Перейти к содержимому


Фотография

Коллекция народной мудрости


Сообщений в теме: 71

#41 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 14 Март 2018 - 19:36

Старуха-ворожея

Недалеко от столичного города находилось большое село. Народ здесь был трудолюбивый, а потому большинство его жителей были зажиточными. В том селе жил старик со своею старухой. Детей у них не было, да и жили они бедно.

Вот однажды и говорит старуха своему старику: «Знаешь старик, хочу я пожить за счет богатых мужиков». А старик ей отвечает: «Как это ты догадаешься, кто для тебя чего припас? Каждый живет для себя, и никто тебе денег не даст».

А старуха и говорит: «Дай мне, старик, двадцать копеек. Я куплю карты». Старик подумал, полез в карман, а сам думает про себя: «Отвязаться бы от дуры», и подал ей 20 копеек.

Купила старуха карты, сидит, разбирается - который тут король, туз, дама и т.д. Разобралась в картах, вышла за ограду. Видит, соседка тащит лопатину в баню. Унесла, хлопнула дверью и пошла домой.  Муж ейный  был, нельзя сказать, чтобы сильно богатый, но зажиточный. Имел много скота, птицы и в хлебе не нуждался. В общем, все у него было.

Ночью старуха пошла в соседскую баню. Смотрит, лежит в бане лопоть, да вся хорошая. Забрала старуха лопоть и перепрятала ее в крапиву к другому соседу. Ушла домой и легла спать, как ни в чем не бывало.

Утром вышла соседка на улицу и ахает, унесли у нее из бани лопоть самую хорошую. Старуха ей и говорит: «Федосья, давай кинем на карты». Федосья отвечает: «А и впрямь, надо поворожить!»

Пошли они к старухе в избу. Старуха стасовала карты, разбросала их по столу, одну к другой подкладывает и говорит: «Шеститко – это тропа, по которой шел вор. А вот, видишь, десятка – это он перелез через городьбу в другой огород. Остановился, кто-то ему помешал и тут же спрятал. Пойдем скорее, а то вечереет, утащат все!»

Пообещала соседка дать старухе мешок муки и денег 10 рублей, если это правда и лопоть найдется. Пошли, а в крапиве  лопоть лежит целая. Забрала соседка свою лопоть, отдала старухе мешок муки и 10 рублей.

Пришел домой старик, видит, стоит мешок муки, спрашивает: «Чья это мука?» А старуха отвечает: «Моя». «Где ты ее взяла?» - вновь спрашивает старик. А старуха вынула 10 рублей из кармана и отвечает: «Вот это денежка, не то, что твои 20 копеек! Теперь полегче будет жить!»

Слава о старухе-ворожее разнеслась широко. На краю того села жил один купец. Имел он ни один десяток лошадей и держал знаменитого рысака. Ухаживали за конями конюхи. Вот старуха и придумала увести того вороного коня со двора купца и спрятать его в лесу.

Ночью пошла старуха  узнать, где тот конь находится. Была весна, все зеленеет на поле. Жеребец ходит, щиплет траву, а охрана спит. На шею коню одета веревка, а ее конец привязан к колу. Старуха веревку отвязала, конь пошел к реке, старуха за ним. Конь воды напился, а старуха взяла  конец веревки и потянула коня в сосновый бор. Привязала его там к лесине и пошла домой.

Утром в доме купца переполох – жеребца увели. Послал купец за старухой-ворожеей, а той только это и надо. Бросила она карты, рассказала купцу, как уводили коня и где он привязанный стоит. Все совпало, коня нашли, а купец наградил старуху возом муки и 100 рублями.

После этого случая и старик поверил в знахарство своей старухи.  А вскоре случилась беда в столичном городе - царь потерял свой любимый жемчужный перстень, оставив его на столе.

У царя в то время служили два молодых человека по прозвищу «Спина» и «Хребет». Царь вызвал слуг и приказал немедленно привести к нему гадалку.

Приехали слуги за старухой. Рассказали ей, что их прислал царь и если она не пойдет сама, то силой уведут. А старуха отвечает: «Что я царю скажу, если я ничего не знаю?» Встала на колени перед иконой и запричитала: «Знать походит плеть по спине и хребту!»

А слуги услышали ее причитания и между собой говорят: «Узнала ведь старая карга, что это мы перстень украли». А перстень действительно  стащили Спина и Хребет. Они признались в том старухе и попросили не говорить царю об этом.

У старухи страх сразу пропал, она и говорит им: «Не скажу, не скажу. Я уже старая, ябедничать нельзя. А ябедников на том свете за язык вешают!» А старик ее и спрашивает: «Что царю то скажешь?» А она ему и говорит: «А вот, что тебе скажу, то и делай!»

Спрашивает старуха у Спины и Хребта: «Есть ли куры у царя?» Те отвечают: «Кур нет, а вот петухов 11 штук и один из них красный». Тогда старуха и говорит: «Вот красному петуху в горло перстень-то и затолкайте. А остальное я придумаю, что сказать».

Хребет поехал раньше, поймал красного петуха и затолкал ему перстень в горло, а Спина вскоре привез к царю старуху.

Царь старухе и говорит: «Правду скажешь – награжу, соврешь – голову отрублю!» Старуха упала ему в ноги и говорит: «Царь-батюшка, всю правду скажу!» Достала карты, берет одну и говорит: «Перстень в Ваших хоромах». Карту положила на стол, взяла другую  и продолжает: «Есть ли у Вас курятник?» Царь отвечает: «Есть». «А есть красный петух?» «Есть». Старуха кладет четвертую карту и говорит, что это красный петух склевал перстень. А слуги слушают старуху и думают про себя: «Ох и хитра старая карга!»

А царь тем временем посылает слуг принести красного петуха. А петух ходит, голову вытянул, крылья распустил, поскольку перстень спер ему дыхание. Как чиркнули ему ножом по горлу, перстень и выпал.

Царь наградил старуху добром и деньгами и велел отвести ее домой. Едет старуха домой мимо волостного пристава. Увидел ее пристав и говорит своим подчиненным: «Задержать гадалку! А я представлюсь больным. Пусть угадает, что я вру!»

Лег он на пол, стал  кататься по нему и орать от выдуманной боли. Вошла старуха. Ей говорят, чтобы она вылечила больного, а не то ее арестуют. Но старуха ничего не понимает в болезнях и лекарствах. Ну, думает, попалась! Махнула рукой и говорит в сердцах: «Нечего его лечить, он сам через час умрет!» Услышал пристав такие ее слова, испугался и тут же разбил его паралич. Посмотрели, а он и жив не бывал.

А старуха-ворожея и сейчас жива…

Продолжение следует


  • 0

#42 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 14 Март 2018 - 22:40

О двух братьях

Жили два брата. Одного звали Петр Иванович, а другого – Петрушка. Петр Иванович жил богато, а Петрушка – бедно.

Петр Иванович не захотел брать свою мать на содержание, а Петрушка взял, содержал, кормил и ухаживал за ней. А еще Петрушка не смел своего брата называть братом, а называл всегда Петром Ивановичем.

Наступила весна, надо сеять, а у Петрушки нет семян для посева. Сидит Петрушка и думает, чем ему поле засеять. А жена ему и говорит: «Сходил бы ты к Петру Ивановичу, спросил бы, не даст ли он тебе семян под работу. Возьмись спахать ему поле, а он, может, за это одолжит тебе семян для посева».

Послушался Петрушка жену и пошел к Петру Ивановичу. У того поле у самой проезжей полевой дороги, а на меже с соседним участком растет кустарник. Петр Иванович имел в хозяйстве 18 голов лошадей, а поле пахать каждую весну нанимал работников.

Пришел Петрушка к Петру Ивановичу и говорит: «Одолжи мне семян для посева, а я тебе поле вспашу». Выслушал его Петр Иванович и отвечает: «Хорошо. Только дам я тебе для пахоты одну лошадь, а другую ты припаривай свою». «Ну, что ж, ладно», - согласился Петрушка.

На другой день запряг свою плохонькую, исхудалую лошадь, подпарил к ней лошадь Петра Ивановича и стал пахать отведенный участок. А лошади нет, нет, да и встанут в борозде для передышки. Петрушка никогда в жизни не сквернословил. Как встанут лошади, он даст им отдохнуть, потом потихоньку нукает их и приговаривает: «Ну, милые мои!»

Петр Иванович проезжая мимо услышал, как Петруша говорит: «Лошадки милые мои» и решил, что чужие люди подумают, что обе лошади ни его, а Петрушены. Вот Петр Иванович и говорит Петрушке строго: «Если опять будешь говорить: «Лошадки милые мои», я твоей лошади голову отсеку и семян тебе не дам!»

Петрушка крестится-божится: «Не буду больше так говорить!»  Петр Иванович говорит: «Ну, ладно, дальше паши, а я домой поеду», а сам отъехал от поля недалече и спрятался в кусты на меже. Петрушка пашет дальше, лошадей сильно не торопит, остается совсем уж небольшой клочок земли допахать.  Лошадки встали, а Петрушка забыл, что дал обещание Петру Ивановичу и, понукая их, опять сказал: «Ну, милые мои».

Петр Иванович услышал эти слова, выскочил из кустов, схватил топор, ударил им по голове Петрушкиной лошади и убил ее. Петрушка погоревал, погоревал, посмотрел на своего коня и говорит сам с собой: «Сниму я шкуру с него, продам ее, может сколько-то денег за нее дадут на хлеб».

Нож у Петрушки был с собой. Содрал он с лошади шкуру, свернул, бросил на плечо и пошел домой рассказать жене о случившемся. А жена напустилась на него: «Долго еще я буду жить с тобой и голодать!» Так потом и ела его каждый день, гоня со двора. Взял Петрушка засохшую шкуру лошади и отправился странствовать.

Пришел он в чужую деревню, стемнело. Постучался в крайний дом. Ответила ему молодая хозяйка: «Кто там?» Петрушка взмолился и просит: «Пустите странника переночевать до утра». А хозяйка отвечает: «Куда же я тебя пущу, мужа нет дома, а без мужа не пущу!» А Петрушка смотрит в щелку закрытого ставня – на столе четверть водки, жаровня с жареным поросенком, на сковородке пироги с мясом, а к стенке прижавшись, стоит псаломщик в черной рясе.

Петрушка опять начал умолять хозяйку: «Пусти, в стоге сена ночую». Но та не пускает. Он залез в стог сена и вскоре слышит,  звенят колокольцы на лошадях - это муж-ямщик возвращается. Хозяйка тоже услышала звон колокольцев на дворе, спрятала псаломщика в сундук, поросенка сунула в печь, водку в шкаф, а пироги на полку.

Петрушка видел все это. И как только хозяйка вышла мужа встречать, открыла ворота, а Петрушка уж тут, как тут и снова просится у нее переночевать. Хозяйка и говорит мужу: «Он у меня уже просился ночевать, но я его не пустила, поскольку тебя не было дома». Муж отвечает: «Не на воле же человеку спать. Мир не без добрых людей».

Петрушка бросился помогать выпрягать лошадей, хозяйка в это время стала собирать ужин на стол. Поставила похлебку, черный хлеб, соль и  ложки. Вошли в избу хозяин с Петрушкой, который и шкуру с собой занес. Сели за стол ужинать, а Петрушка шкуру под стол положил, ближе к ногам. Хлебает Петрушка похлебку, а она прокисла. Видит, что и хозяину она не по вкусу.

Петрушка нажал ногой на шкуру, а она заскрипела. Хозяин спрашивает: «Что это?», а Петрушка ему на ухо шепчет: «Это у меня колдун, он говорит, что в печи стоит жареный поросенок». Хозяин возмутился и говорит жене: «Ну-ка неси поросенка!» Жена отвечает: «Какого поросенка?» Тогда хозяин сам пошел к печи, а жена его не допустила: «Я сама принесу. Я ведь думала, похлебаете, а потом поросенка подам». Пока она доставала из печи поросенка, Петрушка снова нажал ногой на шкуру и она опять заскрипела. Петрушка шепчет хозяину: «Колдун говорит, что в шкафу четверть водки стоит».

Хозяйка поставила на стол поросенка, а хозяин ей говорит: «А сейчас неси из шкафа водку». Принесла жена водку. Сидят с хозяином выпивают, а Петрушка вновь нажал ногой на шкуру. Та заскрипела, а хозяин спрашивает: «Что колдун говорит?» «Пироги стоят на сковородке на кухне», - отвечает Петрушка. Хозяин приказал жене и пироги нести.

Опьянел хозяин от водки и стал торговать у Петрушки шкуру-колдунью. Петрушка не соглашается, говорит, что у хозяина денег не хватит. А хозяин хвастается: «Да у меня денег – курам не склевать. Сколько просишь?» Петрушка ему и отвечает: «Тысячу рублей, да еще тысячу рублей за то, что выгоню черта из твоего сундука, а то тебе жизни не будет. Он тебя разорит и с женой разведет!»

Испугался хозяин: «Дам я тебе 1000 рублей, только изгони!»  Петрушка сказал, что сам будет гнать черта, и хозяин согласился.  А псаломщик лежит в сундуке и все разговоры слышит.

Получил Петрушка от хозяина две тысячи рублей, приоткрыл крышку сундука. Хозяин увидел, что черт в черном там действительно лежит, и Петрушка закрыл крышку. А псаломщик боится голос подать. Взял Петрушка с крючка на стене веревку, обмотал ею сундук и потащил к реке. Взмолился псаломщик, попросил не топить его в реке и пообещал с ним рассчитаться. Петрушка выпустил его и сказал, что если тот не рассчитается, то колдун не даст ему покоя в жизни. Сундук пустой Петрушка отправил по реке, а сам возвратился домой к жене. Пришел он домой, положил деньги на стол. Жена и спрашивает: «Где ты денег столько взял?» А он отвечает: «Шкуру продал».

Просит Петрушка жену сходить к Петру Ивановичу, попросить совок, но ничего не рассказывать. Пришла жена к Петру Ивановичу, а он спрашивает ее, зачем им совок, зерна-то у них нет. Жена ответила, что не знает. Дал Петр Иванович ей совок, а низ совка намазал медом, чтобы узнать, что будут выгребать.

Принесла жена совок домой, а Петрушка взял 20 копеек, приклеил их к совку и отправил жену обратно к Петру Ивановичу. Увидел тот на совке 20 копеек и думает: «Неужто Петрушка совком деньги выгребает?» Жадность его взяла, пришел он к Петрушке и спрашивает: «Где ты столько денег взял, что совком их выгребал?»

«Продал я за две тысячи шкуру с лошади, что ты у меня убил на поле. На шкуры нынче цену в городе подняли, нарасхват покупают», - отвечает Петрушка. Петр Иванович не верит, а Петрушка выложил деньги на стол. Стали считать, 20 копеек не хватает. Петр Иванович догадался, где те 20 копеек и убедился, что Петрушка не врет.

Пришел домой, зарезал 17 лошадей, чтобы поскорее продать шкуры. Запряг лошадь и поехал в город продавать шкуры. Приехал на базар и стал кричать: «Продаю конские шкуры по цене две тысячи рублей!» Народ слушает его и удивляется: «Что это, мужик с ума сошел! Лошадь стоит 100 рублей, а у него шкура с лошади – две тысячи!» Так ни одной шкуры Петр Иванович и не продал. Возвратился домой злой, ругается, грозит, что ночью Петрушку убьет. А соседка услышала это и передала Петрушке.

Задумался Петрушка: «А и впрямь отрубит мне голову, как моей лошади». В это время Петрушка слышит, что кто-то подошел к их дому и жена в ограде с кем-то разговаривает. Шла  предпасхальная неделя и монахи в это время уходили в деревни за церковным сбором. Монах просился на квартиру. Петрушка вмешался в разговор, и жена согласилась пустить монаха к ним на квартиру. Отвели монаху для ночлега свою койку.

В те времена ни у кого в деревне не закрывались двери. Пришла ночь, монах лег спать на отведенную ему кровать. А Петрушка залез спать на печку.

Ночью Петр Иванович забрался в их избу и, зная, где всегда спал Петрушка, вместо него зарезал ножом монаха. Петрушка все слышал, но голоса не подал, побоялся.

А утром запряг лошадь-клячу, вынес окоченевшего монаха. Уклал его на дровни, закрыл сверху попоной и повез хоронить, так чтобы ни кто не видел. Навстречу ехал купец с обозом. Петрушка, как не старался отворотить в сторону, а лошадь не идет. Купец приказал своим ездокам перевернуть дровни вместе с лошадью и освободить дорогу. Перевернули они дровни Петрушки, улетела с дороги и его лошадь. И как только мертвый монах вылетел из дровен, Петрушка закричал: «Монаха убили!» Купец, боясь ответственности, сунул Петрушке 100 рублей. А тот ему говорит: «Мало, мало!» Тогда купец дал ему тогда 1000 рублей, и Петрушка согласился молчать.

Похоронил Петрушка монаха в лесу и возвратился домой. Послал снова жену к Петру Ивановичу, а тот думает: «Кого это я тогда убил этой ночью?», но в убийстве не признается. И пошел узнать, где Петрушка снова взял деньги.

Петрушка рассказал ему, что монаха убитого в город увез, сдал тело в больницу за 1000 рублей. Жадность обуяла Петра Ивановича. Зарезал он свою жену и повез в городскую больницу, где попросил за нее 2000 рублей, поскольку она моложе монаха, которого  убил. В больнице вызвали полицию, Петр Иванович был привлечен к ответственности. Тюрем до того времени не было в России. Вот с этого убийства и была построена первая тюрьма.

Продолжение следует


  • 0

#43 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 15 Март 2018 - 11:34

Завещание старика

Жил один старичок и был у него блудный сын, который не работал, пьянствовал и жил на средства отца. А вместо того, чтобы благодарить отца  еще и бил его.

Как-то раз отец сильно заболел, чувствует, что смерть стоит у порога. Задумался он, кому оставит свое золото, которое он накопил за долгую жизнь.

Вот старик и говорит сам себе: «Не доставайся же мое золото ни врагу, ни ворогу, а достанься мое золото человеку доброму, тому, кто почитает своих родителей». А сын услышал отцовское завещание, да и думает: «Ага, я теперь поухаживаю за отцом, ведь ему немного осталось жить. Вот-вот умрет, а мне золото достанется».

Взял старик свой мешочек с золотом и пошел в лес искать потайное место, где спрятать золото так, чтобы досталось оно тому, кто трудится, а отца и мать почитает.

Идет он по дороге возле речки, по которой сплавляли плоты строевого леса. Простукивает толстые  деревья обухом топора. Дошел до лесины, наклонившей вершину к реке. Стукнул по ней на высоте повыше метра от корней, осина ответила глухим звоном. Старик понял, что сердцевина дерева пустая и решил туда положить свой мешочек с золотом. А сын все это время шел следом за отцом, только ему не показывался. Спрятался за деревьями и видел все, что делал отец.

А старичок прорубил небольшую дырочку в осине, спустил туда золото и проговорил свое завещание: «Не доставайся мое золото ни врагу, ни ворогу, а достанься доброму труженику, кто почитает мать и отца». И пошел домой.

Сын дождался, когда отец уйдет, подошел к осине, попробовал достать золото, но не смог просунуть руку в узкую щель. Вот он и думает: «Если я просеку дыру побольше, то золото посыплется в реку. Нет, лучше я отсеку осину, а потом и достану золото». Стал он рубить дерево по здоровому месту. Срубил, а осина упала в реку и поплыла по течению. Сын поплыл за ней - может, прибьет ее к берегу. А осина плывет и плывет.

Доплыла до лесного кордона, а там мужичок-сплавщик ловил дрова на топливо. Зацепил осину и тянет к берегу. Подошел к нему сын старика и говорит: «Давай я помогу тянуть осину». Вдвоем они вытянули лесину на берег. Поблагодарил мужичок парня за оказанную помощь, а сам взял пилу и стал пилить дрова. А сын старика смотрит на осину, в которой спрятано золото и думает: «Как бы мне его достать, но так чтобы мужик не увидел?»

Вот он и говорит мужику: «А давай я тебе помогу пилить дрова». Мужик был рад неожиданной помощи и согласился. Распилили они скоро дрова, взялись за осину. Распилили ее и стали колоть. Сын старика взял кругляш, где было золото. Долго он с ним бился, а он все не колется. Мужик уже докалывает дрова, подошел он к сыну старика и говорит: «Не умеешь ты, парень, колоть дрова. Тут нужна сметка, как и где ударить топором». Ударил он раз, ударил другой. Кругляш и развалился на две половинки. Смотрит мужик, а в кругляше мешочек. Взял его, положил в карман и пошел докалывать оставшиеся дрова. А сын старика и говорит: «Я больше колоть не буду!» Мужик ему: «Давай доколем, да ужинать пойдем». «Нет, не буду», - отвечает тот. «Куда же ты, на ночь глядя пойдешь?», - говорит мужик. «Ночуй у меня, утром и уйдешь».

Доколол мужик дрова, пришли они на кордон. Мужик развязал мешок и увидел золото. Сказал о находке своей жене и велел к утру испечь ковригу хлеба. Дал жене горсть золотых монет и велел заложить их внутрь ковриги, ведь надо же с парнем расплатиться. Так жена и сделала.

Утром сын старика пошел домой, ему в дорогу дали ковригу. Прошел он километров восемь, зашел на курень, где жили кучата. Люди в это время завтракали, пригласили и его. Хозяин и говорит жене: «Дай-ка лошади ржаного хлеба». А та отвечает, что ржаного хлеба нет. Увидел хозяин у парня ковригу и попросил ее у него коня покормить, тот дал. Хозяин пришел к лошади, разломил ковригу и увидел золото. Сложил его в карман и дал парню пятирублевую монету.

Вот так завещание старика и выполнилось полностью…

Продолжение следует


  • 0

#44 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 15 Март 2018 - 17:58

Привидение купца

В одном краю среди захудалых деревушек стоял хором помещика. Весь его дом был обнесен садом. Имел он и конный двор. Садовник был и конюх, горничная и кухарка. И пруд был запружен возле сада.

Жил помещик тот с дочерью вдвоем. И однажды в его дочь влюбился конюх. Был он парнем красивым, кудри вились на голове и ласков был на слова. Но бедность мучила детину, а хотелось ему жениться на дочери помещика.

И вот решился он просить у помещика руки его дочери, а тот ему и говорит: «Отдам я тебе дочь замуж только тогда, когда ты приедешь ее сватать  на тройке лошадей, с кучером, в карете, да в костюме, разукрашенном персидским серебром».

Любил конюх дочь помещика, но где взять, то, что с него потребовал ее отец. Пошел он с горя к проруби на пруд. Разделся, снял с себя крест, перекрестился и хотел уже броситься в воду топиться. Но садовник увидел его и удержал. Расспросил он конюха, почему он решился на самоубийство. Конюх  все и рассказал, а садовник дал ему совет: «Иди на большую дорогу, возьми дубину и жди, когда поедет обоз купца с товарами. Купца убей, его товар и деньги забери, а спустя пару лет купи тройку лошадей, карету, костюм, цилиндр на голову, найми кучера и подъезжай к помещику свататься».

Конюх послушался совета садовника, пошел на большую дорогу, дождался купеческого обоза и убил купца дубиной. Обозные  с других лошадей испугались и разбежались по лесу. Конюх забрал товар и деньги и, вернувшись в хоромы помещика, продолжил работать у помещика.

Прошло два года. Конюх купил тройку лошадей, карету, нанял кучера, надел костюм и цилиндр и поехал свататься.

Помещик конюха принял, сватовство состоялось, а потом и свадебный пир. На пиру, когда конюх поднял первую рюмку, ему показалось приведение убитого им купца. Испугался он, выронил  из руки рюмку, но потом взял себя в руки и говорит: «Чести стоит моя любимая жена!»

Кроме невесты никто не заметил его волнения, а спустя несколько дней, молодая жена стала допытываться у него, что да почему случилось. Он ей и признался.

Шли годы. Конюх был парнем деловым, помещик передал ему свое хозяйство под управление и вскоре умер. Молодой зять стал полновластным хозяином имения. Оно росло и расширялось.

Детей у них с женой не было. И вот, заболела, как-то раз, жена и после 20 лет супружества умерла. Молодой помещик вскоре женился на другой женщине. В день свадьбы, при поднятии первой рюмки, жениху, как и на первом свадебном пиру, показалось приведение  купца. Бросился жених на улицу, а приведение за ним. И куда бы он теперь ни пошел, чтобы ни делал, приведение преследовало его везде.

Пошел молодой барин к лекарю, а тот ему говорит: «Ни кто Вас не вылечит. Раздайте все ваше имущество, так же как оно Вам досталось, и болезнь Ваша уйдет». Но богатому человеку раздать свое имущество равносильно тому, что верблюда протащить в ушко швейной иглы.

Так и замучило приведение молодого помещика. Бросился он из окна третьего этажа своего дома и убился насмерть.

Продолжение следует


  • 0

#45 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 15 Март 2018 - 22:12

Интересная находка

Было это в те далекие времена, когда люди были неграмотные и верили в бога. Железной дороги тогда еще не было, ямщину гоняли на лошадях на большие расстояния, а время большинство населения определяло по солнышку.

В одном селе купец гонял ямщину. Ямщиком у него был молодой парень по имени Фомка. Поехал как-то Фомка в ямщину и повез двух седоков. Один из них был барин, а другой - чиновник.

Прогон был длинный. В пути на перегоне Фомка остановил лошадей на передышку, а седокам на перекур. Пошли седоки в лес в сторону от дороги, пошел и Фомка. В это время барин увидел в лесу ежа, погнался за ним, догнал и убил, а еж держал в зубах змею. Во время погони  потерял барин часы из кармана и не заметил. А Фомка, возвращаясь к лошадям, заметил, что, что-то блестит на дороге. Поднял он свою находку, а она тикает. Часов-то Фомка в жизни никогда не видел. Вот он и подумал, наверно, что это бог с неба ему подарок спустил.

Снял Фомка с себя фуражку, закрыл ею часы и думает: «Обратно поеду и захвачу». А за Фомкой шел чиновник, смотрит, фуражка валяется в лесу. Поднял ее и увидел под фуражкою часы, да не простые, а золотые. Поднял он их и в карман положил, а фуражкой закрыл убитого ежа со змеей во рту.

Едут они дальше, а барин и не хватится, что обронил часы. Доехали до следующего перегона. Фомка высадил седоков и поехал обратно. Путь его лежал мимо его родной деревни, где он родился и жил. Заехал Фома в деревню и рассказал односельчанам о том, что ему бог с неба послал. А в деревне той жили люди двух племен. Одних звали христианами, а других – выродками. Христиане верили в бога и представляли  его в трех лицах: бох, саваох и христос. Христиане молились богу, а выродки - идолам.

Собрались мужики, повез их Фома на тройке. Приехали, фуражка лежит на том же месте, но все боятся ее поднять, чтобы случайно не выпустить из рук божье послание. Наконец, один мужик все же полез под фуражку, просунул руку и схватил, что там было. А был там еж. Ежовы иглы впились мужику в руку, он и вскричал от боли страшным голосом, помянув при этом бога. С тех пор и стали мужики в бога ругаться.

 

 Царь-пастух

Жил царь со своей женой-царицей, а детей у них не было. Родятся дети-то, но не живут долго, умирают. Раньше ведь родильных домов не было, а роды у простых людей и у царей принимали повивальные бабушки.

А царица, что не год, рожает ребеночка, но тот умирает вскоре после родов.  Повивальная бабушка жила у царицы в светличке при царском дворце. Тут же и роды принимала у царицы.  А старуха та была дошлая, нет, нет, да и примет роды со стороны.

Царь каждый раз с нетерпением ждет сына-наследника, а его все нет и нет. И стали царь с царицей подумывать о том, не делает ли чего с новорожденными их повивальная бабка, что они долго не живут. Дошли эти слухи и до старушки. И вот однажды она принимала роды одновременно у царицы и у жены кузнеца. Старушка не будь плоха, взяла да и подменила новорожденных мальчиков - царева ребенка подсунула кузнецу, а ребенка кузнеца – царю.

Никто не знал о подмене, кроме царской служанки, которая помогала старухе в родах. Но до поры до времени молчала.

Но это и не сказка вовсе, а присказка. Сказка вся еще впереди.

Время шло, дети росли, стали подростками. А в это время шла война. Война та научила детей столицы играть в войну. Вначале отдельными группами возникали военные игры во всех концах столицы, а потом игра охватила весь город. Стали отряды объединяться, увеличивались войска и росли не по дням, а по часам. Охватила эта игра всех детей столицы, образовалась армия солдат, появились в ней и командиры.

Но надо было избрать царя. И пошел тут спор между солдатами и командирами – кому быть царем. Тогда царский сын и говорит: «Я сын царя, я и буду царем!» А в армии были сыновья генералов, которые не соглашались, им самим хотелось быть царем. Тогда один солдат и говорит: «Не будем спорить, кто должен быть царем. Пойдемте в лес. Кому белые березы поклонятся, тот царем и будет». Все согласились и пошли в лес.

Много же времени ушло на эту церемонию, чтобы пропустить всю армию по одному человеку. Наконец, все прошли, остался последний – сын кузнеца. Как пошел он и сказал: «Белые березы, поклонитесь мне, и я буду царем!» Дунул ветер, поклонились ему березы и все сказали: «Вот он и будет царем!»

Царь берез выстроил свою армию, объявил о начале военного обучения и сказал, что сбор армии он будет созывать по сигналу в рожок, в который хорошо играл.

Первое время никто не придавал большого значения этой игре детей в войну, ни сам царь государства, ни генералы, ни знатные люди.

Началось военное обучение, назначались командиры войсковых частей, дисциплина крепла, появились военно-полевые суды. За непослушание строго наказывали, вплоть до смертной казни.

Со временем солдаты детской армии стали взрослыми и однажды за провинность казнили сына купца. Купец подал царю жалобу, в которой написал, до чего дошла детская игра, когда казнят людей и потребовал наказать виновных.

Царь вызвал сына кузнеца и говорит ему: «Почему ты казнил сына купца?» А тот отвечает: «Вы тоже казните людей, если кто выйдет из Вашего послушания!» Царь ему и говорит: «Но я-то ведь царь!» А сын кузнеца ему отвечает: «И я тоже царь! Мне березы кланяются, армия подчиняется. Я выбран народом!» Царь подумал: «А ведь, правду он говорит…»

На следующий день царь вызвал кузнеца и говорит ему: «Я Вас казню, если Вы не выполните моего приказания. Завтра Вы должны прийти ко мне ни нагой, ни одетый и стоять, ни во дворе, ни на воле!»

Пришел кузнец домой и от думы и печали слег в постель и заболел. Сын его и спрашивает: «Что отец случилось?» Рассказал отец сыну про приказ царя. Сын выслушал его, подумал и говорит: «Возьми у соседа невод и охотничьи широкие лыжи. Разденься до гола, одень на себя невод, а на ноги - лыжи. Иди к царскому двору. Открой ворота, встань на подворотню, чтобы половина лыж была во дворе, а другая на воле. И стой так, пока царь не выйдет».

Так кузнец и сделал. Вышел царь, глядит на кузнеца. Стоит кузнец ни во дворе, ни на воле, а сам ни голый, ни одет. Спрашивает царь кузнеца: «Кто тебя этому научил?» Кузнец ему отвечает: «Сын меня научил». Царь подумал: «Какой находчивый юноша».

К тому времени бабушка-повивальница умерла, а служанка, знавшая о тайне, тоже куда-то пропала. Но пошел по столице слух о том, что царский сын вовсе и не царский, а настоящий царский  – сын кузнеца.

Дошли эти слухи и до царя с царицей и обуяли царя сомнения. Начал царь следствие. Долго шло то следствие, не то год, не то два.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Служанка та нашлась и призналась, как дело было. А сын кузнеца за то время женился. Но недолго с ним прожила молодая жена, изменила ему и уехала в другое государство.

Собрал царь берез свою армию и доложил, что уезжает искать свою жену, а командование передал своему помощнику. Да предупредил, чтобы все знали, что, как только услышат его игру в рожок, сразу двигаться на сигнал. Когда услышат второй сигнал, должны подходить туда, где он играет в рожок. А при третьем сигнале – рубить врагов. Дав своей армии такое распоряжение, царь берез отправился в путь-дорогу, искать свою жену.

Шел он пешком, дорог железных тогда не было. Нанимать лошадей было не на что, армия его была на само обеспечении, жалованья никто не получал. Шел он долго, как странник нанимался на разные работы, а летом пас табун коров. Изменился в лице, оброс бородой, оборвался в одежде. А царь в это время начал розыски своего настоящего сына. Разослал гонцов во все государства его искать. Разъехались гонцы. Ездили они по многим государствам, останавливали каждого встречного, но так не могли найти и возвратились обратно к царю.

В другом государстве у царя было много скота и коза-золотые рога, шелковая борода, серебряные копыта, а шерсть на ней блестела, как бусы из драгоценных камней. И тот царь искал пастуха, чтобы тот берег козу-золотые рога. Нанялся царь берез пасти ту козу-золотые рога и табун коров. Написали они такой договор: «Если пастух сбережет козу-золотые рога, то царь вознаградит его, а если потеряет – казнит».

Пасет царь берез табун коров и козу-золотые рога и приучает их к сигналу своего рожка. Сыграет на рожке один раз – весь табун и коза-золотые рога остановятся, сыграет два раза – табун идет дальше. Так он и приучил табун к сигналам.  Пропас он стадо все лето. Наступила осень, пошли холодные дожди. Солнце стало слабо греть, каждый день становился холодней. Гонит он табун и козу-золотые рога, а сам с собою говорит: «Насквозь промок я от дождя. Вот бы сейчас в баньке помыться, попариться свежим веничком. Снять с себя все мокрое, заменить сухим. Не пожалел бы за это козу, отдал бы ее золотые рога».

А в это время по улице шла старушка и услышала, о чем пастух говорит. Подошла к нему и говорит: «Намок ты, пастушок, продрог. Иди, помойся в баньке, попарься. Я дам тебе свежий веник, а после бани сменю твое мокрое белье и дам сухую одежду».

Пошел царь березок в баню, заиграл в рожок, табун остановился, встала и коза-золотые рога. Вымылся в бане, попарился. Старуха жила справно, сменила ему белье и одежду. А он ее и спрашивает: «А чем бабушка я буду с тобой расплачиваться?» А она ему и отвечает: «Тем, что обещал!» Вот царь берез и задумался: «Как я скажу царю, куда его коза-золотые рога делась. Ведь он меня казнит». Подумал, да и говорит сам с собой: «Я царь, а у царя слово-олово, обратно не берется», и отдал старухе козу-золотые рога.

Пригнал царь берез табун скота, а дворовые слуги уже доложили царю, что козы-золотые рога в табуне нет. Вызвал царь своего пастуха и спрашивает: «Где коза-золотые рога?», а он царю всю правду и рассказал. Царь тогда и говорит: «За правду прощаю тебя, но дальше держать тебя не буду, жалование тебе не дам, иди куда хочешь», и даже обедом не накормил. Так голодным царь берез и ушел.

Зашел он к той старушке и все ей рассказал. Она накормила его, угостила вином, дала денег на дорогу. Да столько, что он на эти деньги сменил дряхлую одежду, привел себя в порядок, сбрил бороду, подстриг волосы на голове и пошел обратно к царю. Знал он с первого дня, что царь живет с его законной женой, но не признавался в том ни царю, ни жене. А она его и не опознала вовсе.

Пришел он к царю, а того дома не было. Вступил он в дом, а навстречу ему жена-царица вышла, удивилась, что перед ней муж ее законный стоит и спрашивает его: «Ты откуда и куда идешь, да где живешь?» А он ей отвечает: «Жил я до сих пор у вас, работал пастухом, пас коров и козу-золотые рога». Только он это успел сказать, как царь подъехал к дому. Жена ему и говорит: «Куда же я тебя спрячу? Полезай-ка в сундук, а иначе тебя царь сразу казнит, как узнает, что ты мой законный муж», и открыла сундук. Думать было некогда, залез он в сундук и слушает. А жена села на сундук и задумалась.

Пришел царь и спрашивает ее: «О чем мечтаешь?» А она ему отвечает: «Да вот о чем. Царь стоит передо мной, царь надо мной и царь подо мной». Царь спрашивает: «Что это за загадка такая?» А она говорит: «А вот, отгадай!»

Думал царь, думал и говорит: «Царь перед тобой – это я. Царь над тобой – это бог. А царь под тобой – не знаю». Тогда жена открыла сундук и показала рукой: «А это царь детской игры, мой законный муж и наш пастух!» Позвал тогда царь свою охрану, приказал царя детской игры заковать в кандалы, держать под охраной и приготовить виселицу.

На другой день повезли царя берез казнить. По царским законам того государства знатных людей везли к месту казни в кандалах в царской карете, окруженной конной жандармерией, на верховых конях, с обнаженными саблями. И сам царь по закону должен был ехать в той же карете до места казни. Ехала в той карете и царица.

Едут они, а царь берез и говорит царю: «Вот отгадайте загадку: «Передние колеса лошадь катит, а задние, почему-то бегут?» Царь сразу догадался к чему эта загадка. Он-то едет по закону, а царица зачем едет? А царица услыхала, да и говорит царю: «Не слушай ты его! Он тебя перехитрит!» Царь в ответ промолчал.

Привезли царя берез к месту казни. Вышел он из кареты, заиграла музыка, а эшафот был уже окружен войсками. Подошел он к эшафоту, поставил ногу на первую ступень и говорит царю: «Разрешите мне в последние минуты моей жизни поиграть в рожок».

Царь ему разрешил, а царица говорит: «Не разрешай, он тебя перехитрит!» А царь ей ответил: «Что он сможет сделать, когда площадь окружена войсками, а сам он в кандалах?»

И царь берез заиграл в рожок, да так хорошо, что все слушают, муха пролетит – слышно. А в это время его войско, как услышали игру в рожок, так и двинулись в поход в полном вооружении на сигнал.

Встал царь берез на вторую ступеньку и опять просит царя сыграть на рожке. Царь разрешил, а царица опять говорит: «Не разрешай, он тебя перехитрит». Но царь был уверен, что тот ничего не может сделать и разрешил.

Царь берез заиграл снова, да так жалобно, что слезы пробило у солдат царского войска. Играет  и видит, что его армия уже подходит все ближе и ближе к месту казни, но ее никто не замечает.

Влез он на эшафот и заиграл в третий раз. А его армия в это время уже рубит шашками царское войско. Сняли голову и палачу. Схватили царя и царицу, добавили еще одну петлю на виселицу и повесили обоих…

А царь берез стал царем этого государства и стали его называть - Царь-пастух. Устроил он пир на весь мир. Я там был, вино-водку пил, стаканами с царем стукался, проздравлял его.

Продолжение следует


  • 0

#46 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 16 Март 2018 - 22:42

Как Федот женился на царевне

Жил в нашей деревне бездомный, молодой и красивый парень. С детства ходил он в работниках, работал на хозяйских харчах. Где работал, у того хозяина и жил, до перехода в другой дом.

С девушками в деревне хороводился. Но нет-нет, да и промолвится – пора бы жениться и для этого деньги копил.

Повстречается с кем, то поклонится. Разговор заведет – не сругается. Всем хорош паренек, но был худо одет.

Пошел Федот в село царское. Идет по дороге, задумался. Слышит голос, кто-то его зовет по имени. Выходит из леса незнаком человек, поклонился и с просьбой своей обращается: «Федот, дорогой, не дай помереть, дай пятерку взаймы. Расплачуся с тобой в три дорога. Пожалей Федот, не спокаешься!»

Дал Федот пять рублей, не обмолвился, а мужик исчез. Не заметил куда, Федот не спросил даже адреса. Долго думал Федот, что случилося и пошел стороной по тропинке торной.

А в темных зарослях, после песни своей, вдруг вспорхнул соловей и уселся на холмик к дороге. И встал в образе человека.

Поклонился Федоту в пояс и говорит: «Куда идешь, Федот?» А Федот ему в ответ: «Иду в село искать невесту». Как только Федот сказал эти слова, человек стал красивой девушкой и в тот же миг исчез.

Пришел Федот в село, стоит у царского поместья и сам с собою говорит: «Эх, теперь бы мне сгодилася  пятерка, что отдал мужику!» И вдруг он видит мужика, с которым  встречался по дороге. Мужик идет к нему и говорит: «О чем горюешь ты, Федот?» «Да вот, одежду бы мне сменить. К царице, как таким явиться?»

А как кончил разговор, на нем вмиг все сменилось. Халата не стало и спали лапти с ног, а вся новая на нем одежда блистала.

Зашел Федот к царевне в сад, красой его стал любоваться и видит там, у царского дворца – царевна слезой горючей заливается.  Федот пошел к царевне ближе, подсел к яблони густой. Обнял красавицу рукой, да так на ней Федот и женился.

Продолжение следует


  • 0

#47 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 17 Март 2018 - 15:16

Два колдуна

Жили два колдуна. Одного в народе звали – «Кривой дьявол», а другого – «Симон сатана». Кривой дьявол знался с чертями, Симон – с самим сатаной.

Жили они богато, как купцы и в купеческом городе, были на славе. И все знали, что они колдуны и знаются с нечистыми духами.

Кривой дьявол был вдовец, а Симон прожил не женившись до глубокой старости.

Однажды в этом городе умер богатый купец. Осталась у него молодая жена одна одинешенька, не было у нее ни детей, ни родственников, а в церковь она ходила каждое воскресенье. Религиозная она была, да скупая-скупая. Вот к ней-то и присватался Кривой дьявол. Прижили они сына Михаила. Растет Миша не по годам, а по часам, словно тесто в опаре киснет. А Кривой дьявол в это время требовал с вдовы-купчихи подписать ему все имущество, без выделения доли Симону сатане по закону нечистых сил.

Собрали собрание нечистых сил. Собранием руководил сам Сатана.  Он и делал доклад о состоянии работы в аду. В докладе он жаловался, что грешники не подчиняются администрации ада нечистых сил. А тот, кто продал свою душу по договорам в мире живых, не выполняет договора.

А еще, что в аду появились такие грешники, которые требуют свержения власти нечистых сил и замены их властью грешников. На  собрании подвергли резкой критике Симона сатану и Кривого дьявола, за то, что они не сработались между собой.

И постановили: Отобрать душу у Симона сатаны и Кривого дьявола до наступления срока по договору. Надлежащее имущество у Симона сатаны отобрать полностью, а у Кривого дьявола – третью часть всего имущества, а две части оставить вдове-купчихе с сыном Мишкой. Все отобранное имущество передать в фонд ада нечистых сил и приговор тут же привести в исполнение.

А грешники в это время разогнали всю администрацию ада. Сатану столкнули в смольную яму, как только он явился с суда.

В раю небесном поднялся переполох. Рай небесный был отгорожен от ада кромешного одним забором. Уронили забор. За соглашательскую политику святых с дьяволами, расшугали ангелов. Удрал и всевышний – не смогли найти.

А в раю всех грешников устроили жить. С тех пор люди не стали верить в колдунов и в нечистых духов. Избавились от страхов за будущую загробную жизнь.

 

Еремка

Еремка в кабаке водки нализался

И с бутылкою в руках к дому пробирался.

Вот идет он и идет, водку попивает,

Про себя что-то поет, головой качает.

Помотнулся и упал в грязную канаву

И начал тут ругать земскую управу.

Кто позволил накопать близ дорог канаву.

Но не долго наш герой тута кипятился,

В эту грязную канаву Ерема спать ложился.

Недалеко у плетня тут свинья ходила

И над пьяным мужиком крепко подшутила.

Подошла она к нему и в грязи порылася,

Как законная жена с Еремкой спать ложилася.

А Ерема-мужичек спит и в ус не дует

И спросонья у свиньи пятачок целует.

А жена его Маланья утром рано встала,

Про Ерему своего что-то вспоминала.

Знать Ерема сильно пьян, не дошел до дому,

И пошла она искать своего Ерему.

Вот идет она идет, мужа все искавши.

Глядь Ерема спит в грязи со свиньей обнявшись.

Баба сметлива была, сразу догадалась,

Палку толстую взяла и к свинье подкралась.

Раза три она свинью палкой в бок влупила,

Чтобы грязная свинья Ерему не любила.

Палку бросила она к мужу подскочила

И за бороду его крепко зацепила.

Распроклятый ты, Ерема, сам вину скрываешь,

Ты законную жену на свинью меняешь.

А Ерема-мужичек соскочил спросонку.

Ей же богу не видал никаку девчонку.

И с тех пор эта свинья к Ереме не касалась

Вокурат пятнадцать дней о забор чесалась.

А Ерема-мужичек тоже испугался,

Вокурат он всю неделю все ходил чесался.

Продолжение следует


  • 0

#48 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 17 Март 2018 - 16:15

Буква Веди

Буква Веди белой краской

Нарисована с опаской.

Налетел тут на Вильгельма

Один черт лохматый шельма.

А потом и все зараз

Тут возня и поднялась.

Били, били перебили,

А потом и в ад спустили.

Запалили всю потом

Амуницию огнем.

Что он видел, что он слышал,

А потом обратно вышел.

Есть река там Висла,

Им там тоже было кисло.

Как трусливые коты

От русских задували латаны.

 

Стихи-шутки от Ивана Андреевича Постылякова

Хороша наша деревня,

Только улица грязна.

Хороши наши ребята,

Только славушка плоха.

У дядюшки Петра

Стащили осетра.

А у дядюшки Якима

Стянули два налима.

А у дядюшки Макара

Зерно стащили из амбара.

А у дядюшки Ящука

Пшеницы пол мешка.

У Луки тащат муки,

У отца тащат овса.

У Кузьмы пропьют пимы,

У Ивана два дивана.

А у Оси тащат оси.

Не забыли Катерину

Утащили и перину.

А у дедушки Петра

Два стащили топора.

Ну, на этом и кончать пора.

 

Стихи-шутки от Михаила Леонтьевича Щукина

Давай закурим табаку турецкого

Помянем Ваньку грецкого,

Трех Матрен, Кузьму с Петром,

Федьку бадуна, Кану чудака.

Ваньку добряка,

Офоньку долгого, кобыляка,

Ваню января, Талю трясуна.

Калю килуна,

Максю зобуна, Затю заикуна, что в ладоши

Хлопнул, ногой топнул,

С тех пор и заикаться стал.

 

Пословицы

1.       Не копай яму для друга, сам в нее попадешь.

2.       Не плюй в колодец, самому придется напится.

3.       У друга видишь сук в глазу, а у себя не замечаешь бревно.

4.       Не ищи друга в селе, а ищи в себе.

5.       Старый друг лучше новых двух.

6.       Не имей сто рублей, а имей сто друзей.

7.       Чужое горе с хлебом съешь.

8.       На ухе ожегся – на воду будешь дуть.

9.       Встречают по одежке, провожают по уму.

10.   На всех и солнышко не унаровит.

11.   Бережливого и бог бережет.

12.   Не хвали день к вечеру.

13.   Утро вечера мудренее.

14.   Не руби сук, на котором сидишь.

15.   Рана от ножа скоро заживает, рана от слов вечно живет.

16.   Любишь кататься, люби и саночки возить.

17.   Сколько веревочку не вей – конец будет.

18.   Сколько вору не воровать, а тюрьмы не миновать.

19.   Пуганная ворона куста боится.

20.    Вор у вора шапку украл.

21.   Сам плох, не подаст и бог.

22.   На бога надейся и сам не плошай.

23.   Без денег сам худенек.

24.   Когда кипит, тогда варит.

25.   Сухая корка рот дерет.

26.   Как аукнется, так и откликнется.

27.   Мал золотник, да дорог.

28.   Волос долог, да ум короток.

29.   Шила в мешке не утаишь.

30.   Без песен рот тесен.

31.   Не тужи, если ременные гужи.

32.   Один в поле не воин.

33.   Без бога не до порога.

34.   Не зная броду, не бросайся в воду.

35.   Где тонко, тут и рвется.

36.   Золото мыть или голосом выть.

37.   Старый, что малый.

38.   Сей овес в грязь, будешь князь.

39.   У коровы удои на языке.

40.   Не гладь рукой, посыпай мукой.

41.   Тихая лошадка будет на горе.

42.   Где бедный дом, там и содом.

43.   Назло и вилы стреляют.

44.   Не работа, а забота старит человека.

45.   Не мытьем, так катаньем.

46.   Без меня - меня женили.

47.   Лучше в воду камнем, чем жить с таким парнем.

48.   Свой своему поневоле друг.

49.   Деревенские гости хуже зубной болезни.

50.   На суше, как на воде.

51.   Дешева телушка за морем, да проезд дорог.

52.   Бойкий сын наскочит, кроткого бог наведет.

53.   Скупость не глупость.

54.   Спорь до слез, а об заклад не бейся.

55.   Ласковое дитя двух маток чтит.

56.   В пень колотить, да день проводить.

57.   Не от радости поет, а от горя.

58.   Бездельная работа хуже сидения.

59.   Переливать воду из решета в сито.

60.   У страха глаза велики.

61.   Не страшен нищему пожар.

62.   Не краса красит человека, а ум.

63.   Кто хорош умом, два угодья в нем.

64.   Простота хуже воровства.

65.   Под лежащий камень вода не течет.

66.   На одном месте камень обрастает.

67.   На разбитой телеге далеко не уедешь.

68.   Первый блин, да и комом.

69.   Не видать, как у змея ног.

70.   Орет, как под ножом.

71.   Хоть масла на голову лей, он все говорит, что вода.

72.   Бросается словами, что в стену горохом.

73.   Не парень, а золото.

74.   Меньше слов, а больше дела.

75.   Глаза боятся, а руки делают.

76.   Прежде подумай, а потом говори..

77.   Он беден, да честен.

78.   Честность дороже богатства.

79.   Хвастливого не распознаешь с богатым.

80.   Мягко стелет, да жестко спать.

81.   На воре шапка горит.

82.   Сон дороже всего на свете.

83.   Болезнь не порок, а несчастье.

84.   Куда игла, туда и нитка.

85.   Лысая пегую знает.

86.   От кузнеца кузнец и родится.

87.   Многознайка бежит, а незнайка лежит.

88.   Собака лежит на сене, сама не ест и людям не дает.

89.   Для того и щука в море, чтобы карась не зевал.

90.   Рыба гниет с головы.

 

Народные приметы

1.       Куржак на ветках деревьев зимой – год урожайный.

2.       Много ягод на рябине – осень затяжная.

3.       Егорьев день с водой – Николин день с травой.

4.       С Агрофенина дня начинай купаться.

5.       С Сидорова дня – огурцы сади.

6.       С которой стороны муравейник – та сторона южная.

7.       Лягушка квакает – будет тепло.

8.       Утром роса – днем солнце.

9.       Утром сухорос – жди дождя.

10.   Зацвел горох – полетят рои пчел.

11.   Луна народилась вертикально – будет ненастный месяц.

12.   Звук отчетливо слышишь – к ненастью.

13.   Если зимой отзимки – будет грибной и ягодный год.

14.   Лето теплое – зима холодная.

15.   Если в благовещенье застынет вода, будет сорок утренников.

16.   С Николина дня паши огород.

17.   Успение теплое – вся зима теплая.

Продолжение следует


  • 0

#49 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 19 Март 2018 - 21:14

Народные прозвища

Много бытует в Салде прозвищ, по которым людей знают лучше, чем по их родовой фамилии. Только мной собрано 363 прозвища, а каждое прозвище имеет не один человек, а многие. И не только родственники, но и другие люди, не имеющие  родственной связи.

Возникли они от множества причин. Например, Афанасий Андреевич по прозвищу «Сонькя Губа». Дано оно было ему по его физическому недостатку. У него на верхней губе был толстый, шарообразный наплыв.

Углов Андрей по прозвищу «Инда». Дано оно ему было потому, что раньше вместо слова «пойдем» говорили  «айда». А Углов не выговаривал это слово и говорил в нос «инда».

А у Николая Тереньева было прозвище «Колька Ондря». Возникло оно потому, что повивальная бабушка забыла, что, когда его крестили в церкви, то назвали именем Андрей. И когда она шла с ним из церкви домой, то сама придумала ему имя – Николай. Так и стали его потом звать - Колька Ондря.

Бородину Тимофею дали прозвище «Елки-зелены». Это потому, что он в разговоре постоянно вставлял слово «елки-зелены».

Волкову Егору прозвище «Барахло» прилипло потому, что он из отвала подбирал всякое барахло и тащил его домой.

Бессонову Федору Ивановичу прозвище «Гаичь» было дано потому, что его еще маленького подстригли кружком, а так всегда подстригался старик Гая.

Все эти прозвища переходили потом сыновьям и дочерям не только от родителей, но и из поколения в поколение. Многие теперь даже и не знают причин возникновения этих прозвищ.

Даются людям прозвища и в настоящее время. Особенно среди детей. Дети в ссоре дают друг другу прозвища, а родители их не оговаривают за это.

 

Рассказы о местных силачах

Рассказы о людях большой физической силы и крепкого телосложения я слышал не раз от многих людей, с которыми вел беседу.

Например, жил в Салде Волков Петр Исаевич. По профессии он был кузнец и бурашник. Про него мне рассказали Цепов Алексей Петрович, его брат Василий и Соколов Алексей.

Рост у Волкова был более двух метров, в плечах – необыкновенная ширина, а сила – лошади. Строил он себе как-то кузню. Так вот, сырые бревна по 6 метров в длину и толщиной 22-24 см он носил на плече из штабеля  и укладывал в стопу стены. А летом он возил на себе из леса конные возы с пнями.

Еще один местный силач – Никита Иванович Щукин. Был он роста выше среднего, широк в плечах, сутулый и скупой на разговор. Его племянник Щукин Иван Иванович рассказывал, что нарубал Никита Иванович топором метровых дров в лесу 10 куб.метров в день. Если лошадь не могла вести в гору воз, груженный древесным углем, он выпрягал ее и поднимал воз в гору на себе.

Таким же сильными и умелыми были Гудков Михаил, Голованов Парамон и его брат Абрам. Они нарубали топором квартирных дров по три сажени в день, с укладкой в поленницу, шесть четвертей в высоту и 12 метров в длину.

Им под стать  были и другие салдинские богатыри -  Распопов Иван, Бессонов Федор Иванович, Красилов Николай Дмитриевич. Меж тем, внешне Распопов был среднего роста, а Бессонов даже ниже среднего роста. Но тот и другой были с сильно развитой мускулатурой рук и широкой грудью. Пальцы на руках не ложились плотно друг к другу и были слегка согнуты, так что с полу поднять швейную иглу они не могли.

Работал Распопов у заводского подрядчика на погрузке железного лома на колеса и вагонную платформу. По трапу поднимал за раз по 12 пудов груза. Подрядчик ему платил за работу по 1,5 поденщины зарплаты. А Бессонов работал в лесу на рубке дров. Топором нарубал в день по три сажени квартирных дров.

Сильным был и Красилов. Так в споре с купцом Треуховым  он пронес мешок муки весом 75 кг на одном плече без остановки в гору на расстояние полтора километра. За это купец отдал ему мешок муки бесплатно. А при споре с соседом он унес  на плече  бревно длиною 6 метров и толщиной 25 см от дома соседа до своего (100 метров). И бревно стало его собственным.

 

Вместо послесловия к первой книге

Своими воспоминаниями со мной делились жители Нижней Салды:

1.       Евсеев Василий Иванович, 75 лет, образование - начальная школа, беспартийный, рабочий металлург, пенсионер, проживал на ул. Фрунзе.

2.       Зуев Александр Васильевич, 85 лет, 2 класса училища, беспартийный, кадровый рабочий завода, участник Гражданской войны, пенсионер, проживал по ул. Свердлова.

3.       Дудин Федор Гаврилович, 80 лет, 2 класса училища, беспартийный, рабочий курней, пенсионер, проживал по ул. Энгельса.

4.       Терентьев Иван Никитич, 75 лет, беспартийный, кадровый рабочий завода, слесарь, пенсионер, проживал по ул. Стеклова.

5.       Бессонова Клавдия Тимофеевна. 74 года, начальная школа, беспартийная, домохозяйка, верующая, проживала по ул. Фрунзе.

6.       Шубин Иван Иванович, 67 лет. Начальная школа, беспартийный, рабочий курен и завода, пенсионер, проживал по ул. Пушкина.

7.       Терентьев Ефим Степанович, 71 год, начальная школа, беспартийный, рабочий бытовых организаций, пенсионер, проживал по ул. Володарского.

8.       Терентьев Алексей Еремеевич, 74 года, 2 класса училища, беспартийный, лесник, куренной мастер, пенсионер, проживал по ул. Подбельского.

9.       Лапенков Федор Амосович, 85 лет, 2 класса училища, беспартийный, сапожник, кустарь, рабочий бытовых мастерских, пенсионер, проживал по ул.Ленина.

10.   Слобцов Алексей Иванович, 70 лет, 2 класса училища, рабочий завода, машинист паровоза, общественник, пенсионер, проживал по ул. Володарского.

11.   Семков Василий Иванович, 66 лет, начальная школа, кадровый рабочий завода, слесарь доменного цеха, пенсионер, проживал по ул. Октябрьской революции.

12.   Орлова Анастасия Федоровна, 71 год, неграмотные, работница леса и курень, пенсионерка, проживала по ул. Строителей.

13.   Долбилова Екатерина Федоровна, 77 лет, работница леса и курень, пенсионерка, проживала по ул. Свердлова.

14.   Дудин Николай Павлович, 67 лет, начальная школа, кадровый рабочий завода, пенсионер, награжден орденами Ленина и Красного Знамени, проживал по ул. Строителей.

15.   Дудина Вера Федоровна, 64 года, неграмотная, домохозяйка, проживала по ул. Строителей.

16.   Гусев Александр Леонидович. 68 лет, начальная школа, рабочий завода, сотрудник милиции, беспартийный, пенсионер, проживал по ул.Горького (Нижне-моральская).

17.   Волков Николай Илларионович, 73 года, начальная школа, рабочий леса и завода. Беспартийный, проживал по ул.Стеклова.

18.   Горнов Григорий Петрович, 73 года, 2 класса училища, кустарь, рабочий завода, беспартийный, проживал по ул.Фрунзе.

19.   Волков Александр Иванович, 78 лет, начальная школа, рабочий леса, кузнец завода, старатель, беспартийный, проживал по ул. Октябрьской революции.

20.   Пузанов Леонид Лукич, 64 года, 2 класса училища, рабочий завода, работник военкомата, пенсионер, проживал по ул. Энгельса.

21.   Волков Андрей Родионович, 68 лет, начальная школа, рабочий завода, пенсионер, проживал по ул. Пушкина.

22.   Дудин Никита Гаврилович, 70 лет, начальная школа, рабочий леса и завода, беспартийный, пенсионер, проживал по ул. Фрунзе.

23.   Цепов Алексей Петрович, 73 года, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн,  начальная школа, рабочий завода, работник советских хоз.организаций, проживал по ул. 22 партсъезда.

24.   Гусев Петр Степанович, 72 года, начальная школа, рабочий завода и бытовых организаций, пенсионер, проживал по ул. Пушкина.

25.   Фомина Антонина Федоровна, 62 года, начальная школа, работница госучреждений, пенсионерка, проживала по ул. Фрунзе.

26.   Щукин Яков Иванович, 62 года, начальная школа, кадровый рабочий завода, каменщик, пенсионер, проживал по ул. Терешковой.

27.   Подцепкин Павел Васильевич, 60 лет, среднее, рабочий завода, журналист, редактор районных газет, пенсионер, проживал по ул. Пионеров.

28.   Терентьев Матвей Васильевич, 70 лет, начальная школа, рабочий завода, сотрудник советских организаций, пенсионер, проживал по ул. Октябрьской революции.

29.   Замураев Николай Алексеевич, 67 лет, 2 класса училища, советский. Партийный и хозяйственный работник, председатель районного исполкома, секретарь РК КПСС, директор леспромхоза, пенсионер, проживал по ул. Пионеров.

30.   Зорихин Дмитрий Максимович, 85 лет, начальная школа, рабочий завода, пенсионер, проживал по ул. Октябрьской революции.

31.   Дьячков Степан Николаевич, 60 лет, начальная школа, рабочий завода, пенсионер, проживал по ул. Парткомунны.

32.   Дьячков Виктор Николаевич, 67 лет, начальная школа, рабочий завода и курней, машинист. Пенсионер, проживал по ул. Кузьмина.

33.   Коновалов Федор Николаевич, 71 год, начальная школа, рабочий завода, сотрудник советских учреждений, пенсионер, проживал по ул. Октябрьской революции.

34.   Семкова Мария Федоровна, 68 лет, 2 класса училища, домохозяйка, пенсионерка, проживала по ул. Октябрьской революции.

35.   Волкова Анна Николаевна, 80 лет, неграмотная, работница леса и курней, домохозяйка, пенсионерка, проживала по ул. Строителей.

36.   Волкова Анна Петровна, 58 лет, начальная школа, работница торга, домохозяйка, пенсионерка, проживала по ул. Строителей.

37.   Дудина Ирина Афанасьевна, 68 лет, начальная школа, домохозяйка, пенсионерка, проживала по ул. Строителей.

38.   Бессонова Александра Михайловна. 71 год, начальная школа, домохозяйка. Пенсионерка, Проживала по ул.Пушкина.

39.   Волков Иван Николаевич, 82 года, начальная школа, рабочий леса и советских организаций, пенсионер, проживал по ул.Энгельса.

40.   Телегин Игнат Дмитриевич, 74 года, средняя школа, хлебороб, рабочий Басьяновского торфопредприятия, проживал в поселке ВИЛы Салдинского района.

41.   Семков Михаил, 94 года, начальная школа, рабочий завода, мастер по кирпичному производству, пенсионер, проживал по ул.Р.Люксембург.

42.   Шумилов Семен Семенович, 75 лет, начальная школа, рабочий завода, пенсионер, проживал по ул.Р.Молодежи.

43.   Гусев Григорий Петрович, 67 лет, советский. Партийный и хозяйственный работник, персональный пенсионер, проживал по ул.Луначарского.

44.   Гусев Павел Андреевич, 64 года, работник леса, проживал по ул.Д.Бедного.

45.   Корпачев Павел Иванович, 84 года, 2 класса училища, бухгалтер, пенсионер, проживал по ул. Фрунзе.

46.   Чернов Виктор Алексеевич, 70 лет, 2 класса училища, финансовый работник, пенсионер, проживал по ул. Д.Бедного.

47.   Трифанова Афонасья Павловна, 78 лет, начальная школа, домохозяйка, проживала по ул.Энгельса.

48.   Исаков Михаил Павлович, 71 год, 2 класса училища, счетный работник, пенсионер, проживал по ул. Энгельса.

49.   Распопов Михаил Иванович, 62 года, начальная школа. Рабочий завода и леса, пенсионер, проживал по ул.Пушкина.

50.   Зуев Иван Анисимович, 80 лет, 2 класса училища, рабочий завода и пищепрома, пенсионер, проживал по ул. Привокзальная.

51.   Телегин Федор Дмитриевич, 80 лет, начальная школа, колхозник, пенсионер, проживал в поселке ВИЛы.

52.   Петунин Григорий Степанович, 64 года, рабочий огнеупорного цеха цементного завода, пенсионер, проживал по ул. 8 марта.

53.   Сухоруков Георгий Егорович, 82 года, средняя школа, персональный пенсионер, проживал по ул. Ломоносова.

54.   Волкова Анна Федоровна, 80 лет, неграмотная, работница леса.

 

1970 год

 

Окончание первой книги


  • 0

#50 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 26 Март 2018 - 21:22

Книга 2

Вторая книга, завершенная в 1972 году – это продолжение собранного Иваном Васильевичем Орловым фольклорного материала и опубликованного в первой книге.

Его собеседниками снова были старожилы Нижней Салды, еще помнившие песни,  которые пели салдинцы в конце 19-го – начале 20-го веков. Многие из этих песен автору пришлось собирать, буквально, по куплету от нескольких собеседников.

Во второй книге также представлены рассказы местных жителей о жизни и событиях происходивших в Нижней Салде и окрестностях в тот же временной период.

 

Кадриль

Первая фигура: «Как попала птичка в сеть».

Вторая фигура: «Подгорная».

Третья фигура: «Полька».

(К сожалению, текст первых трех и шестой фигур «Кадрили» не сохранился в памяти местных старожилов. Остались только названия фигур.)

 

Четвертая фигура: «Во саду ли в огороде».

Во саду ли, в огороде

Девушки гуляли.

Они правою рукою

Милых выбирали.

Ты пожалуй дорогая

Со мной погуляти.

Я желаю с Вам гуляти

Будуте ль любити.

Я люблю Вас всей душою,

Ты еще не веришь.

Верю, верю дорогая

Все я Вас жалею.

 

Пятая фигура: «Уж вы сени, мои сени»

Уж вы сени, мои сени

Сени новые мои.

Сени новые, кленовые,

Решетчатые.

Выходила молода

За новые ворота

За новые, кленовые,

За решетчатые.

Выпускала сокола

Из правого рукава.

 

Шестая фигура: «Как по улице столбовой, ходит парень молодой»

 

Седьмая фигура: «Нареченька»

«Барыня» - плясовая

«Казачок» - плясовая

«Полька» - ойра

«Кроковяк»: Русский немец и поляк танцевали «Кроковяк».

«Комаринский»:

Эх, комаринский мужик

Вдоль по улице бежит.

Он бежит, бежит, повертывает,

Свои штанишки поддергивает.

 

Плясовая

Во ку, во кузнице,

Во кузнице молодые кузнецы.

Они куют, они куют

Они куют, чисто сваривают.

К себе Дуню, к себе Дуню

Приговаривают.

Пойдем, пойдем Дуня

Пойдем Дуня во лесок, во лесок.

Сорвем Дуня

Сорвем Дуня лопушок, лопушок.

Под са, под саменький

Под саменький корешок, корешок.

Сошьем, сошьем Дуня,

Сошьнм Дуня сарафан, сарафан.

Носи, носи Дуня

Носи Дуня не марай, не марай.

По бу, по будничкам

В коробушку запирай, запирай.

По пра, по праздничкам,

По праздничкам надевай, надевай.

 

Продолжение следует


  • 0

#51 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 26 Март 2018 - 21:57

Я на льду стою

Я на льду стою, лед качается,

Подо льдом вода – колыхается.

Припев:  Ой, чайничала, самоварничала,

Всю посуду перебила, накухарничала.

Лед качается, колыхается,

Мой ёт миленький умывается.

Припев:

Мой ёт миленький умывается,

Полотеньчиком утирается.

Припев:

Полотенчиком утирается,

На вечерочки собирается.

Припев:

На вечерочки собирается,

Там девчоночки дожидаются.

Припев:

Там девчоночки дожидаются,

В цветны платьицы снаряжаются.

Припев:

 

Мамашенька бранится

Мамашенька бранится,

О чём девка грустна.

Сама про то я знаю

В кого ж я влюблена.

Люблю дружка смертельно,

Люблю я всей душой.

А он такой коварный,

Смеется надо мной.

Смейся, смейся милый,

Смейся надо мной.

Господь тебя накажет

Несчастною судьбой.

Несчастною, злосчастною,

Коварною женой.

 

По Дону гуляет казак молодой

По Дону гуляет казак молодой,

Девчонка рыдает над быстрой рекой,

О чем дева плачешь, кого тебе жаль:

Ой, жалко мне жалко мамки своей,

Еще мне жальчее всех братьев-сестер.

Цыганка гадала на правой руке.

Головой качала, сказала все мне.

Головой качала, сказала  все мне,

Поедешь венчаться, потонешь в реке.

Не верю цыганке, построю я мост.

Построю я мостик на тысячу верст.

По этому мостику кони бегут.

Девчонку-красотку к венчанью везут.

Карета скатилась в Дунай во реку,

Девчонка скричала, прощай белый свет.

Еще повторила, прощай милый мой.

Женись на другой, подруге моей.

 

При лужке, лужке

При лужке, лужке, при широком поле.

При знакомом табуне, конь гулял на воле,

При знакомом табуне, конь гулял на воле.

Ты гуляй, гуляй мой конь

Пока не вспоймают.

Как вспоймают зауздают шелковой уздою,

Как вспоймают зауздают шелковой уздою.

Вот поймал парень коня, зауздал уздою,

Тронул шпорам под бока, конь летит стрелою,

Тронул шпорам под бока, конь летит стрелою.

Ты лети, лети мой конь, лети торопися.

Против милкиных ворот конь остановился,

Против милкиных ворот конь остановился.

Конь остановился, топнул копытами.

Чтобы вышла красна девка с черными бровями,

Чтобы вышла красна девка с черными бровями.

А не вышла красна девка, вышла ее мати.

Здравствуй, здравствуй милый зять, пожалуй в хату,

Здравствуй, здравствуй милый зять, пожалуй в хату.

Я во хату не пойду, пойду во светлицу.

Разбужу я крепким сном спящую девицу,

Разбужу я крепким сном спящую девицу.

А девица не спала, дружка поджидала.

Правой ручкой обняла и поцеловала,

Правой ручкой обняла и поцеловала.

 

Знаю ворон твой обычай

Знаю ворон твой обычай, ты сейчас от мертвых тел.

Ты с кровавою добычей к нам в деревню прилетел,

Ты с кровавою добычей к нам в деревню прилетел.

Где летал ворон по свету, где кружил над мертвецом.

Где похитил руку белу, руку белую с кольцом,

Где похитил руку белу, руку белую с кольцом.

Расскажу тебе невеста, не таясь перед тобой.

Под Варшавой есть то место, где кипел кровавый бой,

Под Варшавой есть то место, где кипел кровавый бой.

Бой кровавый, пир богатый, буду помнить целый век.

Ты зачем пришел с лопатой ненавистный человек.

Закопал в одну могилу храбрецов-богатырей,

Закопал в одну могилу храбрецов-богатырей.

 

Продолжение следует


  • 0

#52 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 27 Март 2018 - 18:49

Измученный, истерзанный

Измученный, истерзанный

Наш брат мастеровой.

Идет, как тень загробная

С работы трудовой.

С утра до поздней ноченьки,

Стоит за верстаком.

Он бьет чугунным молотом

Копит купцу казну.

А сам страдает с голоду,

Порой несет нужду.

Придет зима холодная,

Все по миру пойдут.

Вернулся бы в деревню он,

В деревне нищета.

И холодно, и голодно.

Нужда, нужда, нужда.

 

Сидит Ваня на диване

Сидит Ваня на диване

И на Ванечке часы.

Погоди Ваня жениться

Дай Татьяне подрасти.

Дай Татьяне подрасти

Шаль пухову завести.

Шаль пухову сто рублеву,

Кисти вязанные.

Кисти вязанные,

Ворота мазанные.

Не я ворота мазал,

Мазал черный деготок.

Не я окошки бил,

Бил чугунный молоток.

 

Ой во лузях, ой во лузях

Ой во лузях, ой во лузях

Во лузях было, во зеленых лузях.

Ой выросла, ой выросла

Вырастала трава шелковая,

Вырастала трава шелковая.

Я в этой траве, я в этой траве

Выкормлю коня.

Уж я выкормлю, уж я выкормлю,

Уж я выкормлю, выглажу его,

Ой подведу, ой подведу.

Подведу коня ко батюшке.

Ой государь, ой государь.

Государь родимой тятенька,

Государь родимой тятенька.

Не отдавай меня за старого замуж,

Не отдавай меня за старого замуж.

Мне-ка старый муж, мне-ка старый муж,

Мне-ка старый муж не ровнюшка,

Мне-ка старый муж не ровнюшка.

Мне-ка ровнюшка, мне-ка ровнюшка Ванюшка,

Мне-ка ровнюшка, мне-ка ровнюшка Ванюшка.

Я про старого, я про старого,

Я про старого постелю не стелю.

Я про Ванюшку, я про Ванюшку,

Я про Ванюшку постелю постелю.

 

По дорожке, да по пути

Сидит Ваня на диване,

Он последний стакан пьет.

Да из стакана пить не стану.

По графинам разолью.

На оставшиеся денежки

Найму тройку лошадей.

Ямщика из горьких пьяниц.

Погоняй брат поскорей.

По дорожке, да по пути,

По дорожке, да по пути,

Красну девушку найти.

Красна девка хороша, как моя душа.

Ваня налил из графина

Ямщику стакан вина.

Погоняй брат поскорее

К красной девушке моей.

Девка вышла за ворота,

Ване руку подала.

Я Ваня ночку не спала

Всю я ночку не спала.

Все тебя милый ждала.

Крепко руку Ване сжала

И по комнатам вела.

Ваня девушку обнял и ее поцеловал.

 

Ехал царь горою

Эту песню в Салде пели, когда кончалось гуляние на вечерках, после ужина. Садили хозяина на стул, гости вставали кругом и пели. Как кончат петь, хозяина поднимают на  на стуле и кричат» «Ура, ура!»

 

Ехал царь горою

Все друзья за мною.

Одного-то пока нет

Свет да Василия Степановича.

За утро у Васеньки

Печка истоплена,

Блины испечены,

Каравай состряпан.

Вот такой ширины.

Вот такой вышины.

Мы попьем, погуляем,

Мы за здравье его, за хозяинова.

 

Прибурная ночка в тумане

Прибурная ночка в тумане,

Скрылся месяц в облаках.

На той зеленою могиле,

Будила милого от сна.

Встань мой милый, пробудися.

Мне стало скучно без тебя.

Мне стало скучно, стало грустно.

И вдруг могила задрожала.

Услышан голос мертвеца.

Зачем же ты тревожишь мои кости,

Зачем же ты пришла сюда.

 

Мы севали, севали ленок

Мы севали, севали ленок,

Мы севали приговаривали.

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, ты удайся ленок,

Удайся ленок беленький.

Сполюбил-ко дружок миленький.

Ой лен мой лен, белый лен,

При горе, горе не крутой.

Мы пололи, пололи ленок,

Пололи и приговаривали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

Мы дергали, дергали ленок,

Дергали, приговаривали,

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

Мы слали, слали ленок,

Слали, приговаривали,

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

Мы мяли, мяли ленок,

Мяли, приговаривали,

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

Мы пряли ленок, пряли ленок,

Пряли, приговаривали,

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

Мы ткали, ткали ленок,

Ткали, приговаривали,

Чеботарем наколачивали.

Ты удайся, удайся ленок,

Удайся ленок беленький,

Сполюбил-ко дружок миленький.

 

Песня полевода

(слова Орлова И.В.)

Эх, ты матушка Россия,

Наш родной уральский край.

Всех целуешь, как ребенка.

Жизнь теперь у нас, как рай.

Я в деревне раньше слыл

Самый старый сторожил.

А теперь я стал моложе

Моих младших сыновей.

Не по сердцу, не по роже,

По делам всего скорей.

Не по сердцу, не по роже,

По делам всего скорей.

Я теперь полевод,

Хлеб, как выращу в завод.

Пусть хозяева страны

Примут мой подарок.

Это ведь похоже

И увидят по делам,

Что я стал моложе.

Это ведь похоже

И увидят по делам,

Что я стал моложе.

И теперь я красней

Моих старших сыновей.

Водку я теперь не пью,

Денежки в сберкассе.

И теперича куплю

Платьице Настасье.

Вот тебе и полевод,

Настенька сказала.

Побираться не хожу

И забросил сумку.

Вот тебе и полевод,

Настенька сказала.

Побираться не хожу

И забросил сумку.

А очки еще ношу, только из-за моды,

Без очков я вижу все

В стариковски годы.

Вот тебе и полевод,

Шла молва в заводе.

И теперь Настенька

Со мной не ругается.

Вот тебе и полевод,

Шла молва в заводе.

И теперь Настенька

Со мной не ругается.

Со мной рано по утру

В поле отправляется.

И устает меня скорей

Сам я водочку не пью,

А она бывает просит

Ну-ко, дедушко, налей.

И устает меня скорей

Сам я водочку не пью,

А она бывает просит

Ну-ко, дедушко, налей.

Эх ты, матушка Россия,

Наш родной уральский край.

Всех целуешь, как ребенка.

Жизнь у нас теперь, как рай.

 

Продолжение следует

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  • 0

#53 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 27 Март 2018 - 20:59

В маленькой светелке

В маленькой светелке огонек горит

Молодая прялка у окна сидит.

Молода, красива, карие глаза.

По бокам развита русая коса.

Русая головка, думы без конца.

Вот она ласкает старого вдовца.

Старый, что такое, пусть осудит мир.

Он, зато, военный, ротный командир.

Он красотку-прялку в Петербург свезет.

Для красотки-прялки бэл-этаж наймет.

Пряди, пряди прялка, пряди не ленись.

На мужчин лукавых зорко не смотри.

Все мужчины-черти, думают одно.

А потом смеются глядя за окно.

В маленькой светелке огонек угас.

Молодая прялка скрылася из глаз.

 

То не ветку ветер клонит

То не ветку ветер клонит

Не дубравушка шумит.

То мое, мое  сердечко ноет,

Как осенний лист дрожит.

Извела меня кручина

Подколодная змея.

Догорай моя лучина.

Догорю с тобой и я.

Не жить мне здесь без милой,

С кем пойду я под венец.

Так судьба моя такая

В могилу ляжти молодцу.

Расступись земля сырая

Дай мне молодцу покой.

Приюти, юти родная

В тихой келье гробовой.

 

За рекой на горе хуторочек стоит

За рекой на горе

Лес зеленый шумит.

Над рекой за горой

Хуторочек стоит.

В том лесу соловей

Громко песню поет.

Молодая вдова

В хуторочке живет.

В эту ночь, полуночь

Удалой молодец.

Хотел быть, навестить

Молодую вдову.

На реке рыболов

Поздно рыбу ловил.

Погулять, ночевать

В хуторочек приплыл.

Оказался купец

На дороге большой.

Он свернул ночевать

Ко вдове молодой.

Засветился огонь

Закурилась изба.

Для гостей дорогих

Стол готовит вдова.

За столом с рыбаком

Уж гуляет купец.

А в окошко глядит

Удалой молодец.

И пошел с рыбаком

Купец песни играть.

Молодую вдову

Обнимать, целовать.

Не стерпел удалой

Загорелась душа.

И как глазом могнуть

Растворилась изба.

И с тех пор в хуторке

Уж никто не живет

Лишь один соловей

Громко песни поет.

 

Не брани меня родная

Не брани меня родная,

Что я так его люблю.

Скучно, грустно дорогая

Жить одной, одной мне без него.

Я не знаю, что такое

Вдруг случилося со мной.

Что-то рвется тетивою

И терзаюсь я тоской.

Все оно во мне изныло

Вся горю я, как в огне.

Все не мило, все постыло

И страдаю я о нем.

В ясный день и темной ночью

И во сне и наяву.

Слезы мне туманят очи

Все ласкаюсь я к нему.

Мне не нужны и наряды

Ленты, кольца и парча.

Кудри молодца и взгляды

Сердце бедное зажгли.

Сжалься, сжалься дорогая

Перестань меня бранить.

Знать судьба моя такая,

Что должна его любить.

 

Ухарь-купец

Ехал из ярмарки ухарь-купец,

Ухарь-купец, молодой удалец.

Раз тру-ля-ля, еще раз тру-ля-ля.

Ухарь-купец удалой молодец.

Заехал в деревню коней напоить

Своею гульбою народ удивить.

Раз тру-ля-ля, еще раз тру-ля-ля.

Своею гульбою народ удивить.

Старых и малых поил он вином,

Пей, пропивай, мы пропьем – наживем.

Раз тру-ля-ля, еще раз тру-ля-ля.

Пей, пропивай, мы пропьем – наживем.

Старый и малый морщатся, пьют,

Пляшут, гуляют и песни поют.

Раз тру-ля-ля, еще раз тру-ля-ля.

Пляшут, гуляют и песни поют.

 

Тачанка

За тачанкой двухколесной

На врага летел отряд.

И тебя я комсомолкой

Встретил много лет назад.

Мы с тобою свадьбу справим

У походного костра.

И плясать огонь заставим

Над полями до утра.

Огневые годы пройдены

Отпылали ковыли.

Молодую нашу Родину

Мы в боях уберегли.

У тебя порой весенней

В белой дымке голова.

Но в глазах твоих по-прежнему

Все мелькает синева.

 

Провожала Ваню мать

Провожала Ваню мать во солдаты.

Не ходил бы ты, Ванек, во солдаты.

В Красной армии штыки, чай найдутся.

Без тебя большевики обойдутся.

Лучше б ты женился свет на Орине,

С молодой бы жил женой без кручины.

Поклонился б всей родне у порога.

Не скулите обо мне ради бога.

Вы не будьте все таки ротозеи.

Что-б осталось от Москвы, от Россеи.

 

Татаринка

Лесом я езжал, там дрова рубал.

Эх, татаринка, чулында, улында.

Ярунда, тулында, чи-чи прибалынка.

Эх, татаринка!

Там дрова рубал, ногу посекал.

Эх, чулунда, улында, ярунда, тулында.

Чи-чи прибалынка. Эх, татаринка!

Ногу посекал, в больницу попал.

Эх, чулунда, улында, ярунда, тулында.

Чи-чи прибалынка. Эх, татаринка!

В больницу попал, кашу там хлебал.

Эх, чулунда, улында, ярунда, тулында.

Чи-чи прибалынка. Эх, татаринка!

 

Славное море священный Байкал

Славное море, священный Байкал,

Славный корабль, обмолевая лодка.

Эй, баргузин. Пошевеливай вал,

Плыть молодцу недалече.

Долго я тяжкие цепа носил,

Долго скитался в горах Аватая.

Ссылка в Моршинске страшна,

Горная стража меня миновала.

В дебрях не тронет прожорливый зверь,

Пуля стрелка миновала.

Стражник коварный бежать пособил,

Вышел я, волю почуял.

Шел я и лесом, средь белых дней,

Вдруг городок озирает высоко.

Хлебом кормили крестьянки меня,

Парни снабжали махоркой.

 

Продолжение следует


  • 0

#54 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 28 Март 2018 - 19:31

У зари, у зореньки

У зори, у зореньки.

Много ясных звезд.

А у темной ноченьки

Им и счета нет.

Горят, горят звездочки

Пламенем горят.

Только сердцу бедному

Тихо говорят.

Говорят о радости,

О прожитых днях.

Говорят о горестях

В жизнь постигшей нас.

Вдруг одна из звездочек

С неба сорвалась.

По небу скатилася,

В вечность унеслась.

Кто мне эту звездочку

Может возвратить.

Кто мне друга милого

Может заменить.

Не заменят звездочки

Тысяча огней.

Не заменят друга милого

Тысяча друзей.

 

Где эти лунные ночи

Где эти лунные ночи,

Где это пел соловей.

Где это милого очи,

Кто их ласкает теперь.

Бывало весенней порою

Выйду я в сад погулять.

Я уж, конечно, не скрою,

Что милого буду я ждать.

Жду я его не дождуся,

Верно не любит меня.

Наверно он любит другую,

Эх, как несчастлива я.

Слышу шаги раздаются,

Слышу мой милый идет.

Я, как плетень обовьюся

И расцелую его.

И тут уж пойдут разговоры,

И тут уж пойдет болтовня.

Вспомнятся прежние ссоры,

Ссоры те были шутя.

Годы пройдут за годами,

Складки покроют лицо.

Горе умою слезами,

Но не забуду его.

 

Отворите окно, отворите

Отворите окно, отворите,

Мне не долго осталось жить.

Еще раз на свободу пустите,

Не мешайте страдать и любить.

Выше, выше смолистые сосны,

Отпустите меня на простор.

Уж, как эти мне цепи не сносны,

Скиньте, сбросьте не мучьте меня.

Из-за вас, из-за вас я страдаю,

Из-за вас, из-за вас я грущу,

Из-за вас, из-за вас я в могилу пойду.

С гор вода показалась весною,

Хорошо на родных полях.

Будет солнце сиять над землею,

Но могилы потонут в слезах.

 

Зачем ты безумная губишь

Зачем ты безумная губишь

Того, кто увлекся тобой.

Неужели меня ты не любишь,

Не любишь, так бог же с тобой.

У церкви карета стояла,

Там пышная свадьба была.

Все гости роскошно одеты,

Невеста всех краше была.

На ней было белое платье,

Букет был приколот из роз.

Она на святое распятье

Тоскливо смотрела сквозь слез.

Горели венчальные свечи,

Невеста стояла бледна.

Священнику клятвенной речи

Сказать не хотела она.

Когда ей священник на палец

Одел золотое кольцо.

То бледный, холодный румянец

Покрыл молодое лицо.

Из глаз ее горькие слезы

Ручьем по лицу потекли.

Завянут прекрасные розы,

Напрасно их так берегли.

Я слышал в толпе говорили:

Жених неприятный такой,

Напрасно девицу сгубили.

И вышел я вслед за толпой.

 

В тиши ночной, в тиши глубокой

В тиши ночной, тиши глубокой

Стояла тройка у крыльца.

С прекрасной девой одинокой

Прощался мальчик навсегда.

Она на грудь ему упала,

Просила то, что не забудь.

И горьки слезы проливала

Ему на истерзанную груд.

Дарю кольцо тебе на память

Я из своих волос свила.

Не мог кольцу налюбоваться

Не мог от сердца оторвать.

Пришло то времечко расстаться,

Последний раз поцеловать.

 

Чудный месяц

Чудный месяц плывет над рекою

Все в объятиях ночи тишина.

Ничего мне на свете не надо

Только видеть тебя милый мой.

Только видеть тебя бесконечно,

Любоваться твоей красотой.

Но, увы, коротки наши встречи,

Ты спешишь н свиданье к другой.

Так иди, пусть одна я страдаю,

Пусть напрасно волнуется грудь.

Для кого я жила и любила,

И кому я всю жизнь отдала.

Как цветок ароматный весною

Для тебя одного расцвела.

 

Быстры, как волны дни нашей жизни

Быстры, как волны дни нашей жизни,

Что час, то короче наш путь.

Налей, налей товарищ

Заздравную чарку,

Кто знает, что с нами

Случится впереди.

С вином мы родились,

С вином мы умрем.

С вином похоронят

И пьяным попом.

Налей, налей товарищ

Заздравную чарку,

Кто знает, что с нами

Случится впереди.

Умрем – похоронят,

Как не жил на свете.

Крышкой закроют,

Гвоздями закуют.

С вином похоронят,

Селедкой закусят

И водкой запьют.

Налей, налей товарищ

Заздравную чарку,

Кто знает, что с нами

Случится впереди.

 

Вишневая шаль

Я о прошлом уже не мечтаю

И мне прошлого больше не жаль.

Только многое, многое знает

Эта только вишневая шаль.

В этой шали я с ним повстречалась,

В этой шали он руку мне жал.

Я стыдливо глаза закрывала,

Он так нежно меня целовал.

Целовал меня в алые губки,

Говорил, будешь вечно моей.

Не забылись еще его дивные грезы,

Это ложные были слова.

И с тех пор я брожу, как больная,

И с тех пор я брожу, как мертвая.

Эту вишневую шаль одевая,

Вот однажды заметил отец.

Что с тобой моя милая Валя,

Что с тобой и кого тебе жаль.

Кого жаль и о ком я страдаю,

Только знает вишневая шаль.

Прощай же отец, умираю.

Прощай же изменник мой злой.

Все прощайте, я шаль не оставлю.

Положите ее в гроб со мной.

 

Любила я глазки голубые

Любила я глазки голубые,

Сейчас люблю я карие.

Те были сердцу дорогие,

А эти не покорные.

Шутил, смеялся надо мною,

Ты думал я еще дитя.

Так веселись, гуляй с другою,

Быть может я не хороша.

Гуляй мой милый, веселися,

Пока не знаю ни чего.

Когда узнаю – берегися

И бойся взгляда моего.

Забудь мой рост, мою походку,

Забудь черты моего лица.

Забудь, как я тебя любила,

Забудь, забудь скорей меня.

Отца и матери лишилась,

Родные гонят прочь меня.

Где не пойду – кругом чужие

И нет отрады для меня.

 

Продолжение следует


  • 0

#55 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 29 Март 2018 - 12:45

Когда б имел златые горы

Когда б имел златые горы

И реки полные вина.

Все отдал бы за ласки взоры,

Что б ты владела мной одна.

Не упрекай несправедливо

Скажи всю правду, ты отцу.

Тогда свободно и счастливо

С молитвой мы пойдем к венцу.

Ах, нет, твою, голубка руку

Просил я у него не раз.

Но он не понял мою муку

И дал жестокий мне отказ.

Проси у сердца ты совета

Страданьем тронута твоим.

И веря в святости ответа

Беги с возлюбленным своим.

Но как же милый я покину

Семью родную и страну.

Ведь ты заедешь на чужбину

И бросишь там меня одну.

Стыдись Мария, бог с тобою

Клянусь распятием Христа.

Что будешь ты моей женою

Клянусь, любовь моя чиста.

Тогда бежать я с ним решилась,

Взглянув в слезах на дом родной.

Помчались мы в страну чужую,

А через год он изменил.

Забыл он клятву, он святую,

Когда другую полюбил.

А мне сказал, стыдясь измены,

Иди обратно в дом отца.

Оставь Мария мои стены,

И проводил меня с крыльца.

Не плачь напрасными слезами,

Постой немного под окном.

За речи ласки огневые

Я награжу тебя конем.

Уздечку, хлыстик золотые,

Сидельце шито жемчугом.

 

За грибами в лес девчонки

За грибами в лес девчонки

Гурьбою собрались.

Как дошли до чащи леса

Там по лесу разбрелись.

Но грибов не собирают,

Только мнут траву.

А по лесу раздается

Громкое «Ау!»

Тут одна из них девчонка

Ни что не берет.

Об одном она мечтает,

Что-то милый не идет.

Вблизи шорох раздается,

Бедная дрожит.

Перед ней красивый парень

Молодой стоит.

Ждешь ты милая моя,

Ласково сказал.

И привлек в свои объятья

Крепко целовал.

Не целуй меня мой милый

Душу не губи.

Ты другую, городскую
Лучше полюби.

Городскую ты полюбишь,

Будешь счастлив с ней.

Меня бедную крестьянку

Позабудь скорей.

Нет, тебя не позабуду,

Милая моя.

Как приеду, повенчаюсь,

Будешь ты моя.

Побожись красивый парень

В том, что ты не врешь.

Меня бедную крестьянку

За себя возьмешь.

Тут он с клятвой роковою,

С руки перстень снял.

Пояс шелковый с кистями

В руки ей подал.

Любви чары совершили,

Тут же на кругу.

А по лесу раздается

Бедное «Ау!»

Вот и год уже проходит

Она его ждет.

Под ее больное сердце

Горечко растет.

На пригорке в чаще леса

Береза стоит.

А на этой на березе

Труп ее висит.

Пояс шелковый так туго

Шею ей стянул.

Перстень другом подаренный

На руке блеснул.

 

Распрягайте хлопцы коней

Распрягайте хлопцы коней,

Залегайте ночевать.

А я выйду в сад зеленый,

В сад креничинку копать.

Копав, копав креничинку

Во зеленом во саду.

Чай не выйдет девчоночка

Утром рано воду брать.

Вышла, вышла девченонька

Утром рано воду брать.

А за нею казаченко

Вышел коней наповать.

Просил, просил ведеренько,

Она ему не дала.

Дарив с руки кольченечко

Она его не взяла.

Знаю, знаю девченочка,

Чем тебя я огорчил.

Шел вчера и повечера

Красив тебя полюбил.

Она ростом невеличка

И собою молода.

Руса коса до пояса,

В косе лента голуба.

 

Ой, казала мене мати

Ой, казала мене мати

И приказывала.

Чтоб я хлопцев во садочке

Не приваживала.

Ой, мама, мама, мама

Не приваживала.

Посылала меня мати

На рыценьку.

Принеси-ко моя доня

Водыценьку.

Ой, мама, мама, мама

Водыценьку.

А я млада наказала молодого

Задывалася.

Ой, мама, мама, мама

Задывалася.

Простояла с казаченьком

Целу ноченьку.

Ой, мама, мам, мама

Целу ноченьку.

И помяла держуценьку,

Тайну выдала.

Ой, мама, мама, мама

Тайну выдала.

 

Раз полоску хлеба  жала

Раз полоску хлеба жала,

Золоты снопа вязала.

Ой, молодая.

И всегда сказать не смела,

Ой, доля злая.

Что, мол, наше бабье дело,

Ой, доля злая.

Раньше я пою бывало,

Как полосоньку я жала,

Ой, и рыдаю.

Песни старые пропеты,

Я сама теперь в Советы выбираю,

Ой, выбираю.

Раньше пьяный муж напьется,

Как придет, да раздерется,

В ухо хватит, ой, в ухо хватит.

Нынче мы народ свободный,

Как подам я в суд народный,

Ой, штраф заплатит.

Улетучились напасти,

Нынче при Советской власти

Равноправье, ой, равноправье.

Труд и отдых делим вместе,

Ну-ка грянем братцы песню,

Да за здравье.

 

Степь, да степь кругом

Степь, да степь кругом,

Путь далек лежит.

А в степи глухой

Умирал ямщик.

И в последний раз,

В свой смертельный час,

Он товарищу отдавал наказ.

Ты, товарищ мой,

Не попомни зла.

В той степи глухой

Схорони меня.

А коней моих

Сведи к батюшке.

Передай поклон

Родной матушке.

А жене скажи

Слово прощальное,

Передай кольцо обручальное.

И скажи жене, пусть не печалится

И кто сердцу мил, пусть повенчается.

А еще скажи, что в степи замерз,

А любовь ее я с собой унес.

 

Разлилася Волга широко

Разлилася Волга широко,

Милый мой теперь далеко.

Не вокруг парень погонит,

От разлуки сердце стонет.

Мы с милым повстречались,

Любить до гроба обещались.

Обещанье сохранили,

Но злые люди разлучили.

Люди добрые поверьте,

Расставанье хуже смерти.

На последний денечек

Я дарю тебе платочек.

На платочке серый камень,

Возьмешь в руки, меня помянешь.

До свиданья милый скажет,

А на сердце камень ляжет.

До свиданья, до свиданья,

Не забудь мои страданья.

 

Есаул

Спит есаул в пустынях гладких,

Низко стелется туман.

Ты приди ко мне украдкой

На условный на курган.

Ночью нас никто не встретит

Под надзором тишины.

Только ветер лишь колышит

На зеленые луга.

Ты протянешь ко мне ножки,

Ножки резвые свои.

Цареградские сапожки

Я одену в знак любви.

Стан твой тонкий изукрашу

Красным браным кушаком.

Русу косу изукрашу

Чисто русским серебром.

Койку. Кольца в горн зарою,

Тяжелым молотом скую.

Скую я цепи вековые

Для красавицы жены.

Я свою жену красотку

Ко кровати прикую.

Настала тяжкая минутка,

Мил стучится у окна.

Я бы рада за ворота,

Но цепь крепка и коротка.

 

Продолжение следует


  • 0

#56 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 29 Март 2018 - 18:39

Сухой бы я корочкой питалась

Сухой бы я корочкой питалась,

Холодную воду бы пила.

С тобой бы я милый наслаждалась

И тем бы довольна была.

Приди ты мой милый поскорее,

Мне стало скучно без тебя.

Найми мне комнату сыру.,

В которой буду жить одна.

Приди ко мне, хоть раз в неделю,

И тем довольная я была.

 

Вниз по Волге реке.

Вниз по Волге реке

К Нижнему Новгороду.

Снаряженный стружок,

Как стрела летит.

А на том стружке

На снаряженном.

Удалых молодцов

Сорок два сидит.

Тут один-то из них призадумался,

Призадумался, пригорюнился.

Уж, вы братья мои, да товарищи,

Сослужите вы мне службу верную.

Сослужите вы мне службу верную,

Службу верную.

Уж, вы бросьте меня

В Волгу-матушку.

Чем на свете мне жить, разлюбленному.

Лучше в море мне быть утопленному.

 

Бывали дни веселые

Бывали дни веселые

Гулял я молодец.

Бывало, спашешь пашенку

Лошадок уберешь.

А сам тропой знакомою

В зеленый сад идешь.

А там уж дожидается

Красавица моя.

Глаза полуоткрытые,

Румяна и бела.

Однажды поздно осенью

Пришел любви конец.

И к ней приезжий с ярмарки

Присватался вдовец.

Она, моя хорошая

В хоромы жить ушла.

Живет, живет у старого,

Как в клетке голубок.

Как куколка снаряжена

С распущенной косой.

 

Бежит речка по песку

Бежит речка по песку

С дальнего утеса.

За уланочкой улан

Ходит черноокий.

Вы, уланы молодцы,

Где же ваши кони.

Оседлайте мне коня

Я боюсь погони.

У меня конь вороной

С золотою гривой.

Если хочешь жить с женой

Оседлаю живо.

Мама дочке говорит:

Слушай дочь совета.

Улан замуж не возьмет,

Помни ты про это.

Слова матери своей

Слушать не хотела.

И с уланом молодым

В поле улетела.

Через год дочка идет,

Мальчика родила.

На руках ее сидит

Уланенок малый.

Прими, мамочка, прими,

Прими дорогая.

Через год он будет звать –

Бабушка родная.

 

В том саду при долине

В том саду при долине

Громко пел соловей.

А я мальчик на чужбине

Позабыт от людей.

Позабыт позаброшен

С молодых ранних лет.

Я остался сиротою,

Счастья, доли мне нет.

Других детей жалеют

И ласкают порой.

А меня все обижают

И для всех я чужой.

Как умру, я умру

Похоронят меня.

И ни кто не узнает,

Где могилка моя.

И никто на могилку

Ко мне не придет.

Только ранней весною

Соловей пропоет.

 

Глухой неведанной тропою

Глухой неведанной тропою

Сибирской дальней стороной.

Бежал бродяга с Сахалина

Звериной узкою тропой.

Шумит, бушует непогода

И не дает бродяге путь.

Идет глухой тайгой

Бродяга хочет отдохнуть.

Его в сырой земле зароют,

Заплачет мамонька моя.

Жена найдет себе другого,

А мать сыночка никогда.

 

Для кого весна отрадная

Для кого весна отрадная,

Для меня отрады нет

Ой, какая я несчастная

Уродилася на свет.

Видимо не видимо

Хочут с милым разлучить.

Из-за смеха, из-за гордости

Стала я его любить.

Брошу плакать и печалиться,

Брошу горе горевать.

Загублю свою головушку,

Не вернется мил назад.

Я крестьянкой, не дворянкою

На свет родилась.

Как приедет милый с пашеньки,

Я лошадку распрягу.

Ты живи-ка припеваючи

С работящею женой.

По базарам разъезжающи,

Погуляй-ко милый мой.

 

Любила меня мать, уважала

Любила меня мать, уважала,

Что я ненаглядная дочь.

А я с милым другом убежала

В осеннюю темную ночь.

Бежала я лесом дремучим

Бежала я рощей глухой.

На небо взглянула, вздохнула

И вспомнила дом я родной.

Вспомнила рощу зеленую

И вспомнила свет голубой.

Вспомнила милого речи,

Залилась горячей слезой.

Подружка подруге говорила,

Подруга отравы купи.

Отрава моя не дорогая

Всего только стоит пятак.

Десяток коробочек спичек

В отварной воде размочи.

Стакан на кроватку поставлю

И эту отраву приму.

 

Из-за лесу, из-за гор

Из-за лесу, из-за гор

Выезжал дядя Егор.

На осиновой телеге,

На сосновой лошаде.

 

Тройка

Вот мчится тройка удалая

Вдоль дорожки столбовой.

Колокольчик царь Валдая

Гудит уныло под дугой.

Ямщик лихой, он встал с полночи,

Ему загрустилося в тиши.

Он запел про ясны очи,

Про очи девицы души.

Вы очи, очи голубые,

Вы сокрушили молодца.

Ой, люди, люди, люди злые

Зачем разрознили сердца.

Теперь я горький сиротина

И вдруг взмахнул по всем по трем.

Так тройкой тешился детина

И заливался соловьем.

 

Мы случайно с тобой повстречались

Мы случайно с тобой повстречались,

Много было в обоих огня.

И не долго в сомненье терялась,

Полюбила ты скоро меня.

Низко склонилась на грудь головою,

Говорила люблю не терпя.

А я верил тебе всей душою,

Был доверчив к тебе, как дитя.

Я уехал, ты меня позабыла,

Повстречались мы снова с тобой.

И с улыбкой ты мне говорила,

Будто, будто теперь я не твой.

Ты скажи мне хоть слово привета,

Воскресим золотые мечты.

Воскресим. Чтобы сердце не ныло,

Чтоб бессонницу мог разогнать.

Чтоб девица вновь полюбила

И не мог бы я больше страдать.

Пусть, как в поле Аленький цветочек

Расцвети, как ландыш у ручья.

Ты вспорхни, как сизая голубка,

Будь по-прежнему милая моя.

 

Перед судом

Вот скоро ей начнется суд

И зал полон народа.

А судьи все сидят вокруг,

Они стоят перед народом.

Ах, обождите же судить,

Дайте открыться перед вами.

Кого любила судьи я,

Из-за кого сюда попала.

Его я жертвою была

И воровать порой ходила.

А деньги все, признаться вам,

Я другу милому носила.

В каком-то непонятном сне

Он овладел безумно мною.

И вдруг мне вскрылася любовь

Коварною змеею.

Свой стыд и девичий позор

Я на груди его забыла.

Ушла от матери, отца.

О судьи, я его любила.

Однажды позднею порой

С добычей верною вернулась.

Я вижу милый мой с другой

И сердце тихо встрепенулось.

И тут не вытерпела я.

Свой острый нож ему вонзила.

Но все же вам сказать должна,

Я друга милого любила.

Смотрите, как я хороша,

Мой взор не утрачен с годами.

Смотрите в нем моя душа,

Она открыта перед вами.

Я снисхожденья не прошу,

Я признаю себя виновной.

Но поскорей судить прошу,

А то и так уж сердцу больно.

А милый мальчик, бог с тобой,

Тебя я больше не увижу.

Тебя убила я сама,

О, судьи, я вас ненавижу.

Вдруг пошатнулася она,

Последний вздох в груди раздался.

А приговор в руках судьи,

Не недочитанным  остался.

 

Продолжение следует

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  • 0

#57 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 29 Март 2018 - 21:48

Во субботу день ненастный

Во субботу день ненастный,

Нельзя в поле работать.

Нельзя в поле работать,

Не боронить и не пахать.

Мы пойдем с мой Дуняшей

Во зеленый сад гулять.

Во зеленом во садочке

Соловей птичка поет.

Прощай девки, прощай бабы,

Уезжаю я от вас.

Уезжаю я от вас

На далекий на Кавказ.

 

Была лунная погода

Была лунная погода,

Когда гуляли мы вдвоем.

Расхорошенький мальчишка

Стал ухаживать за мной.

Говорил он про житейство,

Говорил он про любовь.

А я все слушала, молчала,

За ним дальше, дальше шла.

В незнакомую аллею

Я не помню, как зашла.

Встал мой милый на колени

И сказал: люблю тебя.

И взглянул милый на небо,

В небе светится луна.

Что нам небо, что нам звезды,

Мы с тобой вдвоем.

А на утро мать узнала,

Начала меня ругать.

За помещика седого

Стала замуж отдавать.

Я помещика седого,

Даже видеть не могла.

Без мальчишки дорогого

Жить на свете не могла.

Все я кольца и браслеты,

Все на свете прожила.

И последнюю цепочку

Ему на память отдала.

 

Скакал казак через долину

Скакал казак через долину,

Через Манжурские края.

Скакал тут всадник одинокий,

Кольцо блистало на руке.

Кольцо казачка подарила,

Когда казак шел во поход.

Она дарила, говорила,

Что через год буду твоей.

Вот год прошел, казак вернулся,

В село родное поскакал.

Он под горой увидел хату,

Забилось сердце казака.

Навстречу шла ему старушка

И участливо говорит:

Зачем казак сюда приехал,

Зачем ты мучаешь коня.

Тебе казачка изменила,

Другому сердце отдала.

Он повернул коня направо

И поскакал в обратный путь.

 

Для чего пустые сожаленья

Для чего пустые сожаленья,

Если нет надежды впереди.

То пускай судьба свершит гоненья

И погаснет жизнь в моей груди.

В жизни чувства гибнут безвозвратно,

Жизни цель становится темна.

А душа напрасно просит света

И напрасно волю ждет она.

Ее нет, и в будущем не будет,

Что же плакать мне и горевать.

Может завтра здесь меня не будет,

Может, я засну спокойным сном.

 

Уж ты сад ли мой сад

Уж ты сад ли мой сад,

Сад зелененький.

Что ты рано цветешь,

Расцветаешь.

Ты куда же милый мой

Собираешься,

Что во путь ли милый мой

Да во дороженьку.

А со мной ли милый мой

Да ты прощаешься.

Что летела ли Пава

Через синие моря.

Уронила пава с крыла перышко.

Мне не жалко пера, жалко крылышка.

Мне не жалко мать, отца, жалко молодца.

Как-то мой-то милой,

Он на службу ушел.

Служит, послужит

Два-три годика.

На четвертый-то годок

На побывочку пришел.

На побывочку пришел,

В зелен сад гулять ушел.

В зелен сад гулять ушел,

Себе милую нашел.

 

Помнишь ли мама ту мрачную ночь

Помнишь ли мама ту мрачную ночь,

Когда меня дома не стало.

Красивый моряк увозил твою дочь,

Ушла, я тебе не сказала.

Сначала любовью ко мне он пылал

И называл он своею голубкой.

А потом постепенно он стал отвыкать

И выгнал на улицу шуткой.

Была ледяная и темная ночь

И вьюга, метель бушевала.

Твоя ненаглядная, гордая дочь

От холода, стужи дрожала.

Чу, слышу вдали колокольчик звенит.

Там едет моряк полупьяный.

Сказал он, поедем красотка кутить

В ближайшем кафе ресторана.

Мы пили, кутили всю ночь до утра

И жизнь показалась иная.

На утро он дал мне червоный билет,

Сам вышел романс напевая.

И с легкой руки я пошла и пошла,

Поверь дорогая мамаша.

Свеча догорает, а мне тяжело,

Ах, сколько позора и срама.

 

На макруше

На макруше с тобой погорели,

Он погорел, погорела и я.

Он убежал, а меня задержали

И в уголовку меня повели.

Долго начальник допрашивал с наганом,

Долго он мучил, тиранил меня.

Ты расскажи, расскажи дорогая

С кем на макруше вчера ты была.

И отвечала я гордо и смело,

Это военная тайна моя.

Скучно и мрачно в темнице тюремной,

Сумрачный день сквозь окошко глядит.

Вот кто-то тихонько в окно постучался,

Это родимая мама пришла.

Мама ты, мама моя дорогая,

Это последняя просьба моя.

Если увидишь свободного вора,

Скажи, что в тюрьме умерла.

 

Милосердная сестра

Там вдали видна повозка,

На повозке Красный крест.

Из повозки слышны стоны:

Скоро, скоро ли конец.

Обождите, потерпите,

Утешала их сестра.

А сама едва шагает,

Утомленная она.

Скоро мы на пункт приедем,

Всех вас чаем напою.

Перевязки всем поправлю,

Домой письма напишу.

Вот сестрица пишет, пишет,

А на сердце тяжело.

Ее муж давно убитый,

Сердце кровью залито.

Там слышны ужасны стоны,

Встрепенулася она.

И к больному поспешила

Милосердная сестра.

Что тебе голубчик нужно.

Или пить тебе подать.

Нет, сестрица не поможет,

Я уж начал остывать.

Глаза карие закрыла

У солдатика она.

И с печалью отходила

Милосердная сестра.

 

Вот кто-то с гороньки спустился

Вот кто-то с гороньки спустился,

Наверно милый мой идет.

На нем рубаха голубая.

Она с ума меня сведет.

Мне дайте ленту голубую

И темно-синий сарафан.

Садился милый на машину,

Кондуктор двери закрывал.

Кондуктор двери закрывает,

Машина свиснула, пошла.

А я кричала: Куда ты едешь,

Я здесь завяну, как трава.

Проехал станцию Одессу

И Севастопольский вокзал.

На полустанке остановился,

Сказал: Блондиночка прощай.

Забудь мой рост, мою походку,

Забудь черты моего лица.

Забудь, как мы с тобой гуляли,

Забудь с начала до конца.

Но как же я тебя забуду,

Когда портрет твой на стене.

Но как же я тебя забуду,

Когда малютка на руке.

А ту малютку звать Анютка

И вся похожа на тебя.

Глазки карие, лукавые,

Вся улыбочка твоя.

Пойду в аптеку. Куплю яду,

Аптека яду не дает.

Пока молоденька девчонка

Из-за любви здесь пропадет.

 

В это воскресенье

(слова И.В.Орлова)

С утра жара, совсем не дует ветер,

Затих и тополь, затих и лист.

Но вспыхнула гроза под вечер,

Оттуда шум, оттуда свист.

Бушует ветер, лес ломает

И с треском молнии играют.

С полей, с дорог всю пыль сметает,

Несет ее куда весть знает.

В это воскресенье комбат мне поручил

Доставить срочно донесенье.

Ответ, чтоб завтра я вручил.

Верхом я ехал, всюду дзоты,

Бандиты в камышах скрывались.

Кругом трещали пулеметы,

Порою мины рвались.

Когда доставил я пакет,

Начался вскоре бой.

А мной полученный ответ

Положил под рукой.

Поехал я в обратный путь,

Прожектор освещал.

Подшпорил я в бока коня

И конь меня помчал.

Опасным был мой путь
Сквозь грады пуль, снарядов, мин.

Признаюсь ехать было жуть,

Дорога будто клин.

Подбили мне коня,

На поле конь остался.

Достал пакет из под луки

И пешим в часть добрался.

Я знаю, шел я на рожон,

Но выручая батальон,

Чуть свет

Представил командиру я ответ.

 

День рождения Красной армии

(слова И.В.Орлова)

Не забыть нам этот  день,

Под окном цвела сирень.

Хотя было и не летом,
Все сады покрылись цветом.

Зеленел кустарник, лес,

Солнце знойно жгло с небес.

Реки вышли из берегов,

Шум поднялся у врагов.

И с тех пор мы поклялись,

Только чтобы не случилось.

Забегайте в наши хаты

И в окно скорей стучись.

Помню, пушек гром раздался,

Даже воздух колебался.

В бой мы шли, кипела кровь,

Так  в боях мы добывали народную любовь.

 

Продолжение следует


  • 0

#58 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 30 Март 2018 - 11:53

Колыбельные песни

 

Зыбаю, позыбаю

Отец ушел за рыбою.

Мать ушла пеленки мыть,

Дедушка дрова рубить.

Бабушка уху варить,

Нянюшка покачивать,

Няня побаюкивать.

 

Спи дитя мое прекрасно,

Баю, баюшки, баю.

Светит месяц очень ясно

В колыбель твою.

Мы тогда тебя разбудим.

Когда солнышко взойдет.

Пастух выйдет на лужок,

Заиграет во рожок.

Хорошо пастух играет,

Выговаривает.

Выгоняйте-ко скотину

На широкую долину.

Гонят дети, гонят бабы,

Гонят стары старики.

 

Баю, баю, баюшки,

В огороде барюшки.

Они бегают ревут

Мише спать не дают.

 

Петушок, петушок,

Золотой гребешок.

Что ты рано встаешь

Мише спать не даешь.

 

Баю, баю, бай,

Беги Миша на сарай.

Беги Миша на сарай,

Коням сена надавай.

Кони сена не едят,

Все на Мишеньку глядят.

 

Загадки

Как бы встала, так до неба достала (дорога).

Кабы руки, да глаза, все бы рассказала (дорога).

Бежит свинья из Питера и вся она истыкана (наперсток).

Бежит бычок, ободранный бочок (залавочек).

 

Рассказы

Про Медведево

В деревне я родился, а в городе живу. И грамоте я не учился и книг я не читал. А слышал от отца и деда, что поселение нашей деревни Медведево, началось с двух охотничьих избушек. В этих двух избушках жило девять семей. Занимались они охотой. Когда размножилась наша деревня, была построена деревянная церковь, на собранные средства четырех деревень –  Медведево, Малыгино, Моршинино и Кокшарово.

Был у нас поп, дьякона не было. Мой отец был трапезником. И была церковь этого церковного прихода, называли её семёновской. Престольный праздник у нас был 25 сентября. Дедушка мне всегда говорил, когда я пойду в церковь: «Илюшка, возьми с собой мешок». А я его спрашиваю: «Зачем мешок-то, дедушка с собой брать?», а он отвечает: «А грехи-то складывать». А из церкви приду, спрашивает меня: «Ну, как, Илюшка, много грехов-то в мешок наклал».

А сам он, как говорил отец, ходил в церкву, пока не сходил на военную службу. На военной службе служил 25 лет. Был на войне, кавалер трёх Георгиевских крестов, а как пришёл с войны, так в церкву ходить не стал.

Была у нас в деревне и школа. Три зимы в ней учились, учитель был один, да поп молитвы учил учеников читать, а кто не выучит молитву, на горох на коленки ставили. Я из-за этого и не учился. С малых лет, как стал с отцом дрова рубить, да уголь выжигать, всю жизнь свою до выхода на пенсию и работал в ласу.

Сходил на срочную службу в 1924 году, а в 1941 году добровольцам ушёл на Отечественную войну, служил в артиллерии.

 

О дореволюционной истории улиц Неумоек в Нижней Салде

Улиц Неумоек до революции было шесть. Только одна из них первая, в начале её застройки, называлась Верх-Пресвятской, потому что ниже, параллельно ей была улица Пресвятская.

Прошло много годов, стала строиться параллельно ей вторая улица. Из больших семей, которые делились, в готовые дома, выстроенные ещё в большой семье, постеиенно формировалась новая улица.

Люди, живущие на Верх-Пресвятской улице, в большинстве своем работали в лесу на курнях, жгли кучята, рубили дрова. Кто жег кучята, жили в лесу на курнях, по месяцу не выезжали домой и столько же времени не мылись в бане. Их называли Неумойщиной, а потом назвали и улицу Верх-Пресвятскую - Первой Неумойкой. А вновь формирующиеся улицы - Второй Неумойкой. Следующие улицы, идущие выше, называли позднее в порядке номеров: Третья, Четвертая, Пятая и Шестая.

И это делалось в те времена просто, так же, как с прозвищами людей. Так у моего отца было прозвище «Скутя», а детей его называли «скутичи». Так шло  не только из наследства в наследство, но из поколения в поколение. И все это было связано с событиями.

Например, кто работал в лесу на рубке дров, уезжали в лес на неделю, с понедельника до субботы. И таких рабочих в заводской поселке было иного. Но рабочие леса с улицы Верх-Пресвятской и вновь строящихся улиц, кончали работу не в субботу, а в пятницу и их в народе называли «Неумойской субботой».

А когда появились новые улицы, появились им и новые названия. Например, Третью Неумойку называли в народе «Пердунья улица». А причиной возникновения этого прозвища, была следующая, в ней жили два человека - пердуны Слобцов, а поэтому и улицу назвали «Пердунья». И следы этих прозвищ сохранились до сих пор, их потомков - внуков и правнуков называют и сейчас, но только уж не «пердуны», а «серюли».

А Четвертую улицу называли «Жидовской деревней», потому что в конце неё было несколько домов, принадлежавших одному человеку по прозвищу «Жидок».

К Октябрьской революции с момента пуска нашего завода прошло сто пятьдесят лет. К тому времени полностью были застроены первые три улицы Неумойки, Четвертая была застроена на половину, на Пятой было четыре дома, а в Шестой - шесть домов. Среди них было посевное поле Хариных.

Рабочие завода строились ближе к центру, а рабочие леса - к лесным массивам, а также строились дома ихними сыновьями для отделения от большой семьи. Сыновей рабочих леса и курней не принимали работать на завод, а посылали помогать отцам в лес на курни. Поэтому люди, живущие на окраинах, в большинстве своем, до Октябрьской революции были рабочие леса и курней, а работали они по условиям. Так, например, в договоре с заводом числился один человек, а работала вся семья. И так было до 1920 года.

 

Продолжение следует


  • 0

#59 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 31 Март 2018 - 14:43

Из революционного прошлого Нижнесалдинского завода

11 февраля 1774 года, когда Пугачевские повстанцы заняли Уткинский завод, Демидовым был дан приказ выделить с Нижнесалдинского завода рабочих на подавления восстания пугачевцев. Нижнесалдинские рабочие взбунтовались и не пошли. А 14 февраля был дан Демидовым второй приказ, но и на этот раз рабочие отказались.

В 1765 году было волнение нижнесалдинских рабочих из-за недостатка продовольственного снабжения рабочих. В 1866 году было новое волнение рабочих из-за увольнения рабочих с завода. А в 1874 году волнение рабочих из-за расчётных книжек на заводах в Верхней и Нижней Салде.

В 1897 году подпольная организация установила связь с Уральским Союзом рабочих. В 1903 году наладилось дело с получением нелегальной литературы. В 1905 году была демонстрация и забастовка рабочих. Продолжалась забастовка с мая по июль.

В 1906 году учителя двухклассного училища ГЛУШКОВ, СОКОЛОВ и КРАЮХИНА организовали подпольный кружок СДРП. В 1911 году была забастовка на заводе. В 1914 году была организована подпольная организация СДРП, которой руководил большевик САФРОН ГОЛОВЧЕНКО, член партии с 1904 года, настоящая его фамилия была - Иван Иванович ВОЛКОВ.

В 1915 году вместо восьмичасового трехсменного рабочего дня, завод работал на одну смену продолжительное время. В 1917 году, в Февральскую революцию, была оформлена легальная организация СДРП. Проходили постоянные дискуссии между меньшевиками-эсерами с одной стороны и большевиками с другой стороны. В августе 1917 года произошел раскол организации СДРП и создание Совета рабочих и солдатских депутатов.

В 1918 году свыше 900 человек с Нижнесалдинского завода ушли на фронт Гражданской войны на защиту революционных завоеваний и на подавление вооруженного восстания эсеров в г.Невьянске.

 

О приезде  Якова Михайловича Свердлова в Нижнюю Салду

Если раньше, в годы царских времен, рабочие не могли рассказывать о революционном движении на заводах и фабриках, то теперь, в годы Советской власти, они охотно рассказывают о тех событиях.

Павел Иванович КОРПАЧЁВ, 85 лет, служащий Нижнесалдинского завода, всю свою жизнь проработал на Нижнесалдинскон заводе. Он и рассказал мне о приезде в Салду известного революционера Я.М.СВЕРДЛОВА. Я  записал его рассказ о том, как он и два его товарища - ЗУЕВ Ефим Васильевич и МУРАШОВ Петр Михайлович, встретились с Я.М.Свердловым на квартире революционера, учителя ГЛУШКОВА, в доме СУЕТИНА Михаила Михайловича на Первой Балковской улице. Было это, приблизительно в 1904 году.

Корпачев и его товарищи были знакомы с ГЛУШКОВЫМ, и пришли к нему не по политическим соображениям, а по дружеским. Посидев у Улушкова, они стали собираться домой. Жена Глушкова уговорила их посидеть ещё, поскольку к ним должен прийти товарищ Андрей, которого они ждали с нетерпением, и они согласились еще погостить.

Вскоре пришел товарищ Андрей и между ним и Глушковым пошёл разговор, который для посторонних был непонятным, но запомнилась одна фраза, которую товарищ Андрей повторял много раз: «Боритесь за всеобщее тайное голосование».

КОРПАЧЁВ считает, что товарищем Андреем был Я.М.СВЕРДЛОВ, не высокого роста, с густыми, чёрными волосами на голове и худощавым лицом. На мой вопрос КОРПАЧЁВУ - был ли товарищ Андрей в очках, тот утвердительно ответил, что не было.

Затем Корпачев и его товарищи ушли с квартиры ГЛУШКОВЫХ, а товарищ Андрей остался.

 

Явочный дом

Из рассказа Сергея Ивановича ЛЯХОВА, рабочего Нижнесалдинского завода, 56 лет, проживал на Красной горке в г. Н-Салда.

«Мой отец, Иван Павлович ЛЯХОВ, рассказывал мне, что раньше, в царское время, в нашем доме была явочная квартира революционеров СДРП. С нашей квартиры получали революционеры адреса, где будут собираться на групповые собрания подпольщики- революционеры. Наш дом стоит вблизи завода.

Такой же разговор я слышал от старого кадрового рабочего, машиниста перевоза Фёдора Ивановича БОЙЦОВА».

 

Управляющий завода В.Е.Грум-Гржимайло и колодцы

«У Грума одна дума, заработную плату сбавить, работы прибавить», - вот такая была поговорка у рабочих Нижнесалдинского завода.

И все же добрая  память о Владимире Ефимовиче у населения Н-Салды живёт и будет жить веками. Много он сделал доброго для населения г.Н-Салда, в том числе и по изысканию мест для рытья колодцев. Стоят эти колодцы и сегодня, как исторические памятники.

Так, чан-колодец по улице Стеклова, чан в конце улицы Луначарского и другие. Колодец по улице Стеклова был построен на речке Мокруше, пользовались водой из него все три Напольные улицы. Когда-то Мокруша вытекала из речки Опалихи, но потом она пересохла и теперь это лог Опалиха. А Мокруша, при наличии на всей ее длинне родников, не пересыхает, течет зимой и летом и впадает в реку Салда.

 

Это было в 1919 году

В июле 1919 года под натиском Красной Армии белогвардейские войска отступали через Н-Салду. На 51 километре железнодорожного пути работала бригада путевых рабочих  Воронина. Мой отец работал в этой бригаде, и я принес ему обед.

Бригада в это время укрылась в лесу недалеко от железнодорожного пути, а две женщины -  рабочие этой бригады, были оставлены на пути, менять костыли.              

Бригадир ВОРОНИН послал меня на линию поставить петарды. Когда я поставил петарды, стали подходить белогвардейские поезда. Петарды стали рваться под первым отступающим поездом с солдатами, произошла паника, белогвардейские солдаты разбежались по лесу и поезда были захвачены Красной Армией…

И было мне тогда 14 лет.

 

Цыганская жалость

Эту историю мне рассказал мой дедушка.

В нашей и соседней деревне перезимовать зиму остановились цыгане. Нигде они не работали. Всю зиму цыганки ходили по дворам, собирали подаяния, ворожили, а цыгане-мужчины менялись с деревенскими мужиками лошадьми, да ходили из одной деревни в другую к своим родственникам в гости.

И вот однажды из нашей деревни в соседнюю пошёл цыган и взял с собой сына. Деревня от деревни стояли в верстах шести. Идут они полем зима, день морозный. Цыган шёл в енотовом тулупе, в валенках с галошами, в шапке-ушанке, подпоясан опояской из красного материала. А его сын в худых сапогах, фуражке и  лёгоньком пальтишке. Идут они, а мальчик и говорит: «Папа я замерз». Снял цыган с валенок галоши, дел на сапоги сына и пошли они дальше. Еще немного прошли, сын снова говорит отцу: «Папа я замерз».

Снял цыган с головы шапку, одел на сына, а сам одел его фуражку. Прошли еще немного, сын опять говорит: «Папа я замерз». Снял цыган опояску, одел на сына.

Дорогой встретились они с другим цыганом. Стоят, разговаривают, а цыганенок и говорит: «Папа я замерз». Тогда цыган и говорит: «Вот одел его с ног до головы, а он всё твердит, что замерз».

 

Драки в Салде

В 18-19 веках в Салде собирались мужики на круг для пробы силы в кулачном бою и представлялись они, как соревнование по силе и смелости. Для населения заводского поселка это было настоящее зрелище.

Во второй половине 19го – начале 20 века, особенно, перед Первой мировой войной кулачные бои и состязания по перетягиванию палки или верёвки, переросли в драки с применением палок, топоров, лопат и ножей. Заводской посёлок поделили среди молодежи на части и назывались они - «Неумойщина», «Наполыцина», «Кержаки» и «Балкосята». В каждой части поселка были свои главари и зачинщики драк.

Драки были особенно часты в церковные праздники - пасхальную неделю и даже в воскресные дни. Сколько бед и горя приносили эти драки матерям. Сколько душевного волнения с думой о своем подрастающем сыне, как бы его сохранить от смерти или от тюрьмы. В драках не редко убивали людей.

Так, в 1913 году, на пасхальной неделе, в катаверной для анатомии таких убитых было 10 человек. Местная полиция не только вела борьбу с эти злом, но и сама вклинивалась в эти драки. В частности, в зимнее время на пруду полицейский ЧЕРНОВ Евсей сбрасывал с себя полицейскую форму и вступал в драку на стороне кержаков.

Так продолжалось вплоть до Октябрьской революции 1917 года, когда большевики приняли строгие меры - двух главарей банд расстреляли, и драки сразу затихли.

Продолжение следует


  • 0

#60 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 02 Апрель 2018 - 11:16

Скутя

(Из воспоминаний ГОРБУНОВА Михаила Ивановича, 73 года, рабочего завода, пенсионера)

Скутя - это не фамилия, а прозвище жителя Нижней Салды Горбунова. Дали ему это прозвище потому, что он вместо слова «спрятать», или «спрячь», говорил - «скутай», или «скутать». Так говорили люди в далекие времена, а потом перестали это слово упоминать, а Горбунов всё говорил его по старинке. Вот ему и дали прозвище - Скутя.

Его дети выросли  и прозвище перешло уже к ним по наследству. Их стали называть Скутичи и они воспринимали это прозвище за оскорбление.

Однажды, уже в советское время, один из его сыновей не платил подоходный налог. Дело дошло до того, что его вызвали на горисполком. На заседании исполкома присутствовал налоговый инспектор облфо, который спросил у Горбунова: «Товарищ Скутич, почему не платите налог?» Горбунов от этих слов, аж в лице изменился, но промолчал. А инспектор вновь его спрашивает. Тогда ГОРБУНОВ, со сжатыми кулаками подходит к инспектору и с повышенным голосом говорит: «У меня фамилия есть!» Инспектор покраснел в лице, но не может догадаться в чём дело. Тут-то всё и выяснилось. Комиссия извинилась перед ГОРБУНОВЫМ и сняла с него налог, поскольку тот был  инвалидом Гражданской войны и персональным пенсионером.

 

Как салдинцы раньше экономили спички и время

Раньше люди деньги наживали по-разному, например, многие старики на спичках. И хотя бытовала в народе поговорка: «На спичках денег не наживешь», однако, люди спички придумали колоть и из одной делать две и, даже, три.

Недоеденные во время обеда куски хлеба не бросали, а сушили на сухари. Некоторые салдинцы и вовсе покупали куски хлеба у нищих. Сушили и берегли эти сухари для сенокосной поры, для приготовления блюда, которое делали во время гребли, чтобы меньше затрачивалось время на принятие пищи. И называлось это блюдо - «здорово».

 

Как мой отец в детстве за ягодой на болото ходил

Мой отец, когда ему было лет тринадцать, крадучи от родителей, встал утром рано, ещё все в деревне спали. Взял лукошко, краюху хлеба, сорвал несколько луковиц с грядки и пошел  за ягодами на болото, на которое он ходил раньше со своими родителями. Болото это было в восьми километрах от деревни. Но не знал он, что в окрестностях наших деревень бродили волки стаями.

Знал он только, что в зимнюю пору учеников в школу из других деревень привозили на лошади. Сзади, за вяз дровней, привязывали длинную веревку, которая тащилась по дороге и извивалась, как змея. Волки, выбегая из леса, гнались за дровнями, но боясь веревки, не бросались на дровни, лошадей и детей. Знал он и том, что намедни их сосед Демьян ездил по хворост и брал с собой собачонку. Так, волки стащили её с воза и тут же на дороге разорвали на куски.

Но отец мой шел по дороге с упрямой думкой: «Да, что они, волки, мне сделают-то?» Дошел он до болота, свернул в лес. Идет по лесу ягод найти не может, бросается, то в одну, то другую сторону. Ушёл вглубь болота далеко, а ягод найти не может. Ходил, да ходил, петлял, да петлял, а солнце уже далеко ушло за полдень. Пошел на выход из болота, а когда заходил, меток ни каких не делал, надеясь на память. А лес-то на болоте везде одинаковый, куда не взгляни. В общем, заблудился.

Свечерело, солнце село за лес. Тогда он залез на кедр, посмотреть, нет ли, где поля или покоса. Нет, везде сплошной лес. Слез с кедра, устал. В лесу уже стемнело. Сел возле кедра, повесил лукошко на сук над своей головой, а сам сел между корнями кедра. Хотел разжечь костер, поискал в карманах, а спичек-то нет, не взял с собой, разжечь огонь не чем.

А ночь темная, глаза выколи, ничего не видно. Улегся спать на мох между корней кедра, набродился, устал. Проснулся от воя волков. Выли они недалеко от его ночёвки. Уснуть он больше не мог, страх не давал ему спать. Лежит, слышит шорох, хрустят сучья. Взглянул в ту сторону и видит какие-то огоньки горят, как звездочки. То горят, то потухают. Мороз пошёл по его телу, волосы подняли на голове шапку, а огоньки кажется все ближе и ближе. Он соскочил на ноги и головой уронил на себя лукошко, подвешенное на кедре. Со страха потерял сознание и очнулся лишь, когда рассвело. Видит, лежит он в какой-то яме без штанов. Стал их искать, и нашел  все  изорванные в лоскутки. Залез он снова на кедр, высоко-высоко, на самую вершинку и увидел, как мать его ходит в огороде, капусту с гряды ссекает.

 

Рассказы охотника

Как зайцы табак нюхали

Бывает же такая диковина на охоте. Зимой я ставил петли на зайцев на своем покосе.  А покос мой был внутри болота, на небольшой елани. Я каждый год вырубал деревья вокруг  для своих нужд и на отопление, а потому вокруг  были сплошные пни. Здесь же срубил я избушку в одно окно для ночёвки и стойла для лошадей, в простенке леса. Отоплял избушку железной печкой.

И вот однажды приехал я на покос по сено. День был морозный. Когда выезжал по узкой, мною рассеченной дороге на елани, то увидел целый табун зайцев, бегающих между пней. Не то увидев меня, не то услышав скрип саней, бросились они бежать в разные стороны.

Подъехал я к зароду сена, выпряг лошадь, отвёл её в свое стойло, а сам около избушки сел на толстый пень от свежей рубки. Достал табакерку с нюхательным табаком, понюхал и поставил на пень, на котором сидел и нечаянно просыпал половину табака. Часть табака я собрал, а много осталось на пне. Понюхал я ещё табачку и пошел посмотреть, что зайцы делали на пнях около елани. А на них не видно даже и рисунка заячьего следа, все было утоптано.

На другой день я поехал на свой покос пораньше, взяв с собой заячьи петли. Приехал, зайцев в пнях не было. Расставил петли, наложил воз сена и поставил лошадь в стойло. Затопил печку в избушке, пообедал и остался на ночёвку.

К ночи небо выяснило, ночь была морозная и светлая. Ещё с вечера я увидел зайцев в пнях и любовался, как они прыгают. И вдруг заяц подбежал к пеньку, на котором я рассыпал нюхательный табак. Вскочил передними лапами на край пня, нюхнул табаку, да, как чихнет. Ударился головой об пенек, упал и жив не был. Я выбежал из избушки, подобрал его, а он еще тепленький.

И тогда я весь свой нюхательный табак рассыпал на пеньки, оставив только себе на ночь, и лёг спать. Утром я встал, когда было уже светло, и пошел посмотреть, что из моей затеи получилось. Когда подошел к пенькам, где я насыпал табак, то увидел, что у пней валяются по одному  по два зайца, а нос у них был в нюхательном табаке. Собрал я зайцев и повез домой. А в петлях, что я расставлял, ни один не попался.

 

Как я ловил глухарей на клюкву

Однажды на охоте он приметил, как на клюквенном болоте глухари клевали клюкву. Лежал я в это время за холмами, между которыми стояли две тонкие, как карандаши, сосны, высотою не выше метра. Наблюдая за глухарями заметил я, что когда они клюют клюкву, то раздавливают её во рту, и лишь потом глотают. От кислой ягоды зажмуривают они при этом  глаза, встряхивают головой и вытягивают шею во всю длину.

Вот я и придумал ходить осенью, когда окисляется хвоя не лиственнице, охотиться на глухаря. Делаю закрадку, обкладываю её мхом, на него насыпаю клюкву, а сам залезаю в закрадку, чтобы потом хватать незаметно глухарей.

Глухари, посещая окислившую лиственницу, при кормежке роняют хвою под лиственницу на землю, а потом спускаются на неё клевать клюкву, не чувствуя при этом опасности. И как только они зажмурят глаза при глотании клюквы и вытянут шею, я хватаю их за шею и толкаю в рюкзак.

 

Продолжение следует


  • 0



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных