три прозвища одного человека

Жил в Салде Егор Лужин. И если бы у него не было прозвища, наверно, бы и никто не знал, что он существует на свете. Жил он и мирно работал в лесу на куриях. По социальному положению был он бедняком и вдобавок совершенно неграмотным. Нигде его не было видно в общественной жизни, а прозвища меж тем имел аж три.

Свое первое прозвище он получил после того, как выдувал у невесты клеща. Второе, за то, что всем говорил в 1918 году, что когда белые придут, то всем по мешку муки дадут, а кто живет в краю улицы – по два. И третье, после того, как отступал в 1919 году вместе  с белогвардейцами на козлушке, а воротился обратно домой пешком, таща на себе шкуру козы.

Все его ошибки были сделаны по причине его неграмотности и отсутствия всестороннего развития. Тот, кто его агитировал бежать от красных, ехали на лошадях и тянули за собой ценное имущество. А Егор уезжал на козе, поскольку ничего у него в хозяйстве ценного окромя козы не было.

И стали Егора за это дразнить, вначале дети, а потом и взрослые со смехом спрашивали: «Erop, а Егор. Расскажи, как ты отступал на козе?» И он простодушно рассказал  им и про отступление на козе, и как он выдувал клеща у своей невесты, и от кого он по наслышался, что белые будут давать по мешку муки.

С тех пор и стали его все узнавать на улице, и вся Салда кричала ему при встрече: «Клеща выдувал невесте! Продай Егор муки! На козлушке отступал!»

И так  было со дня его женитьбы и до самой смерти. А умер он в глубокой старости в тридцатых годах ХХ века.

 

Народные сказки

Ванька Черный

Было это в старину в государстве Сибирского княжества, когда служил я на военной службе у князя Сибирского.

В дремучих лесах сибирской тайги жили разбойники, которые грабили проезжих купцов с товарами. На той таежной дороге стоял одинокий дом с дворовыми службами и харчевней. Дом тот был с двенадцатью комнатами. В одиннадцати комнатах было богатство хозяина дома, бывшего каторжанина, получившего на каторге кличку «Дракон».

После отбытия наказания Дракон на половинном пути  дороги  от ворот Урала в Сибирь до Дальнего Востока построил тот одинокий дом.

Об этом доме, на военной службе, я слышал легенду, что хозяин  дома Дракон, был руководителем шайки разбойников в Сибирской тайге. Грабил проезжих купцов, путников, возвращающихся с Дальнего Востока домой с золотых приисков и охотников, идущих с охоты с пушниной из Сибирской  тайги.

Говорили, что Дракон живет в этом доме со своей дочерью-красавицей Алёнушкой, которая обслуживает в харчевне проезжающих. Сам Дракон гоняет ямщину, а в одной из двенадцати комнат заточен колдун. Спит колдун в печи голый с головы до ног. Не пьет, не ест и не умирает с голоду.

Но настоящую истину о Драконе сказать никто не мог. Слушал я эту легенду и думал: «Вот когда закончу военную службу, сдадут мне денег на дорогу, найму ямщика на тройке лошадей  и поспешу, как можно скорее до дома Дракона».

Кончил я службу весной. Дорога была грязная, в рытвинах и трясинах стояла вода, а я все спешил, подгонял ямщика. Доехал до того дома и остановился в нем на несколько дней. Хозяин меня почтенно принял. Это был стройный, пожилой мужчина, лет шестидесяти, с широкой бородой, высокого роста.

Питался я в харчевне, и обслуживала меня та самая красавица Алёнушка. Прожил я несколько дней и стал рассчитываться за услуги, а деньги принимала Алёнушка. В наш разговор вмешался хозяин дома и стал уговаривать меня не спешить уезжать и не взял с меня даже деньги за услуги. Обещал, что не останется передо мной в долгу, отвезет меня до первого перегона этапных домов. И я согласился.

Тогда он подал мне ключи от 12 комнат и сказал, что в одиннадцати комнатах можно посмотреть его богатство.  А  в двенадцатую комнату запретил заходить и открывать её. Наказал это мне и  уехал.         

На другой же день, как уехал хозяин, я все одиннадцать комнат осмотрел. Комнаты были украшены  драгоценностями и бриллиантами. Золотые и серебреные вещи и позолоченные стены своим блеском ослепляли глаза. На стенах висели мечи и стрелы с наконечниками, заряженными смертельным ядом. И я подумал, наверное, поэтому всегда не весела и задумчива красавица Алёнушка. И для чего этот музей драгоценностей в глуши сибирской тайги?

С Алёнушкой к тому времени я уже познакомился. Чувствовалось, что она своей жизнью  не довольна. Не видит она духовной жизни человека. И мне стало жалко её до глубины души.

В тот же день я нарушил обещание, данное мною хозяину, не ходить в двенадцатую комнату. Открыл я ту комнату. Это была совершенно свободная от украшений и мебели  комната. В ней стояла одна печь, покрашенная бирюзой, такая, какой я никогда не видел. Заслонка печи горела, как диск солнца, издавала лучи на свет окна. На стенке, напротив печи, висел большой портрет генерала с подписью внизу - «Ванька Черный». В комнате никого не было, а в печи был слышен храп человека. Я испугался, выбежал из комнаты и закрыл её на замок.

Таинственная комната не давала мне спать всю ночь. Мне хотелось узнать, кто же спал в печи и храпел. После долгих раздумий, я набрался храбрости и рано утром, когда еще спала Аленушка, пошел в ту комнату. Открыл дверь, взял клюку, боясь открыть заслонку руками. Зацепил клюкой за заслонку и уронил на шесток. От удара заслонки об шесток, печь раздвинулась  на две половины, и передо мной в печи встал человек в чине генерала.

Я вытянулся в струнку по стойке смирно и отдал ему честь. Он мне взаимно ответил и сказал: «Я от тебя теперь не отстану. Куда ты пойдешь, туда и я с тобой пойду. Спасибо тебе за моё освобождение». Сказал  и исчез. Это был тот самый генерал, которого я видел на портрете в комнате. Печь сдвинулась снова, я закрыл ее заслонкой, вышел из комнаты и закрыл её на замок. Ушёл к себе  и лег в постель.

Спать я, конечно, уже не мог. Был в раздумье, что мне дальше делать. Оставаться в этом доме, или уходить немедленно. Но мне было жаль Алёнушку. Мы с ней уже полюбили друг друга. Да и денег у меня не было, чтобы нанять ямщика.

Утром, встав с постели, я завел разговор с Алёнушкой и признался ей, что открыл двенадцатую комнату и увидел в печи человека, портрет которого висит на стене. «Кто он такой?», спросил я Аленушку. «И зачем он закрыт в печи?»

И она мне все рассказала: «Тот человек, что жил в двенадцатой комнате и спал в печи – это мой родной отец. Я не дочь Дракона, а его пленница. Дракон - бывший разбойник, атаман разбойничьей шайки в Сибирской тайге, который грабил купцов и путников. Отбирал у них все добро и убивал. Награбленное добро отправлял за границу, где менял  на бриллианты, золото и другие драгоценности.

А отец мой был командующим войсками у Сибирского князя, которые боролись с разбойничьими шайками. Уничтожил отец разбойников, но Дракон  остался жив и построил  этот дом на дороге. Снова сколотил шайку разбойников.

После того, как были уничтожены разбойничьи шайки, мой отец ушёл в отставку. Ходил по тайге, охотился, был следопытом и меня  брал с собой. В тайге тогда не было грабежей и разбоев. Но однажды, когда мы были с отцом на охоте, на нас напали разбойники Дракона и пленили. Дракон узнал моего отца, но убивать  не стал, вынудив дать клятву черту  и  отдать ему душу после смерти. За это черт дал отцу волшебную силу. Дракон хотел использовать отца в грабежах и разбоях, но тот отказался. За отказ Дракон топил его в море, но он не утонул, бросал в огненную лаву, но он не сгорел, рубил ему голову, но меч ее не брал. Тогда Дракон заточил его в эту печь и стал морить  голодом, а я кормила отца крадучись.  Ты нарушил обещание не входить в двенадцатую комнату. За это Дракон нас убьет обоих, или заточит в эту печь».

Как только  Алёнушка это сказала, явился ее отец и сказал нам: «Не бойтесь, дети мои, со мной не пропадете. А теперь послушайте меня. Дракон справляет со своими разбойниками годовщину шайки. Можно ожидать гостей. Наставьте вина на столы со смертельным ядом, а встречайте за воротами гостей с чистым, не отравленным вином и с закуской». Сказал и исчез, как и не было.

И вот послышались тюремные, каторжные песни и брань. Гости подъезжали к дому Дракона. Я наскоро схватил две бутылки вина и позолоченные рюмки, а Алёнушка поставила на серебряном подносе закуски.

Вышли за ворота, встретили гостей, с добрым словом и чистым вином. Пригласили в харчевню к столам. По рюмке выпили все гости враз, и вдруг поднялся шум, разбойники схватились в драке. Но вскоре всё затихло, зашли они в харчевню, расселись по столам. Не дождавшись Дракона, выпили по рюмке отравленного вина и все легли замертво.

Явился тут генерал - отец Аленушки, с мечом в руках, а за ним следом вошел и Дракон. Схватились они в поединке. Вот генерал одним ударом выбил из рук Дракона меч и тот сдался. Генерал и говорит: «Теперь давай сведем с тобою счёты. Убивать я тебя не буду. Всё отдам тебе, чем я был награжден тобой». И запер Дракона в печь в двенадцатой комнате.

А потом и  говорит нам: «А теперь вам с Алёнушкой надо пожениться». И спрашивает нас, согласны ли мы. А мы оба были согласны. Обручение у нас было простое. Принёс генерал из комнат два  золотых кольца, благословил нас, и мы с Аленушкой обменялись кольцами. А свадебную гулянку мы отложили на несколько дней.

Генерал вызвал чёрта и сказал ему: «Теперь мы с тобою расторгаем договор. Отдам я тебе душу Дракона и двенадцати разбойников. Согласен?»  А черту этого только и надо было. Забрал он двенадцать мертвецов, а душу Дракона готов был забрать после того, как то умрет с голоду в печи.

«А теперь», сказал генерал. «Снимите с меня маску. Отныне я не Ванька Чёрный, а Народный Мститель!»

С тех пор в Сибирской тайге установилась тишина. Остались мы с Аленушкой жить в этом доме. Принимали приезжих, я гонял ямщину. А отец наш занимался охотой в тайге, собирал редкие экземпляры камней и создавал коллекции.

 

Продолжение следует

              

 

 

 

 

 


  • 0

#70 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 07 Апрель 2018 - 22:41

Как попала птичка в сеть

Однажды наш отец на охоте услышал песню, пела её женщина. Пела далеко, и он пошел на звуки этой песни. Когда он стал подходить к тому месту, песня затихла. Только на кусте бузины, недалеко от старого сибирского, почти пересохшего озера, трепала крылышками, но не могла подняться на крыло птичка-невеличка. Крылышки той птички были золотые, гребешок серебреный, а хвостик горел, как звездочка.

Отец увидел, что птичка запуталась в большой сети паутины, и освободил её. Вспорхнула птичка, села на сук старой березы в образе красавицы девушки и говорит человеческим голосом: «За добро твоё - расплачусь добром. Что прикажешь мне, то и выполню. Где бы ты ни был, я тебя найду». Вспорхнула девушка-птичка и улетела.

Наш отец всегда говорил, что имущество Дракона мы должны раздать бедным семьям. Как оно пришло к нам без затраты труда, так оно и должно уйти. «Ситцевая рубашка, нажитая трудом, дороже шелковой, дарёной», так он нам говорил.

Время шло, а мы с Аленушкой все еще не справили свадьбу. И подготовили мы её ко дню рождения отца, ему исполнялось шестьдесят лет.

Когда мы гуляли, отец сказал: «Так бы и пригласил эту красавицу-птичку поздравить нас с  праздником!» И вдруг тут же появилась птичка-невеличка. Встала она перед нами в образе девицы и отрекомендовалась Королевой пернатого мира Сибирской тайги. Мы пригласили нашу гостью за стол. Налили ей бокал шампанского. Она нас с Аленушкой поздравила с законным браком, а отца с днём рождения.

Гуляли мы всю ночь до утра, а в конце нашего бала отец попросил Королеву тайги разнести бедным  письма, с просьбой приехать к нам за получением имущества.

Пришла осень, птицы полетели в теплые края, раздавая по пути письма-приглашения, и пошёл к нам народ. Так мы раздали беднякам все ценности Дракона. Люди стали строить дома  и оставались в них жить. Так началось заселение Сибирской тайги.

 

Как старуха обманула дьявола

Жили старик со старухой, жили бедно. Вот пошёл старик в лес по дрова с веревочкой. Попадается ему на встречу дьявол в образе человека и спрашивает: «Куда, дедушка, путь держишь?»

«В лес по дрова», отвечает старик.

«Возьми меня в работники»,  напрашивается дьявол.

«Да, что ты выдумал, сынок. Живем мы так бедно, что себя прокормить не можем».

«Не бойся, возьми меня, станешь богатым. Я ведь, дедушка, все равно не отстану. Возьмешь – пойду, и не возьмешь - пойду с тобой».

Делать не чего, согласился старик. Нарубили они дров, и пошли домой вместе. Шел старик, шел и вдруг сто рублей нашел. Ещё пошли - двести нашли.

Приходит старик домой, обращается к старухе: «Вот, старуха, работника я взял».

А старуха закричала на старика: «Нам с тобой самим есть нечего, а он, дурень, еще работника привел!»

«Молчи, молчи старуха!», и старик показал ей деньги.

Немного пожили они втроем, работник-дьявол и говорит старику: «А давай заключим с тобой договор. Если ты меня обманешь в течение трех лет хоть один раз - прощен будешь с должком, а не обманешь - я из тебя душу выну!»

Вот так и живут дальше. Прошел год, за ним второй, а следом - еще полгода. Старик ввиду стал худеть. Старуха смотрит на него и говорит: «Бедно мы жили с тобой, но ты у меня был хороший, а теперь живем хорошо, а ты все хуже и хуже».

«Ничего-то ты, старуха не знаешь», вздохнув, ответил старик. «Осталось мне жить всего полгода».

А она ему: «Пошто так, зачем?»

«А вот так и так», отвечает старик. «У нас с работником-дьяволом был договор. Если я его не обману за три года хоть раз, он из меня душу вынет, а если обману - в расчёте будем. Прошло уже два с половиной года, а я все ещё его не обманул. Не могу придумать как, поэтому-то я и худой».

Выслушала старуха и говорит: «Ладно, старик, обманывать работника буду я!»

Приходит работник в дом, а старуха ему и говорит: «Теперь вместо старика договор буду выполнять я. Если в течение полугода не обману тебя, обе души наши забирай себе. А если обману, то чтоб мы со стариком остались живы». Согласился работник.

На другой день утром рано старуха кричит: «Работник, иди-ка сюда! Тебя как зовут?»

«Ман», отвечает работник.

«Так, вот Ман. Волос, который растет у меня на бородавке, я сейчас выдерну, а ты выправь его и сделай прямым. Видишь, как он свился из кольца в кольцо».

Работник согласился. Выдернула старуха волос из бородавки и подала работнику. Он стал его править. Но как бы он его не правил, вьется волос по-прежнему из кольца в кольцо.

Старуха наложила в утюг жару, стала гладить белье и говорит работнику: «Ничего у тебя не выйдет». А сама подложила в утюг ладану и ушла на кухню. Работник схватил утюг и давай гладить волос, да и сжег его. А ладан, как закипит, да дал такой запах, что работник бросил утюг и убежал. А старуха ему кричит вдогонку: «Дурень, ты, дурень! Разве этакое-то делают - волос утюгом горячим правил!»

Убежал дьявол и больше уже не требовал должок со старухи и старика. Испугался ладану и  волос сжег. С тех пор и появилась поговорка: «Боится, как дьявол ладану».

 

Не то сказка, не то сон

Это было давно, когда мне было шесть лет. Отец мой поехал купить хлеба для нашей семьи. Запряг пару лошадей и меня взял с собой на заднюю лошадь. Подгонять её в дороге, чтобы она не отставала от передней лошади, на которой ехал отец.

Одет был я в дедушкин тулуп, на голову одели мне шапку-ушанку, на ноги валенки, а на руки шубенки. Ехали мы днём и ночью. Стоял сильный мороз, долго не насидишься на дровнях. Пока мы ехали одни с отцом, ехали на шагу. Я слезал с дровней и шел пешком, чтобы согреться, а потом садился снова на дровни.

Не помню уже, в каком селе, мы купили пшеницы, положили мешки на обои дровни и поехали домой. Дорогой мы нагнали обоз, ехали мужики, тоже с хлебом. Мы оказались последними за обозом, а моя лошадь шла позади всех. Я слез с дровней, чтобы согреться, пока ехали шагом. В это время передняя лошадь пошла рысцой, а за ней и все остальные. А я как раз немного отстал от своей лошади, а тут и совсем отстал, и догнать уже не смог.

И остался я один на дороге, никто не хватился меня, а на крики мои никто не отвечал и отстал от отца. Шёл я дорогой, когда не было свороток, а тут дошел до того, что дорога раздвоилась на две. Куда идти дальше, по какой дороге не знаю, а уже ночь и обе дороги идут лесом.             

Шел я, шел и дошел до одинокого дома на обочине дороги, а в окне огонек горит. Зашел в него, жила в том доме одна старуха. Рассказал я ей, как я отстал от отца. Она меня накормила и отвела мне место на голбчике, где я лег спать и сразу уснул.

Ночью приехали к дому на лошади два здоровых мужика и спрашивают старуху: «Кто это спит на колбчике?» И слышу, старуха рассказывает им, как я попал к ней ночевать. А они и говорят, что возьмут меня с собой. Я обрадел, что они меня увезут домой, в нашу деревню. Взяли меня с собой. Доехали мы до какого-то села. Они остановили лошадь на краю деревни возле нового дома. Ворота у него новые и амбар в ряд с воротами стоит. Подошли они к амбару, подняли какой-то машинкой угол амбара и говорят мне, чтобы я лез в амбар в образовавшуюся дыру.

Я залез, за мной следом залез один из мужиков, а второй толкнул к нам в амбар пустые мешки. Взял мужик мешок и подает его мне, что бы я держал, а сам стал насыпать в него пшеницу. Я держу, а он сыплет. Как насыплет мешок - выталкивает его на волю. Тот мужик, что остался на воле, берет его и кладет на дровни. Так мы нагрузили полные дровни мешками с пшеницей. Вылез мужик из амбара, спустили угол, а меня оставили в амбаре и уехали.

В амбаре я тихо просидел до утра, боялся подать голос. Дверь входную я нащупал в потемках. Утром вышел хозяин в ограду, лошади заржали, видимо в эти часы он давал им овса. Как только он отворил амбар я бежать, но он меня поймал. Бить он меня не бил. Расспрашивал, как я попал в амбар, а потом увел меня в избу. В то, что я не знаю тех мужиков, он мне не поверил. Держал меня до весны у себя, выдавая за родственника, а сам все пытался добиться, чтобы я рассказал, кто были эти мужики.

Видит, что я ему ничего не скажу. И весной, когда началось половодье в реке, посадил меня в бочку. Вставил дно от той же бочки, с дырой от пробки и увез на реку. А там столкнул бочку в реку. Плыл я в бочке сутки, не зная куда  плыву. Уперлась бочка в плотину. Вытащили бочку люди, но не потому, что знали, что я в бочке, а просто для своих нужд. Вылез я из бочки, смотрю, а ведь, это наша деревенская плотина и мельница на ней стоит.

А дома все это время шли розыски воров и меня.     

 

Продолжение следует


  • 0

#71 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 08 Апрель 2018 - 12:42

О Емеле Простачке,  Живой и Мертвой воде

Было на свете два государства. Одно было Богатое, а другое Бедное. В Богатом государстве был царь Булат, а в Бедном Султан. У богатого царя была коварная дочь, а у бедного было три сына. У богатого царя была Живая и Мертвая вода и люди не звали болезней. А бедный царь сам болел, и люди его болели разными лихорадками. Жили они по соседству и никогда не ссорились.

У бедного царя два сына были бездельниками, а третий – Емеля-Простачек. Братья Емели занимались гулянками, ни чем отцу не помогали. Емеля любил лошадей и ухаживал за ними, а в свободное время посещал кабаки, да трактиры. Водку не пил, а прислушивался, как люди живут и что говорят.

Царь Булат Живую и Мертвую воду не продавал, а держал в секрете. И вот царь Султан послал своих двух сыновей-бездельников украсть у царя Булата Живой и Мертвой воды. Снарядил он их в царскую одежду, дал им золота и серебра, да добрых лошадей оседлал.

Уехали братья за Живой и Мертвой водой, а Емеля похаживает по кабакам, да трактирам и все прислушивается, что люди говорят. И все что ему нужно за ухо закладывает.

Прошел год, два и три. Царь Султан не получил от сыновей ни письма, ни весточки. А Емеля уже знает, что братья его в каждом городе останавливались и прогуливали с девушками отцовское золото.

Емеля и думает: «Пойду-ка я сам за Живой и Мертвой водой». Просится он у отца отпустить его на чужую сторону, поскольку узнал он много о богатстве царя Булата, его дочери и государстве, о Живой и Мертвой воде. А отец ему все отказывает: «Куда ты пойдешь на чужую сторону? С твоим ли умом ехать в дальний путь?» А Емеля все просится, да просится. Так и не смог устоять отец против просьб его.

Снарядил Емелю, дал ему коня любимого, черкесское седло и шелковую узду. Поехал Емеля на коне своем, а конь-то его гнедо-карий, как срисованный с картиночки. Ушами прядет, головой на ходу качает. Идёт, не идёт, а бежит, земли не касается, седока своего подбадривает.

Едет Емеля по дорожке столбовой, по деревням, селам, городам и хуторам. Останавливается и всё опрашивает встречных, чтобы не сбиться с дороги и то государство найти, где находится Живая и Мертвая вода.

В одном городе Емеля сменил старую одежду со стеклянными пуговицами. Пуговицы на новой одежде внутри были надуты, как пузырь. Через несколько дней он подъехал к границе своего государства, а дальше была уже чужая земля и дорога делилась на три поворота. На них было написано: «Влево пойдешь - коня потеряешь, вправо пойдешь - погибнешь сам, а прямо пойдешь - женишься, а домой тебе не бывать».

«Куда деваться, кто дал бы совет?», сказал Емеля вслух. И тут он решил на коня своего положиться и повод из рук отпустил. Лошадь пошла по прямой дороге. Ехал он через горы высокие, степи широкие, через буйные реки и дремучие леса.

Вот стал Емеля подъезжать к небольшой деревушке и увидел, что из лесу шагает старичок. Сравнялся он с Емелей и спросил: «Куда путь держишь, молодой человек?»

А  Емеля ему в ответ: «Еду я туда, где есть Живая вода и Мертвая».

«По доброй воле ты едешь, или с принуждением?», спросил старик.

«Отец мой давно болеет», ответил Емеля.

«За благородное дело ты взялся. Быть может, я тебе и помогу», сказал старик. «Послушай меня, не гордись, что я буду тебе говорить. Дорога эта приведет тебя в хоромы царевны Булата. Она тебя встретит почтенно, пригласит отдохнуть. В спальне стоят две кровати, на ту, которую тебе предложат ложиться - не ложись. Она стоит у стены. Ложись на кровать, которая стоит первой. Делай все наоборот, что она тебе будет говорить. У кровати, что стоит у стены, есть рычажок. Нажмешь его книзу, и кровать провалится в западню. Если ты ей не понравишься, она тебя спустит в подвал вместе с кроватью.

Если ты останешься жив и попытаешься выбраться из этой страны на родину, за тобой будет погоня. Возьми этот платочек», старик подал его Емеле. «Махни платочком и скажи: «Да будут горы высокие!», и тут же появятся горы и затруднят путь погоне. Если это не остановит погоню, брось  платочек навстречу погоне и появится море».

Дал старик совет Емеле и ушел в сосновый бор.

Долго ехал Емеля до хоромов царевны. Подъехал, а у хоромов стоит каменная стена, за стеной - терем, а у ворот - охрана. Цветущий сад у терема раскинулся на несколько верст. Встретила царевна Емелю ласковым словом и угощением. Пригласила в свой терем и предложила ему с дороги отдохнуть на той самой кровати, о которой говорил старик. Емеля наотрез отказался и спросил: «Кто спит на этой кровати, что стоит рядом? По нашим традициям, если молодая девушка привела в свои хоромы молодого гостя, то она спит с ним рядом».

«На другой кровати с краю», ответила царевна. «Я согласен с Вами, но я верен традициями своей страны, где мужчина спит на крайней кровати от стены», и лег на крайнюю кровать, а царевна легла на кровать у стены. Так Емельян, как звала его царевна, и остался жить у нее, до тех пор, пока не добился расположения царевны. Время шло, Емельян думал, как узнать, где находится Живая и Мертвая вода, и добился, таки своего. Потихоньку наполнил пуговицы на одежде Живой водой и Мертвой, и наполнил ею еще и бутылки.

Узнал Емельян и том, что братья его находятся в стране царя Булата под особой охраной царевны. Емельян спустил царевну вместе с койкой в подвал, в тот самый подвал, где были заточены его братья. Освободил братьев и покинул государство Булата.

Но случилось так, что братья остались недовольны Емелей, за то, что именно он достал Живой и Мертвой воды. Решили они его убить, забрать Живую и Мертвую воду и предстать перед отцом героями. Так и сделали. Убили Емелю и забрали бутылки с Живой и Мертвой водой.

Прошло много времени, царь Султан вылечился Живой водой, привезенной двумя сыновьями, а о Емеле и думы не думает, жив он или нет.

Когда братья убили Емелю, то они не знали, что пуговицы на его одежде наполнены Живой и Мертвой водой. А меж тем, Емелю спас его любимый конь. Он стал будить Емелю от сна, разбил подковой пуговицу с Живой водой и тот ожил. Сел он на  коня и в свою страну подался. Домой во дворец к отцу не поехал, а остался вместе с конем на военной службе в своем государстве.

Прошло три года. Царь Булат пишет письмо царю Султану и требует выдать ему сына - мужа его дочери и отца двух сыновей, и угрожает Султану войной. Испугался Султан, что его Армия не выиграет битвы против Армии Султана. Письмо это было объявлено по всем войскам царя Султана. Читал это письмо и Емеля, но молчал до поры до времени. Ждал, пошлет ли отец братьев к царю Булату.

Вскоре царь Султан послал первого своего сына к царю Булату и его дочери. Царевна ответила, что это не ее муж и не отец ее детей. Тогда царь Булат потребовал выдать истинного мужа дочери, а старшего сына оставил в заложниках.

Послал Султан второго сына. Булат дал такой же ответ, пленил его и объявил войну царю Султану. Тогда Емеля поехал к отцу, рассказал ему всю правду, как было все на самом деле, и поехал к царевне и своим сыновьям.  Царь Булат устроил свадьбу. Войны не случилось. А сыновей своих царь Султан казнил за ложь и убийство Емели.

А Емеля привез свою жену в царство Султана. Царь Султан получил доступ к Живой и Мертвой воде, и с тех пор не стало в государстве  Султана болезней.

 

Продолжение следует


  • 0

#72 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 357 сообщений

Отправлено 08 Апрель 2018 - 23:01

Как Абрам заставлял своего брата тигра ошкуривать

Жили в одной деревушке два брата, одного звали Абрам, а другого – Левша. Жили они дружно, что скажет один, другой не перемолвит, сделает.

И вот пошли они осенью на охоту в тайгу. Знали, что в тайге водятся тигры и для ночевки надо строить избушку. Взяли с собой ружья, топоры, пилу и набрали харчей.

Пришли в лес, облюбовали место, где строить избушку. Построили избушку, осталось только окно вставить в стену, да навесить дверь к избушке. Абрам и говорит: «Левша, я пойду, посмотрю, нет ли, где следов тигра». Левша согласился, и Абрам пошёл, а ружья с собой не взял. Походил он по тайге, но не обнаружил следов тигра.

Пошёл обратно к избушке и уже почти подошел, как вдруг услышал хруст сучьев за спиной. Оглянулся назад, а тигр уже присел и готовится к прыжку на него. А до избушки осталось всего два-три метра. Испугался Абрам, да, как пустится бежать, но запнулся о кучу сучьев и упал. А тигр в это время прыгнул, да через Абрама и прямо в избушку к Левше.

Абрам увидел, что тигр в избушке, соскочил, захлопнул дверь и приткнул ее колом. Да и кричит брату: «Левша, давай ошкуривай тигра, а я сейчас другого пригоню!»

 

Два героя

Случай этот произошел в походе с одной группой туристов. Поднялись они на большую, обрывистую скалу, нависшую над озером, и увидели в воде человека, который звал на помощь. Но никто из туристов не хотел прыгать с такой высоты, и вдруг один из них неожиданно кувырнулся вниз головой прямо в озеро. Вынырнув из воды и едва опомнившись от неожиданности, он пошел на помощь тонущему человеку и вытащил его на берег.

Группа туристов спустилась со скалы, чтобы поздравить своего товарища, спасшего человека. Один из туристов и говорит ему: «Ну, и герой ты у нас!»

«Герой-то, я герой», отвечал тот. «Только, вот и ты мне, подлец, и помог стать героем, столкнув меня со скалы в озеро…»

 

Шел солдат походом

Шел солдат походом домой с военной службы. Зашел в одной деревне в дом к зажиточной, но скупой старухе и просит ее: «Бабушка, накорми солдатика горячим супом».

А старуха ему отвечает: «Ой, да что ты, сынок. Суп-то у меня не из чего варить».

«Ничего, бабушка. Есть у тебя в доме топор?», спрашивает солдат.

«Как же сынок, топор-то есть», отвечает старуха.

«Ну, вот», говорит солдат. «Я из топора и сварю суп».

«Как же сынок, ты из топора-то сваришь суп. Век я доживаю, а такой диковинки не видела».

«Да вот, бабушка и увидишь, какой ещё вкусный суп получится», улыбнулся солдат.

Подала старушка служивому топор и котелок и смотрит, что будет делать солдат. А тот  налил в котелок воды и положил в него топор. Поставил котелок на плиту, топившегося камина, и воду посолил. Закипела вода, вынул солдат из кармана ложку, сидит, помешивает воду, да пробует. А сам хвалит: «Вот так суп! Вот если бы сюда добавить немножко картошки, ещё бы лучше был».

«Так я, сынок, дам тебе картошки», сказала старуха и дала солдату картошки. Он искрошил её в котелок, а сам всё помешивает, пробует, да хвалит: «Вот суп, так суп! Немножко бы еще мяска покрошить, ещё бы было вкуснее».

А старушка и говорит: «Дам я тебе кусочек мяска», и  дала солдату мяса. Положил солдат мясо в суп, а сам помешивает ложкой, да пробует на вкус. А старушка все его спрашивает: «Ну, как, сынок? Каков супчик-то у тебя на вкус?»

«Да, ты, бабушка, сама попробуй-ка, какой он вкусный!», подчерпнул ложку супу и подает старушке.

Старушка хлебнула суп из ложки и говорит: «Да ведь и впрямь суп-то вкусный!»

«Эх, бабушка, ещё бы луковку покрошить в суп, язык бы проглотила».

Подала старуха солдату луковицу, тот искрошил и луковицу, сидит, ест, да нахваливает: «Вот тебе и суп из топора!»

Наелся, лег с дороги отдыхать, да проспал до утра. Утром встал, старуха и спрашивает у солдата: «Кем ты, сынок, на службе был - солдатом али командиром?»

«Командиром», отвечает солдат.

«А как ты командовал, расскажи», просит старуха.

«Ну, как тебе рассказать?», говорит солдат и берет сковородку, стоявшую на плите с мясными пирожками, которые старуха напекла утром, пока он спал. Ставит её на стол и по краю стола раскладывает пирожки один за другим. Затем сумку свою раскрыл, а устье поставил на табуретку напротив пирожков и продолжает старушке рассказывать: «Вот, предположим, что пирожки – это мои солдаты. Я их выстроил в одну шеренгу для проверки и скомандовал им: «Смирно!» Вытянулся в струнку сам, а потом дал команду по порядку номеров рассчитаться. Вот мои солдаты и начинают выкрикивать: «Первый, второй, третий…», показывает на пирожках и сталкивает их со стола к себе в сумку. «…Седьмой, восьмой, девятый. Расчет закончил!», и последний пирожок благополучно оказался у солдата в сумке.

Берёт он сумку, набрасывает её на левое плечо, на правое плечо вешает винтовку и подаёт команду: «Направо!» Поворачивается лицом к дверям и подает команду: «Шагом марш!» Идёт к двери на выход и командует дальше: «Раз, два, левой!» Так прошёл он сенками, ограду до самых полей, по улице и все командует: «Раз, два, левой!» Да так и ушёл от старухи.

Шёл он чистым полем, а дорогой поманило его по нужде. А на поле ни деревца, ни кустика, негде укрыться. А ждать, как родить, нельзя погодить. Свернул с дороги и на обочине дороги уселся оправляться. Воткнул штык против себя в землю, как укрытие, чтоб за штыком не видно его было.

Сидит и видит, идёт старуха и ругается: «Вот бессовестный, где уселся. А еще военный?»

Прошла старуха, а солдат сам себе и говорит: «Ну, старая карга и хитра, раз через сталь человека видит».

 

«Исполнительная документация»

ВОЛКОВ Степан Алексеевич, 68 лет, образование начальное, машинист паровоза,  мастер паровозного депо Нижнесалдинского металлургического завода, пенсионер. Исполняет на старинной, русской, двухрядной гармони «Кадриль», «Барыню», «Козачок», «Польку ойра», «Комаринского» и «Улочную». У Волкова вся родословная музыканты. Отец играл на гармошке-простушке, сыновья - Степан, Николай, Иван и Дмитрий - на гармошке. Их дети - гармонисты и балалаечники, племянники - гармонисты да баянисты. Сам Степан начал играть на гармошке с семи лет.

Исполнители песен:

ОРЛОВА Анастасия Федоровна, 74 года, домохозяйка, неграмотная.

ОРЛОВ Иван Васильевич, 73 года, собиратель фольклорного материала.

ЗАГОРОДНЫХ Гера Викторовна, 33 года, рабочая завода.

ВОЛКОВА Анфиса Ивановна, 67 лет, домохозяйка.

Текст и краткие запевы в конце песен:

ДУДИНА Грифира Григорьевна.

Запись песенных текстов:

МЕДВЕДЕВ Илья Петрович, 69 лет.    

ОРЛОВА Анастасия Федоровна,74 года.

ДУДИНА Фроня, 56 лет.

ДУДИНА Графира Григорьевна, 73 года.

ГУСЕВА Евдокия, 75 лет.

ФОМИНА Антонина Федоровна, 66 лет.

ЗАГ0Р0ДНИХ Гера Викторовна, 33 года.

ЖУРАВЛЕВ Михаил Лазаревич, 68 лет.

Исполнители рассказов:

МЕДВЕДЕВ Илья Петрович, 68 лет, рабочий леса, неграмотный, пенсионер.

ВОЛКОВ Григорий Сидорович, 85 лет, рабочий завода и курней, пенсионер.

КОРПАЧЁВ Павел Иванович, 85 лет, кадровый счётный работник завода, двухклассное училище, пенсионер.

ЛЯХОВ Сергей Иванович, 56 лет, рабочий завода.

УГЛОВ Арсентий Константинович, 82 года, рабочий леса, малограмотный пенсионер.

ДУДИН Павел Матвеевич, 66 лет, рабочий завода, начальная школа.

ЗАГОРОДИХ Павел Степанович, 31 год, рабочий лесной промышленности.

ПОДЦЕПКИН Павел Васильевич, 60 лет, журналист, редактор районных газет.

ЗОБНИН Степан Васильевич, 56 лет.

ВОЛКОВА Анна Николаевна, 82 года.

ЗОРИХИН Степан Иванович, 72 года.

ГУСЕВА Агрепина, 72 года.

ПЯТУНИНА Анна Михайловна, 54 года.

ДУДИН Никита Гаврилович, 70 лет.

ЩУКИН Иван Иванович, 68 лет.           

ТЕРЕНТЬЕВ Ефим Степанович, 73 года.

ВОЛКОВА Анфиса Ивановна, 67 лет.

ДОЛБИЛОВА Екатерина Федоровна, 79 лет.

ВОЛКОВ Степан Алексеевич, 68 лет.

РЫБАКОВ Александр Иванович, 72 года, рабочий завода.

Рассказчики народных сказок:

ДЬЯЧКОВ Степан Николаевич, 60 лет.

ДУДИН Федор Гаврилович, 85 лет.

НОВОСАДОВА Мария, 85 лет.

ТРУБИН Данило Федорович, 82 года.

 

1972 год.

Конец второй книги


  • 0



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных