Перейти к содержимому


Фотография

Коллекция народной мудрости


Сообщений в теме: 71

#21 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 04 Март 2018 - 21:06

Не кочегары мы, не плотники…

(Записано в 1967 году со слов Трифановой Анастасии Павловны, 82 года)

Отец мой Павел Маркович в конце 19-го столетия на Нижнесаддинском заводе был подрядчиком по каталажным работам. Содержал он артель рабочих по верховым работам 12 человек.

Все трубы заводские, прокатной фабрики и паросиловой котельной ставила именно его артель. Помню, как он ставил первую трубу, склепанную полностью на земле. Поднимали ее на месте. В помощь им приезжала артель катадажников из Н. Тзгила подрядчика МЕДВЕДЕВА Николая Федотовича. Вся его артель тогда жила у нас на квартире.

Дело было летом 1899 года. Моему отцу тогда было 52 года. Трубу поднимали воротками, а мы смотрели, как она качается на весу при подъеме. К работе тогда были привлечены не только Тагильская артель, но и рабочие завода. Множество народа стояло на берегу пруда, наблюдая, как они работали.

Помню нескольких рабочих нашей артели. Но особенно таких, как Паша Петунин по прозвищу «Божонок» и Костя Трифанов по прозвищу «Каин». Наиболее отчаянным, как говорил тогда мой отец, был Костя Каин. Поставят,  бывало, трубу, а он залезет на самую ее верхушку и встанет на руках вниз головой. Таким же бесшабашным был и Паша Божонок.

Помню, как их угощали тогда за работу, денег на это давал завод. Угощение проходило в нашем доме, и на нем всегда был сам управитель завода.

 

Ваня Коновалов по прозвищу «Жидок» 

(Записано в 1967 году со слов Семкова Василия Степановича, рабочего завода, 65 лет)

Жил в Салде Ваня Коновалов по прозвищу «Жидок». Родился он в начале второй половины девятнадцатого столетия. Прозвище свое Ваня получил за то, что был уж очень скупой и что собирал всякую выброшенную другими людьми дрянь, не пригодную для дальнейшего употребления в хозяйстве и тащил все это к себе домой.

Служил Ваня много лет сотским при волостном управлении и за пять копеек в любую погоду по наряду бегал по деревням. Сотские несли дежурство поочередно и, когда кто-то не мог вовремя  отдежурить свою очередь, нанимал Ваню Жидка за пятачок.  Бляшка сотского всегда была на груди у Жидка. Службист он был на удивление старательный, да и подхалимничал перед начальством не в меру. Вилял Ваня «хвостом» возле начальства, а трудовой народ для него был, как та дрянь, что  он собирал по Салде.

Были у Вани Жидка три сына – Афанасий, Никита и Дмитрий. Имел он в Салде шесть домов, пять из которых были в конце улицы Четвертой Неумойки, называвшейся в народе «жидовской деревней». Имел Ваня в своем хозяйстве пару лошадей, крупный рогатый окот, свиней и пахотную землю.

Как-то раз  Ваня Жидок выдолбил из цельной сосны для себя гроб. Сделал  крышку и лег в гроб примерить, подходит ли он ему. Позвал малолетнюю внучку, чтобы закрыла его крышкой. А внучка не будь проста, крышкой гроб прикрыла, да и села на него. Ваня из гроба стучит, кричит, умоляет выпустить его: «Открой, Санька, открой!». А Санька сидит, улыбается и не открывает. Так и просидела, пока взрослые не пришли…

Вот такая была история.

Продолжение следует


  • 0

#22 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 04 Март 2018 - 21:06

Устинка – горький пьяница

Жил на нашей улице Устин Черепанов и звали его все – Устинка. Работал он потожным на курнях, выжигал по найму уголь мужикам. Подолгу в лесу жил. Уедет, бывало, живет, работает, жжет кучата мужикам – одному выжжет, к другому нанимается.

Но как только вернется с курня домой, так бывало и запьет. Пьет неделю-две. А матершиник был страшный, к каждому слову  все «мать», да «мать».  А жену свою, Пистемею, держал, как рабыню. Бил ее постоянно и ни за что. А женщина она была хорошая, трудолюбивая, скромная.

Хозяйства у них в семье никакого не было. Был дом, да усадьба. Жили бедно. Уедет Устин в очередной раз на курень, а Пистемея живет дома одна, ходит на заработки к зажиточным мужикам на поле жать хлеб или в овин зерно молотить.

Приехал, как-то раз, Устинка  с курня домой и опять запил. Навел в избу пьяных гостей, а закуски нет. Стал искать закуску, полез в печь, достал жаркое в жаровне. Съели они с гостями мясо, а вместо него положили в жаровню старый башмак и поставили обратно в печь.

Приходит домой Пистемея, а Устин на нее драться: «Где была, да шлялася! Муж гостей привел, а и закусить нечего». Полезла Пистемея в печь по жаркое, а там вместо мяса в жаровне башмак мокнет. Устинка ругается, а жена ему объясняется, что жала хлеб в поле. А он все к ней придирается, матом обкладывает, да ударил ее по лицу.

И так всякий раз, как Устинка напьется, так и издевается над женой.

Пил он так пил, да и в петлю залез. Прибрал бог бедолагу…

               

Рассказ брата и сестры о своем трудном детстве

(Записано в 1963 году со слов Подцепкина Павла Васильевича и его сестры Веры Васильевны)

Плохая у нас в детстве жизнь была. Семья  наша большая - шестеро ребятишек, пять мальчиков да девка. Отец работал у кустарей, заработок маленький - 80 копеек или рубль, а работали с четырех  утра до восьми вечера.

Отец весь заработок свой пропивал. Бывало, идет мать по воду на колодец, а мы вповалку на полу спим. Отец сдерет с нас одевку, которой были одеты с вечера, а мы и не услышим. Когда станем замерзать, хватимся одеться, а не чем, отец все унес да пропил.

Бывало, мать пироги с рыбой  испечет, чтобы покормить нас. Пока отойдет куда-нибудь недалеко к соседям, а отец тем временем пирог пропьет в котомашной.

А когда отцу нечего стянуть из дома, он с похмелья идет в мастерскую, где работал.  Там над ним посмеются, за стакан водки надерут ему голую задницу деревянной столовой ложкой. Или еще выльют сороковку водки в чашку, накрошат хлебных крошек, он сидит да хлебает. А хуже того, вдернут нитку в хомутовую иглу, да по голой заднице ему, лежащему на верстаке, и начнут стегать иглой. А игла, острием своим, впивается ему в тело. По надсмехаются вдоволь над ним, да и подадут стакан водки.

Матери нашей некогда было работать днем, нужно проследить за нами. Так вот, мать брала работу у кустарей на дом и ночами ее выполняла, пока мы спали. На том заработке мы и кормились, и выжили…

Продолжение следует


  • 0

#23 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 05 Март 2018 - 17:48

О деде Иване и тульском самоваре

Жили в Салде два брата СУМИНЫ. Одного звали Иван Федорович, а другого Матвей Федорович. Иван был старший, был он высокого рост, могутный. Жену у него звали Фенька.

Оба брата были хорошие песенники. Идут, бывало, из гостей на утренней заре и напевают: «Я по ей вздохну, мыслям девушку люблю». Услышишь братьев и обязательно встанешь, откроешь окно, послушаешь.

Жил Иван Федорович бедно, домик у него был на три окна, ветхий. Стоял, словно на курьих ножках. А двор был такой, что корова ляжет, а хвост протянуть не куда. Из роскоши у них в избе был лишь тульский самовар.

Оба супруга, Иван да Фенька, были уже старенькие. Фенькой муж звал жену смолоду, из любви, да так и привык звать до глубокой старости. Фенька от работы, да заботы и по своей старости не могла уже ставить  на стол вскипевший самовар, стоявший на полу у печного душника. Ставил всегда Иван Федорович.

И вот однажды я пришел к ним в гости навестить стариков. А Иван Федорович лежит на печи и жалуется  мне на свою жену: «Вот, бай (такое у него было слово-присказка), не проследила за мной, сожег пятки у ног. Вот, бай, хрен с тобой, елки зеленые, сама теперь и ставь самовар-то на стол!». А самовар, как раз вскипел, надо ставить на стол, а Фенька не может.

Я помог старикам, поставил самовар на стол. Иван Федорович с трудом слез с печи, дополз на коленках до стола. Стали они пить чай, пригласили и меня за стол, я не отказался.

За стаканом чая у нас возник разговор. Иван Федорович протянул ко мне руки и говорит: «До какой я старости дожил. Мне 82 года, у меня руки, как грабли, пальцы не разгибаются. А у Феньки спину согнуло в три дуги!» И задает мне вопрос: «Как ты думаешь, Николай Павлович, от лежанки на печи это или от работы?»

Я не успел ответить, а Иван Федорович уже начал рассказывать: «Вот у Матьки (так он называл своего младшего брата Матвея) руки целые, а его жена не смогает ходить от ожирения. Рубахи им мыть на реку и то люди ходят. Когда я был молодой, 17-18 лет, то был здоровый, могутный. Работал на заводе в кричной, а работушка-то была та кобылья. А Матька, как подрос, его взяли на военную службу. На службе ему повезло, он денщиком был у начальника. Служил в Самарканде, а после службы привез домой денег и зажил. В один год выстроил дом, под железо закрыл крышу. Купил пару лошадей и взял подряд на заводе возить дрова-шеститку с дровяной площади в кирпичный цех, а меня сговорил поработать у него. Лошадь-то у него была злая, да могутная. По полкуба я на нее клал и вел по плохой дороге. Изробил я ее, да и сам изробился… Шестьдесят лет с лишним, если считать работу с детства на курнях, проработал на заводе, а заработал выходит один тульский самовар. Эх-х-х…»

Продолжение следует


  • 0

#24 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 05 Март 2018 - 18:19

Сказ о том, как поп с дьяконом в канаве крест утопили

Было это лет пятьдесят тому назад. Я тогда только-только окончил школу. Моя мать была женщина набожная. Каждый год давала заявку в церковь отслужить на пасхальной неделе  молебен в нашем доме.

И вот пришли к нам в дом поп с дьяконом. Отслужили молебен и попросили мать, чтобы она разрешила мне им помочь унести корзинку, наполненную яйцами. Мать разрешила.

Пошли мы в следующую улицу. Отслужил поп с дьяконом и там молебен. Хозяин пригласил их за стол. Сколько они времени сидели, я и не заметил. За столом с хозяином выпивали водку. В общем, напились поп с дьяконом.

Хозяин дома попросил меня отвезти их домой, я не отказался. Запряг хозяин лошадь. Пока запрягал, накатилась туча, загремел гром и пошел сильный дождь, наполнивший придорожные канавы водой.  Как только дождь прошел, я повез попа и дьякона домой в коробе, поскольку на беседке они сидеть нормально не могли.

По дороге поп, видно, задремав, привалился всем своим грузным телом на дьякона. Коробок набочился на один бок, колеса задка по грязи забросало из стороны в сторону и дьякон с попом выпали. Да прямо в канаву, и там утопили крест, с которым служили молебен.

Искали, искали его, а поскольку пьяные были, найти так не смогли. И тогда дьякон мне и говорит: «Сынок, скажи матери своей, чтобы она пораньше утром поискала в канаве крест и если найдет, принесет батюшке. А сама пусть никому не говорит, что мы крест утопили».

Я довез попа и дьякона до дома, лошадь вернул хозяину, но не признался ему, что по дороге случилось. А матери рассказал. Мать на утро встала рано, клюкой в канаве нашла крест и унесла его попу.

Продолжение следует


  • 0

#25 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 05 Март 2018 - 21:46

Трагический случай на охоте

На Тагил-реке, в районе речки Мельничная, что напротив  Пряничниково, одним летом ходил на редкость громадный бурый медведь. И вот как-то раз, собралась группа охотников во главе с Алексеем Михайловичем Пряничниковым - мужиком высоким, стройным, могутным и, к тому же, бывалым охотником, поохотиться на зверя.

И вот сошлись они в лесу с медведем. Зарычал тот, увидав охотников и пошел ходом на них. Алексей Михайлович попятился назад, да запнулся ногами за сучья и упал на спину. Никто даже выстрелить не успел, как медведь навалился на него. А потом и стрелять было невозможно, поскольку пуля могла прихватить и человека.

Меж тем, борьба  медведя и человека развернулась не на жизнь, а насмерть. Медведь схватил  охотника за голову, но тот умудрился оттолкнуть лапу. Хотел охотник достать нож, висевший на поясе, но не смог, медведь придавил его к земле.  Попытался Алексей Михайлович схватить медведя за язык в разинутой пасти, но тот откусил охотнику два пальца.

А остальные охотники в это время стояли поодаль в полной растерянности, до тех пор, пока Алексей Михайлович не закричал в отчаянии: «Долго я еще тут один бороться буду?!»

И тогда его сын подошел к медведю вплотную и с одного выстрела в голову из ружья уложил зверя наповал.

Когда Алексея Михайловича подняли с земли, вид у него был не самый лучший. Был он сильно помят и исцарапан зверем, была повреждена голень на ноге, а два пальца на руке висели на оной коже. Слава богу, хоть жив остался…

 

Как обманывали богатых старух

Жил в Салде мужичок Федор Арсентьевич. Человек он был богомольный, каждое воскресенье ходил в церковь, не пропускал и другие церковные праздники. Всем прихожанам всегда низко кланялся и в итоге своим усердием снискал доверие верующих и церковных служителей. Выбрали его церковным старостой. Привлек Федор Арсентьевич к церкви и своего сына Алексея. Вначале тот пел в церковном хоре, а потом и вовсе постригся в дьяконы.

Все это укрепляло доверие верующих к Федору Арсентьевичу. А он тем временем ушами не хлопал, а знакомился с богатыми, денежными старушками. Особенно присматривался к тем, кто  годами постарше. К ним и подкатывал, брал взаймы крупные суммы и платил с них проценты. Старушки  просили старичка ни кому об этой их маленькой коммерции не говорить, а ему только это и надо было. Проценты он платил старушкам аккуратно, а вот окончательный расчет все откладывал, надеясь на то, что старушка скоро отдаст богу душу.

И старушка, не дождавшись расчета, благополучно умирала, а взятые у нее взаймы деньги оставались в кармане у предприимчивого Федора Арсентьевича.  Помимо «основного» доход у него был от церковной кружки, продажи свечей и от службы сына Алексея.

И зажил наш хитрый старик вольготно и богато. А когда, бывало, выпьет, то начинает хвалиться: «Хватит и на наш век дураков-то!»

Продолжение следует


  • 0

#26 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 06 Март 2018 - 19:47

Знатный человек Константин Распопов

Жил в Салде человек малограмотный, но знатный – Константин Яковлевич Распопов. Имел он много специальностей: коновал, знахарь ветеринарного дела, мастер валяльного дела и каменщик.

Его мастерскую валяльной обуви в Салде по праву называли кузницей кадров. Наемной рабочей силы своей он не имел, но учил местных подростков этой профессии. С его помощью люди становились мастерами своего дела, и ни кто из его учеников, спустя годы, не скажет про своего учителя худого слова.

При Советской                власти Константин Яковлевич работал на заводе каменщиком по кладке доменных печей, а в годы Первой пятилетки уехал на строительство Магнитки. Был он к тому времени уже преклонного возраста, но это ему не помешало стать одним из первых, кто был награжден орденом Ленина за ударный труд на кирпичной кладке доменных печей.

 

Местный чудак Федор Бессонов

Были в Салде такие чудаки, как Федор Иванович Бессонов по прозвищу «Гроб».

Человек этот по тем временам жил зажиточно. Имел двух лошадей, рогатый скот, птиц, пахотное поле и сенокос.

Поедет, бывало, на покос, наденет на лошадь пестери, складет в них продукты, а сам никогда на лошадь не сядет верхом. Всю дорогу идет пешком, а лошадь ведет на поводу. Лошадь у него была упитанная, как говорили тогда местные, злей воды.

Никогда Федор Иванович не носил двое штанов - ни зимой, ни летом.

 

Как  братья Зуевы шутковали

Лет пятьдесят назад жили в Салде два брата Зуевы – Ефим и Алексей. Старший Ефим был высокого роста, с длинными руками и  тяжелой походкой. Когда он шел по улице, казалось, земля под ним не выдержит. Силы был необыкновенной. Говорил басом, грубо, редко и не торопясь. Все хвалился своей силой и бесстрашием и грозился, при случае, из любого выжать все соки. А его брат Алексей был наоборот - небольшого роста, худенький, но очень живой, верткий и легкий на ходу.

Жили братья вместе. Ефим был уже женат, жену звали Машей, а Алексей - холостой. Имели они в хозяйстве корову. Вот как-то раз, в сенокосную пору пошли они косить траву. Покоса у них было два – ближний и дальний. Выкосили они дальний покос, Ефим и говорит: «Алексей, иди домой, скажи матери, чтобы завела квашню и напекла хлеба. Потом принесешь его на ближний покос, где мы с Машей будем косить».

Идет Алексей через ближний покос и думает: «Вот Ефимка хвалится своей силой и ничего не боится. А вот я проверю, так ли это!» И не пошел домой, а залез под полок в избушке и там уснул.

Пришли Ефим с Машей на ближний покос, время было уже вечернее. Ефим говорит Маше: «Ты отдыхай, а я пойду траву на покосе погляжу». А Алешка под полком лежит, слушает. Ефим ушел, да недалеко, а Маша села на полог, ноги свесила. Алешка из-под полка хвать ее за ноги, а она, как закричит: «Ефим, меня кто-то за ноги хватает!» Ефим, возвратился в полутемную избушку и спрашивает: «Какой леший тебя берет!» А Алешка снова схватил Машу за ноги и потащил с полка. Ефим, увидев это, испугался и выбежал из избушки, оставив жену одну. Алешка тем временем выскочил из избушки и побежал домой. Ефим на свету-то признал его и кричит вдогонку: «Ну, и дам я тебе потасовку, как вернешься!»

Наутро Алешка забрал у матери испечённый хлеб и понес его на ближний покос. Пришел, а в избушку не заходит. Ефим увидел брата и говорит: «Ну что стоишь, в избушку не идешь?»  А Алешка отвечает: «Не пойду, ты меня налупишь!»  «Ничего я тебе не сделаю», - отвечает Ефим.  Алексей просит: «А ты побожись!»

На дворе уж полдень, есть хочется. Встал Ефим с лавки, перекрестился и говорит: «Истинный бог, не трону. Неси хлеб». Алешка вошел в избушку и подал хлеб. Сели губницу есть, а Алешка и говорит брату: «Вот ты хвастал, что никого не боишься, а сам вчерась убежал, испугался».

Ефим подскочил на ноги и своим басом говорит: «Ах ты, прохвост! Я то, думал, что под полком и правда нечистая сила сидит. А вот ежели бы знал, что это ты там пакостничаешь – все кости бы тебе помял…»

Продолжение следует

 


  • 0

#27 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 06 Март 2018 - 20:45

Как управитель завода невольно способствовал кражам

Управитель завода Константин Павлович Поленов каждый день ходил на завод через заводские ворота. А заводская охрана находилась на проходной, где обшаривала рабочих, чтобы они не вынесли чего из завода. И как только Поленов пойдет в ворота на выход, к нему рабочие с просьбой: «Константин Павлович, разрешите взять домой полоску железа». И вместе с ним проходят через ворота, минуя охрану, неся под одеждой полоску железа.

Одно время управляющий болел, ходить пешком не мог и на завод ездил в коробке на лошади. Один без кучера. Любил он кузнечно-механический цех и подолгу там бывал. А рабочие за это время нагрузят ему под беседку в короб железа и инструмента. Поленов  выйдет из цеха, сядет в короб и едет домой. Отведет лошадей конюхам, а те, после его ухода, передадут рабочим нужные вещи и смеются: «Смотри, чего управляющий сегодня украл с завода!..»

 

Как Шамара по пьяни с колокольни упал

В старое время, пожалуй, никакой другой праздник не отмечали в Салде так весело, как Пасху. Всю неделю по заводскому поселку стоял колокольный звон, а в ночное время на церкви горели плошки.

Звонарем на храме был тогда Иван Григорьевич Волков по прозвищу «Шамара». Он отлично владел искусством звонаря. Выигрывал на колоколах - «Камаринского», «Барыню», «Уж, вы, сени, мои сени» и другие мелодии.

Однажды, утомившись от звона, он выпил водки и лег отдохнуть прямо на колокольне. Вместо койки у него там стоял деревянный трап без боковых засторонок на высоте 10-12 метров, отсюда начинался купол церкви. Дверь, ведущая в храм, видимо, была не закрыта. Сонный Шамара повернулся на бок, дверь открылась, и он полетел вниз прямо на паркетный пол церкви.

Днем в это время в церкви никого не было, кроме трапезника Гришки Кренделя. Услышав грохот упавшего тела, трапезник подскочил на месте, не может ни как понять в чем дело. А Шамара лежит, будто мертвый.

Гришка побежал к попу, кричит: «Батюшка! Звонарь умер!». А поп пьяный, не сразу и понял, что случилось. Наконец, пошли смотреть, а Шамара уже сидит в алтаре и пьет красное церковное вино. Поп возмутился: «Да это же мое вино!» А Шамара в ответ: «Ну, так что ж батюшка, делись. Вместе и опохмелимся…»

 

Поединок с медведем

Мы приехали в Нижнюю Салду в 1925 году из Арамашевской волости и заняли место на речке Листвянке, которая впадает в речку Выя. Около самого притока и стояла наша деревня, всего шесть домов. Получили мы наделы, стали чистить лес, распахивать поля, устраивать сенокосные угодья. Власти нас освободили от налогов на пять лет. Выпас скота у нас был богатый. Только вот беспокоили медведи и волки, а ружье было одно на всю деревню.

В тот год мы с сыном купили одностволку и старый дробовик. И в то же год медведь устроил себе берлогу у самой деревни и залег на зиму. Сын у меня неплохо обращался с ружьем, ходил на охоту, бил белку, глухарей, косачей. А я ни когда не стрелял из охотничьего ружья.

Однажды деревенские дети обнаружили медведя и рассказали нам. Мы с сыном взяли ружья, собаку и пошли к берлоге. Пришли, сын выстрелил из ружья в берлогу. Собака учуяла медведя и лезет к нам под ноги. Я пнул ее, она убежала.

Медведь меж тем выбрался из берлоги, встал на задние лапы и зарычал. Сын выстрелил в него в другой раз. Медведь на него, сын за большую сосну, а я бежать. Сын кричит мне: «Не бегай, стрелять сейчас буду!» Я остановился, смотрю, а медведь весь в крови бегает вокруг сосны за моим сыном.

Прицелился я из своего ружья, руки трясутся, выстрелил и попал медведю под левую лопатку. А если б я тогда убежал, уж и не знаю, что б тогда стало с моим сыном…

Продолжение следует


  • 0

#28 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 07 Март 2018 - 11:49

Илья Гераськин – основатель поселка Баской

Эти рассказы я слышал от Михаила Ивановича Кокшарова, жителя деревни Кокшарово, когда работал на Басьяновском поселке в 1936 году. Там, где был построен второй поселок Басьяновского торфопредприятия, бежит речка Дурная. Здесь когда-то жгли уголь для Демидовского завода. Курней здесь было множество: Кругушка, Чирина, Мотановских, Черемшанских, Дычаные, Каменские, Истонские, Сокольские, Шyмковские и Пахомовские.

Главным обитателем тех лесов был медведь - царь зверей. В начале 19-го века, в верстах 60-ти на север от завода на север на большой площади лесов, не было ни каких населенных пунктов. Только далеко в глуши болот, у лесной речушки Баской, стоял один единственный дом. В нем жил Илья Гаврилович Гераскин, бывший матрос, участник восстания на броненосце «Потемкин» в 1905 году. Он был сослан царским правительством в ссылку на Урал, а после завершения ссылки, в 1914 году, Гераскин работал в Салдинском районе мастером по выжигу угля на выжигательных томительных печах. Гераскин  и был основателем поселке Баской.

С 1903 года началось отмирание выжигания кучевого угля. Строились новые углеобжигательные печи на речке Исток, Осиновках, Соколках, на речке Юрье, Шумковские и Пахомовские печи.

На север от деревни Кокшарово раскинулись обширные  болотистые места и не проходимая топь, где редко ступала нога человека. Только заядлый охотник, рыбак по озерам, да работники лесоустройства осваивали эти гиблые места.

С малых лет Михаил Иванович Кокшаров ходил с ружьем в глушь болотистых лесов и озер, раскинувшихся во все стороны от его родной деревни Кокшарово, стоявшей недалеко от речки Дурной. Речка эта не имела постоянно текущих вод и вся была во множестве омутов, заросших беспорядочной густой порослью, засоренной листвой различной растительности. На дне ее десятки, а может и сотни лет, лежали толстые коряги. Теперь там построены поселки торфодобытчиков, а речка Дурная очищена от мусора.

 

Пастух и непутевая хозяйка коровы

Жили в Салде пастух Александр Захарович Пичугин и непутевая хозяйка коровы Гусева. Корову она отдавала пасти в табун Пичугина, но каждое божье утро просыпала время выгона скота на пастбище. А проспав в очередной раз, торопливо гнала свою буренку по улице не прибранная, не причесанная и, даже, не успев надеть юбку – в одной ночной рубашке.

А пастух тот был большой шутник и, как только увидит опять запаздывающую Гусеву со своей коровой, бежит от них и кричит: «Караул, опалиха бежит!»

 

Сапожник Ильюшка Пьяный

Жил в Салде сапожник Ильюшка, по прозвищу «Пьяный». Он никогда не имел своих сапог и валенок. Принесут, бывало, к нему валенки зимой на ремонт, он наденет их на себя и носит до тех пор, пока не придет их очередь на ремонт. А придет очередь, он их ремонтирует, а следующие надевает и носит до своей очереди. Так он и сапоги носил от ремонта до ремонта.

Увидит  хозяин сапог, что Илья в его обуви ходит, остановит и спросит: «Пошто ты одел мои сапоги?» А Илья ему отвечает: «Вот чудак! На ногах то я лучше их сохраню, не украдут. А отремонтирую твои сапоги, и не узнаешь, что я их носил». Посмеется хозяин сапог и согласится с Ильей.

 

Случайная встреча

Был у нас в Салде знатный мужик. На  глаза, правда, был слаб – плохо видел и определял встречного по топоту ног. С каждым здоровался и низко кланялся. Попадется навстречу корова и с ней раскланяется.  И был у него сын – здоровяк, выше его ростом.

Мужик тот был большой любитель до чужих баб. И вот пришел он однажды к одной бабе. Сидит у нее, разговаривает. Вдруг кто-то постучал в окно, а это оказался сын того мужика. Баба вышла за ворота, пропустила его в свой дом, но не сказала, кто у нее в гостях. Зашел сын в избу, видит, сидит отец. Тот по звуку шагов узнал сына и говорит: «Видно я здесь лишний», и поспешил удалиться, от греха подальше.

 

Как мужик обознался

Жил у нас в Салде Иван Тимофеевич по прозвищу «Головушка». Был он женат, но редко видел свою жену в хорошем наряде. И вот однажды ушел он на ярмарку покупать для лошадей овес. А  жена тем временем принарядилась, надела красивое платье, фишонку с бусами, на ноги ботинки и пошла на базар. Купила, что ей надо было, и возвращается по улице  домой с подругой.

А Иван Тимофеевич в то время, по той же улице шел с соседом и, увидев идущих впереди баско одетых женщин, говорит: «Эх, какая постановная женщина, есть чему позавидовать!» Женщины, услышав такие его слова, оглянулись. И тут, мужик, увидев, что одна из них его жена, как ухнет: «Да ведь это мое чучело-то!»

Чем закончилась эта история, мне доподлинно не известно…

Продолжение следует

 

 

 

 


  • 0

#29 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 07 Март 2018 - 18:51

«Пусти, я со щущинкой!»

Любил Иван Тимофеевич ходить к чужим бабам и приставать к ним. Вот, однажды вечером он зашел к одной вдове и стукается в окно. Просится к ней, а она не отзывается. А он все стукается и говорит: «Пусти, я ведь с щущинкой!» и показывает щуку.

С тех пор местные ребятишки и молодежь стали его дразнить: «Пусти, я со щущинкой!» А он сердится, ругается уличной бранью, но по бабам ходить не перестал…

 

О гостеприимной хозяйке

Жила в Салде гостеприимная хозяйка Софья Васильевна. Кто бы к ней не пришел – всех примет и накормит, как родных. Хоть и у самой излишков ни когда не было.

Приехал к ней как-то раз знакомый крестьянин. Зима, намерзся в дороге. Подала ему на стол Софья Васильевна яишницу из  печи и угощает: «Павел Прокопьевич, дорогой гостьюшка, поешь горячей-то яишницы. С дороги-то замерз, скорее согреешься».

А сама тем временем подшуровывает железную печку.  Павел Прокопьевич хлебнул горячей яишницы, а та пошла по кишкам, да стала жечь невмочь. Соскочит он с лавки, да как заорет: «Софья, Егушкина ты мать! Сожгла ты мне желудок-то своей яишницей!…» Схватил шапку с полушубком и бежать на улицу охлаждаться...

 

Завариха и Батюшко-молочко

Жил в Салде мужик с женой и очень он любил завариху. Что не день, то просит жену: «Завари-ка ты мне жена завариху!» Так каждый день и варила она ему.

И вот однажды заварила она завариху из ячменной муки и столовой ложкой налила сверху на нее постного масла, которое поджарила на сковороде. А мужу уж невтерпёж, страсть как хочется поесть любимой заварихи. Сел он есть, да как хватит завариху ложкой в рот и тут же проглотил. А завариха с маслом горячая и пошла ему жечь живот. Мужик от неожиданности и сказать ни чего не может, просто ошалел. Схватил стакан молока, стоявший на столе, глотнул его и взмолился: «Батюшко-молочко, догони ты эту скотину завариху!»

С тех пор разлюбил мужик  завариху и больше уж не мучал жену своими просьбами…

 

Шутка Захара-пастуха

Был в Салде  пастух Захар. Выгонит, бывало, корову из табуна, через час другой приходит хозяйка коровы с претензией, что Захар не пригнал ее корову. А Захар отвечает: «Нет, так купи!» «Дак, ведь она с тобой в лесу ночевала», говорит хозяйка. А Захар в ответ «Сцать не будет, а то глаза лопнут!»

Другая хозяйка, бывало, отругает Захара за его шутку. А он пойдет в лес, пригонит корову и еще теленка на плече принесет. Оказывается, корова та ночью отелилась в лесу в табуне.

Извинится хозяйка, сама виновата, отпустила корову в табун в последний день отела, просчиталася. А потом, поблагодарит  Захара, угостит и денег даст: «Благодарствуйте!»

 

«А тебя не арестует стражник?»

Жил в Салде рабочий курней Семен Семенович Лапаухов - человек бедный, но с юмором.

Купил он однажды в лавке кусочек мяса и пошел домой. Идет по базару, а навстречу ему стражник. Как они сравнялись друг с другом, Семен Семенович пал на колени и говорит: «Прости ты меня, христа ради!» - и показывает стражнику на кусок мяса в руке. «Первый раз в жизни купил кусочек мяса. Не арестовывай ты меня за это! Больше покупать никогда не буду!»

Стражник очумел от такой неожиданности. Сходу ни чего придумать в ответ не смог, похлопал Семена Семеновича по плечу и пошел дальше.

С того случая и пошла по Салде присказка. Когда бедный человек покупал мяса, то его всегда спрашивали: «А тебя не арестует стражник?»

 

Урок на всю жизнь

Было мне тогда лет восемнадцать. Шел я, однажды, выпивши мимо кузницы, а навстречу мне мужик лет пятидесяти. Я взял и ударил его по лицу ни за что ни про что. Мужик от удивления опешил и спрашивает: «За что ты меня ударил-то?»

А стоявшие возле кузни старики увидели все это безобразие и во главе с кузнецом подбежали ко мне. Схватил меня кузнец за шиворот и кричит старикам: «Несите-ка скорей крапивы!» Те тут же нарвали крапивы у кузни. Стащили они с меня штаны и, натолкав туда крапивы, одели обратно. «Будешь знать пакостник, как пить да людей не за что обижать!» - сказали вдогонку мне старики.

…Сегодня мне самому уже семьдесят годков, а я до сих пор помню тот случай. Уж лучше бы они меня тогда надрали, чем крапиву в штаны класть. Позор, то какой! И урок на всю жизнь…

Продолжение следует


  • 0

#30 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 07 Март 2018 - 22:30

"Виновник" Гражданской войны

В 1918 году в Нижнюю Салду вступили белогвардейские колчаковские войска, пушки и пулеметы следовали с ними. Увидев все это, пожилой, малограмотный  мужичек, рабочий курней Кузьма Анфиногенович Волков выбежал на улицу к группе стоявших людей и с удивлением воскликнул: «Думать надо, Трофимка Евсеев какую войну наделал!»

Трофим Яковлевич Евсеев был первым комиссаром в Нижней Салде. По его инициативе формировались добровольческие  красногвардейские отряды из рабочих Нижнесалдинского завода, а потом уходили на фронт Гражданской войны.

Вот и думал, видно, по наивности  Кузьма Волков, что виновником той войны был Трофим Евсеев.

 

Рассказы местного охотника

Было это еще в царское время. Жил в Салде старичок Матрохин, в прошлом – рабочий завода. Любил он охоту. Однажды весной пришли мы с ним на глухариный ток. Вечером, при закате солнца сходили на подслух, посмотреть, где сели глухари для очередной утренней игры.  А потом до утра ушли в покосную избушку.

Спать было некогда, ночи в это время короткие, а глухари начинают токовать еще до утренней зари.  Идти на токовище надо впотьмах, осторожно, чтобы не спугнуть глухарей. Остановиться у сосны или ели, которую глухарь облюбовал для игры еще с вечера, чтобы, как только глухарь заиграет, под его щебетание подойти к нему на ружейный выстрел.

В избушке мы со стариком Матрохиным сварили ужин, а потом, до выхода на токовище, он рассказывал мне байки из своей жизни:

 

Как я поймал в Салде-реке щуку

«Дело было летом, стояли теплые деньки. На старом заездке стояла морда, оставленная на речке каким-то рыбаком. Морда была сделана не из ивового прута, а из проволочной сетки.

Щука зашла в морду наполовину своей длинны, накололась на проволоку и не могла двигаться ни взад, ни вперед. Билась в морде, чем и выдала себя.

Я заметил это дело, разделся догола и полез в воду. А река в том месте была глубокая. Достал я из морды щуку, положил ее в рубаху за пазуху и вынес на берег. Ох, и хорошую уху в тот день сварила моя старуха!»

 

 

Как я поймал глухаря на узду

«Был я тогда еще молодым подростком. И вот послал меня отец пасти лошадь в ночное в лес. Так тогда делали многие владельцы лошадей. А дело было под осень, ночи стояли темные, холодные.

Приехал я в лес, спутал лошади ноги, надел на нее колокола, снял узду и отпустил пастись.

Пока с вечера было тепло, костер не разводил. Оводу не было, лошадь паслась спокойно. Но как только стемнело, ужас стал меня брать. Вокруг ни души, да еще филин кричит, где-то в лесу.

Разжег я костер и сижу у огня. Вдруг откуда не возьмись, на огонек прилетел глухарь и с шумом сел возле моих ног. Я не растерялся, схватил узду и набросил ее на глухаря, он и запутался в узде. Вот так, я его живым и принес домой. То-то родители мои были рады моей удаче!»

 

Как я одним шампуром застрелил четырех пальников

«В жатвенную пору на полях стояли суслоны, а птицы пальники в это время перелетали с покосов на лесные опушки ближе к посевным полям. Рано утром они вылетали на кормежку на суслоны.

И вот пошел я как-то в это время на охоту. Вышел из дома впотьмах и когда стал подходить к дальним полям, услышал выстрел. Пальники уже в это время кормились на суслонах. От звука выстрела они поднялись на крыло, а потом расселись на деревьях на опушке леса. Четверо из них и вовсе уселись на прясле друг возле друга.

Ружье у меня тогда было двуствольное, шампурное, заряжалось с верхней части ствола. Опустил я шампур в один ствол, нацелился вдоль прясла и выстрелил. Три птицы упали, а четвертая полетела вдоль городьбы. Отлетела на метров двести и села. Три пальника оказались прошиты моим шампуром насквозь, а сам шампур я найти не мог.

Пошел к тому пальнику, который улетел и сидел теперь на прясле. Стал подходить, нацелился из другого ствола, выстрелил, а он все сидит, не шевелится. А мне уж больше и стрелять было не чем. Да и заряжать тоже, шампура-то нет. Подошел я ближе к четвертому пальнику, а он тоже насквозь прострелян шампуром. И шампур нашелся, он был воткнут рядом в городьбу… Ни чего не скажешь, славная вышла охота».

 

Светало. Я посмотрел на часы, пора было идти на токовище. В тот день мы с Митрохиным сняли по паре глухарей, а на обратной дороге  успели  снять на пищик еще несколько рябчиков. По дороге старик рассказал мне, о том, что с ним случилось сегодня еще:

«С токовища мы ведь с тобой шли по разным сторонам дороги на деревню Букеино. Так вот, у небольшого ложка  я сел на сваленную ветром осину, снял рюкзак и набрал во флягу воды из ручья. В это время из кустов вспорхнул рябчик. Я спикал в пищик и рябчик прилетел ко мне и сел на ствол возле мушки. Я выстрелил, рябчик упал, и я положил его в свой рюкзак.

Затем, решил немного перекусить, достал хлеба, сижу, жую. А рябчик высунул голову из рюкзака и запел. Я взял пищик, отозвался, а ответа нет. Сижу дальше ем хлеб. Слышу, где-то сзади снова поет. Оглянулся и оказалось, что  это мой  рябчик в рюкзаке и пел…»

Я вначале не поверил рассказу Митрохина. А он открыл передо мной свой рюкзак и показал  живого рябчика, не подранка. И я подумал, бывает же такое…

Продолжение следует


  • 0

#31 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 09 Март 2018 - 12:21

Булка-порховочка и хвастливая жена

Жили в Салде муж да жена. Жили не плохо, но вот испечет, бывало, жена хлеб и все перед мужем хвалится: «Посмотри-ка, муж, посмотри, какой я хлеб-то выпекаю – как порховочка!»  А на самом деле, пекла она не самый лучший хлеб.

И вот однажды жена в очередной раз испекла хлеб. Достала его из печи и с лопаты, на которой хлеб достают из печи, подает мужу прямо в руки. И опять хвалится: «Вот какие у меня булки - порховочки!»

А мужик взял в руки хлеб, а тот только-только из печи, горячий, руки жжет. Он его крутил-вертел в руках, да и бросил и угадал прямо в спину жене. А она, как закричит от неожиданности и боли: «Ты зачем в меня кирпичом кидаешься?!» Оглянулась, а это и не кирпич вовсе, а ее хваленая булка-порховочка.

С тех пор, больше уж не хвалилась мужу своим умением выпекать хлеб…

 

Путя и «святой»

Жил в Салде мужик Суетин по прозвищу «Путя». Звали его так потому, что он заикался и не мог сказать без заикания ни слова.

Вот однажды пришел он с работы голодный. Жена к его приходу состряпала пельмени, а печь растопить не может, что б пельмени сварить. Ходит и ворчит на Путю, что тот работает на лошади, а сухих дров домой привезти не может. У них в гостях в это время сидела богомольная старушка-соседка.

Слушал жену Путя, слушал, а потом снял с божницы икону, взял топор и стал колоть икону на мелкие полешки на растопку дров.

Как увидела старушка-соседка такое богохульство, ахнула, стала перед иконостасом на колени, молится и выговаривает мужику: «Путя, ты Путя-заикун. Вот бог-то тебе выкорчит язык-то - совсем говорить не будешь!»

А тот продолжает рубить, да и говорит, заикаясь: «Что это за бог! Это Тишка Решетников на иконе срисован. Мне еще отец  рассказывал, что Тишка с покосу сена воз украл, а его в святые посадили…»

 

Гнусавый торговец  и глухой покупатель

Был у нас в Салде один торговец-татарин. Во время разговора он гнусел в нос и очень обижался, когда его дразнили за этот недостаток.  

И вот как-то раз к нему в лавку пришел покупатель, который тоже гнусел в нос, да еще был туговат на ухо. Спрашивает он торговца своим гнусавым голосом, че да почем, а тот подумал, что покупатель его дразнит и говорит с обидой: «Ты чего дразнишься?» А покупатель недослышал и опять спрашивает про цены на товар. Торговец и вовсе вышел из терпения и стал придираться к покупателю. Слово за слово, так и разодрались. А тут, как нельзя, кстати, в лавку зашел стражник и стал их разнимать. А торговец не унимается и не верит, что покупатель тоже гнусит на нос.

Стражник подхватил их и повел обоих к врачу на проверку. И тут выяснилось, что врач тоже гнусит в нос. Услышав это, торговец и вовсе осатанел от обиды. Врач пытается ему доказать, что у мужика-покупателя точно такой же недостаток, что и у него. А он не верит, думая, что и врач его дразнит.

А потом и говорит врачу: «Да он (покупатель) меня уже не первый раз дразнит. В прошлый раз, поехал я на лодке через пруд, а он дразнит меня: «Дядинькя, перевязи!» Убил бы паразита…»

Чем закончилась эта история, доподлинно неизвестно…

Продолжение следует


  • 0

#32 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 09 Март 2018 - 21:54

Как жена попарила мужа в баньке

Жили мы на Третьей Полушенской улице, а напротив нашего дому жил мой родной дядька с теткой Машей. Бани у них своей не было, и они ходили мыться-париться в нашу.

Зимой разгребать от снега тропу к бане всегда заставляли меня-подростка, да еще и баню топить. А потом еще смеялись надо мной, называя Гришкой-Банником. Все бы ничего, но это прозвище так и приклеилось ко мне. Стали меня звать Банником и другие, а мне обидно было.

Как-то раз пришла очередная суббота. Я разгреб от снега тропу до бани, да не прямую, как раньше, а  извилистую, узкую, чтобы только-только ноги поставить. Достал с сарая свежий веник, набрал в сене сухих веток шиповника и натыкал их в его середину и бока. Свой веник с сюрпризом положил поближе к лестнице, по которой лазили за вениками  на сарай, а старый из бани выбросил. А мамке своей наказал: «Когда дядька с теткой пойдут в баню, пусть возьмут новый веник. Старый-то я выбросил…»

Мать так и сделала. Пришли дядька с теткой мыться в баню. Дядька, как ему советовала мать, слазил на сарай и взял первый попавшийся, то есть мой. А я, как только дядька с теткой в баню ушли, сел в хлеве к окну и жду, что получится из моей проделки.

Зашли они в баню, разделись. Тетка распарила веник горячей водой, стали мыться. Помылись, дядька лег на полог спиной кверху, а тетка взяла веник, чтобы обиходить  им мужнину спину. Плеснула горячей воды на каменку, подняла пар, да и как хлестанет моим веником мужа по спине. А он как подскочит, да заорет и на тетку драться. Она ни долго думая, в чем была, бежать из бани. Бежит по узкой тропинке, в снег падает, а дядька дверь бани открыл и орет на всю округу: «Такую мать, ты что удумала! Мужа извести захотела!»

Прибежала тетка прямо к нам в избу и слова вымолвить не может: «Вот дурак-то! Я его стала парить, только два раза и хлестнула веником по спине. А он соскочил с полка, как ошпаренный, да на меня с кулаками драться!»

С тех пор перестали дядька с теткой называть меня Банником, а зимой сами разгребали тропу к нашей бане…

 

Происшествие в лесу

Жил отец с сыном. Сын был здоровый, могутный, но сильно заикался. А когда, бывало, испугается, подолгу не может вымолвить ни слова.

Пошли они однажды вдвоем  в лес за дровами. Пришли на постать, облюбовали по березе, которую будут ссекать. Сын опередил в работе отца, ссек свою березу, начал искать другую. А отец в это время ссек березу и стал обрубать на ней ветки. Сын ссек и вторую березу, да она пошла «на ухо». То есть совсем не туда, куда он предполагал ее уронить, а прямо на отца.

Сын испугался, что батю может березой убить. Хочет предупредить его, да не может. Заикался, заикался и неожиданно скричал: «Поберегись!!!», а береза в тот момент ветками вершины уже сбила отца под себя. Помяла она его, конечно, немного, а сын с тех пор перестал заикаться…

 

«Поэт-песенник» Ося Марыч

Жил в Салде один мужик – Осип Маркович. В народе его звали по-простому – Ося Марыч. Был он слабоумным с детства. Под постоянным наблюдением Ося мог выполнить любую работу, а вот когда работал один - чудил.

И был у него брат зажиточный, который постоянно эксплуатировал Осю, то в работе по дому, то отсылая в народ просить подаяние. Когда Ося просил подаяние, он не молился и не говорил «Христа ради», а просто просил: «Подай тетенька кусочек хлеба», или  пел сочиненные им самим песни.

Песни его были весьма своеобразные, в них он собрал множество несуразных слов, в том числе и похабных. Разбираться в достоинствах и недостатках своих песен Ося не мог в силу своего слабоумия. Но находились вполне даже грамотные люди, которые, зная Осин «репертуар», все же решались испытать на своих ушах его «песенный талант».

Однажды я шел с работы. Дело было летом, стояли жаркие дни. Смотрю, под окном одного богатого дома стоит наш Ося, а в открытом окне - две молодые дамы. Ося просит у них кусочек хлеба, а они ему отвечают: «Ося, спой песню, дадим тебе белого хлеба». Ося отвечает: «Нет, не буду, вы заругаетесь». «Да нет, не будем мы ругаться, спой», снова просят дамы. Ося отказывается, а дамы опять настаивают. И Ося запел, да такую похабную песню, что дамы с визгом убежали от окна, так и не подав Осе «заработанного» куска хлеба.

 

Как Ося Марыч сено у брата сжег

Однажды послал брат Осю на покос посмотреть, не сдуло ли ветром зарод сена. Ося не отказался, пошел за несколько верст в лес и даже не заблудился. Пришел на покос, посмотрел, зарод стоит исправный.

А рядом с их покосом сосед чистит свой участок, собирает павшие с деревьев сучья и сжигает их на костре. Ося увидел, что делает мужик и стал делать тоже самое. Собрал старые березовые ветки, что когда-то были переметницами на зароде, сложил их возле сена и пожег. Так сено и сгорело.

Брат, когда об этом узнал, стал Осю бить. А тот ему и говорит: «Вот дурак, за что бьешь? Зато  сено не возить…»

Да и то, правда, что с дурака-то возьмешь…

 

Гармошка-Матушка, лучше Хлеба-Батюшки

Жил в Салде мужик Дмитрий Максимович, в народе  его звали «Митюша». Правда, на это прозвище он сильно обижался.

С малых лет Дмитрий Максимович полюбил играть на гармони. Сначала у него была гармонь-простушка, а потом он купил фисовую гармонь. Играл он на ней «Кадриль», «Казачка», «Барыню» и многие другие бытовые и любовные песни. Приглашали его часто поиграть на гармони на семейные вечера и бабий праздник Семик.

В Семик Дмитрий Максимович ходил с бабами по улице. Бабы пели песни с ветками березы в руках, да приплясывали, а он им играл на гармони… Так и дожил он до глубокой старости.

«Мне уже 78 лет, я почти слепой, а гармонь свою  по-прежнему люблю» - говаривал он порой, сидя на завалинке дома. «Гармонь свою я ни кому, ни когда не давал. Придут, бывало молодежь и просят: «Дай Дмитрий Максимович гармошку, поиграть на танцевальном вечере», а я не даю. А они опять пристают - дай, да дай. А я им так отвечаю: «Лучше бабу возьмите, а гармонь свою не дам! Ведь гармошка-Матушка, лучше хлеба-Батюшки!»

Продолжение следует

 

 

 

 

 


  • 0

#33 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 10 Март 2018 - 15:16

Как в Салде менялись фамилии

В Нижней Салде было много «двухфамильных» людей. Например, в семье старая фамилия  была Рябков, а новая – Бессонов. Или еще пример, дед и бабушка были по фамилии Ляпины, а сыновья и внуки  - Постыляковы.

Вот и в Верхней Салде, у одного жителя была фамилия Крюков, а у его сыновей – Давыда и Петра она стала не по фамилии отца и матери, а по их имени – Давыдов и Петров.

В Нижней Салде жил Иван Саксин, он же Игнатьев. У него было два сына – Федор и Николай. После смерти отца, Федор получил в «наследство» фамилию Игнатьев, а Николай – Саксин. И ни кто не знает, как такое получилось.

Помню, мне отец рассказывал, что в былые времена, если в одном селе или поселке разбогатевший житель не хотел иметь одну фамилию с односельчанами, то он ее менял на другую.  Не потому ли получились «двоефамильцы»? Кто знает…

 

Условия труда наемных рабочих у кустарей-пимокатов и их сленг

В Салде большинство рабочих у кустарей-пимокатов были приезжие из других губерний и потому не были приписаны к Нижнесалдинскому волостному обществу. Вплоть до революции 1917 года жили они по пятилетнему паспорту той губернии, в которой они родились. И каждые пять лет ездили на родину менять паспорт.

В зимнее время они уходили в деревни и работали там, как промысловые рабочие. А летом нанимались на работу к кустарям-пимокатам. В деревнях они работали из сырья заказчика, переходили из дома в дом, от заказчика к заказчику. Работу свою они выполняли под постоянным контролем заказчика.

Условия  труда и выработали у них свой скрытный жаргон, и не осведомленному человеку трудно было понять, о чем они говорят и какой национальности эти люди. Так, мужчину они называли – мас, женщину – уфта, старушку – коршанка, старика – коршан, девочку – юдор, мальчика – обеска, голову – каталиска, глаза – михорки, рот – троило, ноги – ходары, руки – бири, корову – жуколка, лошадь – емлеха, свинью – ширпуха, хлеб – кинда, мясо – крымза, капусту – посемоха, пельмени – селябские, водку – ракешка, табак – шуштем, рубль – целыш, два рубля – кокур целышей, три рубля – кумарница, четыре рубля – кокур кокуров, пять рублей – марница, шесть рублей – кокур кумарниц, красивый саевый, не красивый – шошный, шерсть – мих, валенки – упаки, катать – шоповалить, эксплуататор – атай, будет – уке, говорить – зетить, есть – троить, пить – бусать, пьяный – бусый, курить – шуштемить и так далее.

В поисках работы они исколесили всю Российскую империю и повсюду видели только нищету да голод. А у них на родине, видимо, было еще хуже, потому и оседали на постоянное место жительства в тех местах, где работали. Многие из них постепенно  потеряли связь своими семьями и до самой смерти жили одиночками.

Работали они у кустарей пимокатов в невыносимых условиях. В помещении мастерской стояла духота, пахло кислятиной из бочек, где в настой купоросного масла закупоривались пимы. А еще, страшное зловоние от распарившихся в сушильной печи пимов. Вентиляцией, в ходе всего этого производственного процесса, служило лишь открывание двери в мастерской. Работали они без рубашек, в одних кальсонах. Под ногами было постоянно мокро. Из котлов, где распаривали пимы, шел пар.

Шерсть били на лучках, пересыпая мукой. От удара битком по струне, шерсть пылила мукой. Пыль оседала на потных телах, склеивала мокрые волосы. Работали с 4 часов утра до 8 часов вечера. Спали на том же верстаке, на котором работали. А заработная плата хорошего мастера – один рубль.

Продолжение следует


  • 0

#34 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 12 Март 2018 - 10:41

Случай на курне

Дело было зимой 1913 года, мне тогда исполнилось лет пятнадцать. Работали мы с отцом, старшим братом и сестрой на лесной делянке Крутушки.  Я и сестра пилили дрова, брат валил лес и колол дрова, а отец отвозил их на углевыжигательные печи. Работало народу на той делянке много - из Салды и ближайших деревень. Погода стояла холодная, снег в лесу был глубоким.

И вот между двух старых поленниц дров медведица устроила берлогу и родила там трех медвежат. Мужики обнаружили берлогу и решили выжить медведицу. Вооружились топорами и палками, а вот ружья ни у кого не было.

Мой брат вырубил шест, обрубил сучья и давай им тыкать в берлогу. Остальные мужики встали с топорами с той стороны, где в берлоге была дыра, из которой шел парок. Но медведица не пошла туда, где ее ждали, а выскочила с противоположной стороны и набросилась на моего брата. Он лишь раз успел ударить ее топором и тут начался настоящий поединок человека со зверем. Медведица была сильней и проворней и вскоре свалила моего брата на землю. Подскочившие ему на помощь мужики стали ее оттаскивать, но она огрызнулась на них, заставив разбежаться в разные стороны. Один крестьянин спрятался от медведицы за березу, а она, оставив моего брата лежащим на земле, подбежала к березе и обхватила ее вместе с тем мужиком, а потом стала прижимать  его к дереву. Да так сильно, что тот заорал: «Ой, егушкина мать, кожу сдирают!»

Мужики бросились его спасать, а медведица кинулась в другую сторону и ушла в лес. Оставив «на память» о себе  на моем брате  следы от зубов и когтей, содрав с плеча кожу, да задрав пятку на ноге.

Из берлоги потом мужики достали двоих живых медвежат, а третий оказался мертвым. Ну, а медведицу на другой день убили охотники…

Вот и верь после этого поговорке: «Неповоротлив, как медведь»…

 

«Золото мыть или голосом выть»

Салдинские старатели работали  в большинстве своими семьями или коллективно, по две-три семьи в одной старательской артели. Работали на плотах на реке Тагил и на впадающих в нее речках.

Каждая старательская артель формировалась из шести человек. Строился плот из леса-кругляка, посредине плота делалось отверстие, чтобы в него свободно проходил ковш-совок.

На плоту устанавливался вороток, а к нему прикреплялся совок для добычи грунта со дна реки. К воротку привязывался на веревку совок, веревка наматывалась на валок.  Вороток крутили два человека, а еще один человек черпал грунт из реки и вываливал его на плот.

На плоту строился шлюз и грохот – металлический лист из котельного железа, толщиной 5-6 мм. Весь этот лист был просверлен отверстиями по 4-5 мм, а под него клали мочальную рогожку. Так же устанавливалась водокачательная труба с поршнем и шнеком. Этой машиной один человек качал воду из реки, вода шла по шлюзу и промывала песок, который клал лопатой на шлюз другой человек. Осевшие на мочальную рогожку частички золота и платины стряхивали в ковш и делали доводку. Частички золота и платины собирали ртутью.

Работали старатели не только на плотах, но и на берегу  рек и даже на болотах били шурфы. Но основная добыча золота и платины в нашем районе проходила все же на реке Тагил. Люди перерыли весь его берег в поисках счастья добыть самородок и разбогатеть, но чаще всего так и не смогли его отыскать. С трудом кормились с то малого, что удавалось найти. Чаще же всего работали месяцами впустую, окончательно становясь нищими.

Отсюда и пошла в народе поговорка: «Золото мыть или голосом выть».

Продолжение следует


  • 0

#35 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 12 Март 2018 - 12:00

Разговор генерала и денщика

В царское  время состоял я у генерала денщиком. И вот однажды в приемной генерала закурил я свою трубку и говорю сам себе: «Ума-то у меня до черта, да денег нет ни гроша».

Генерал в это время сидел в кабинете, занимался своими делами и, услышав мои слова, заинтересовался, что это  за умник там такой выискался. Вызвал меня в кабинет и спрашивает: «Денщик, что это ты за умник такой, что еще и хвастаешься этим. Неужели у тебя и вправду ума так много?»

А я ему отвечаю: «Так точно, много! Я на любой Ваш вопрос отвечу тот час!»

Генерал мне тогда и говорит: «А вот сейчас и посмотрим, какой ты умник… Вот Бог создал небо и землю, а мы его величаем на «ты», а не на «вы». Почему?»

Я отвечаю: «А потому как, Ваше превосходительство, нас, чертей много, а Бог у нас один!»

«Правду ты сказал, солдат», - сказал генерал. «Но за эти слова тебе будет большой грех!»

«Эх, Ваше превосходительство», - отвечаю я. «Где нам грех искать. Грех давно скончался, правда сгорела, совесть с ума сошла, добродетель по миру ходит, роскошь под арестом, а вера в Иерусалиме. Верный вековой закон у солдата на пуговицах, а надежда на дне моря осталась. Одно терпенье осталось, да  то лопнуло!»

«Я смотрю, у тебя на словах-то все хорошо выходит», - задумавшись, сказал генерал.

«На деле отвечу «Отче наш», как деревенский пономарь», - отвечаю я.

Генерал тогда и спрашивает: «А вот, посмотрим, как ты ответишь на такой вопрос: «Когда солдат в строй вступает?»

А я и говорю: «Когда солдат в строй вступает, он тяжело вздыхает и говорит: «Отче наш».

На востоке раннею зарей играет рота, командира дожидается иже еси.

Стучит, кричит, по морде бьется, от морды сильный голос раздается на небеси.

Ходите полки поскорей и от солнечных лучей, да осветится имя твое.

И начальник нам кричит: «Стоять ровнее, смотреть бравее, вся рота в отряде.

Помрет наш командир, откомандует нами,

А после смерти будет командовать чертями.

Он будет у нас в большом почете,

Нежели в каком-то батальоне, батарее или армейской роте, яко на небеси».

Удивился генерал и дал мне пятак на водку…

 

Как мы за четверть водки  хоронили колдунью

В те далекие  времена многие люди верили в колдунов и всякую  нечисть. Повсюду шли рассказы о том, как к мужу прилетает умершая жена или к матери - сын. Уж, так они печалятся и тоскуют о своих  усопших родственниках, что к ним и прилетают черти в образе их близких.

Как правило, происходит это часов в 12 ночи, рассыпаются перед домом огненные искры. Это дьявол добивается от людей расположения к себе, обещая волшебства всякие, а они за это должны ему отдать свою душу после смерти. Вот люди и отгоняют дьявола уличной бранью, молитвой, да запахом ладана. Видно отсюда и появилась в народе поговорка: «Боится, как черт ладана»…

Лет сорок назад услышал я от своего отца рассказ: «Работал я как-то раз  с напарником в одной деревне. А в деревне той жила старуха, о которой все говорили, что она колдунья и знается с чертями, вызывая их через печную трубу и потом с ними разговаривая.

Вся деревня ту старуху боялась, а когда она умерла, ни кто из местных не захотел ее хоронить. Вот мой отец с напарником, за четверть водки, и взялись старуху-колдунью  схоронить.

Когда они вошли к ней в избу, старуха лежала на полу уже окоченевшая. Положили ее на лавку, а сами сели за стол и стали выпивать водку. Поискали избе, чем бы закусить и нашли в печи кулагу в корчаге. Изрядно выпивши, намазали старухе лицо кулагой и поставили лицом к окну, а сами вскоре  уснули.

Проснулись мы поутру от шума на улице. Выглянули, а возле дома собралась вся деревня и в ужасе смотрит на окно старушечьей избы, где виднеется страшное лицо мертвой старухи-ведьмы.  В избу тогда,  так ни кто из деревенских и не решился войти. Так и пришлось нам с напарником вдвоем старуху хоронить…»

Продолжение следует


  • 0

#36 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 12 Март 2018 - 21:31

О церковных обрядах

В царские времена, да и первое десятилетие после революции 1917 года, православные  верующие в Салде хоронили своих усопших родственников, соблюдая все церковные обряды.

Так, если умирал бедный человек, то возле гроба читали «Канун», а если богатый –  «Пастырь» или «Кафизму». В день похорон покойного до 12 часов дня увозили в церковь отпевать, и лишь после этого везли на кладбище хоронить. Богатого усопшего до церкви несли на руках в сопровождении попов и церковных певчих.

На поминальный обед приглашали родственников и нищих, просящих у церкви милостыню. Водки на поминальном обеде не разрешалось пить. Если похороны проходили в пост или в постные дни (среду и пятницу), поминальный обед готовился из постной пищи. При участии в обеде попов, как только подавали на стол кисели, пели достойную молитву. Пока не закончится поминальный обед, из-за стола выходить запрещалось. После поминального обеда шли на кладбище.

После похорон родственники ходили на кладбище посещать умершего, еще 40 дней подряд.

 

О Белом Камне

Тот Белый Камень лежал на обочине Пряньковской дороги, идущей в деревню Пряничниково от Нижней Салды, на расстоянии двух километров, вдоль посевных полей (1.5 км) и леса (0,5 км).

Много лет назад, когда Нижняя Салда еще была малонаселенной, это расстояние было покрыто сплошным лесом, и здесь выжигался уголь не только на поверхности почвы, но и в ямах, и кабанах.

Белый Камень состоял из одного цельного куска кварца. Как он попал в те места, теперь уже ни кто и не помнит. На памяти у стариков он стоял, обросший мхом, еще в дореволюционное время.

Служил этот Камень приметой в дороге при проезде на лошадях и для пеших путников.

Сейчас этого Камня на Пряньковской дороге уже нет. То ли он глубоко врос в землю, то ли кто увез его по каким-то причинам. Но упоминание о Белом Камне все еще живет в народе.

 

О Пронькиной тропке

Пронькина тропка на Пряньковской дороге находилась, примерно, на том же расстоянии, что и Белый Камень,  только по другой стороне.

На нашей памяти, где-то в 1929 году, это была уже и не тропка, а лесная дорога, по которой рабочие из леса везли пни и сучья на завод для газогенератора.

А за много лет до этого Пронькина тропка была узенькой тропинкой, по которой ходил мужик по имени Прокопий, или по-простонародному - Пронька. Вот так и получила эта тропка свое название.

Сейчас эта дорога заросла, но еще заметна. А место это пожилые люди до сих пор называют  - «Около Пронькиной тропки».

 

О Цыгановом логе

Цыганов лог – примечательное место старателей на реке Тагил. По фамилии или по прозвищу конкретного человека названо это место, теперь уже никто и не знает.

Легенда это или быль, не знаю, но говорят, что в этом логу старатели добывали когда-то золотые самородки. А потому Цыганов лог многие годы привлекал сюда старателей в надежде обогатиться. Но чаще всего ничего здесь они не находили и беднели до пределов нищеты.

По дну Цыганова лога в весенние дни течет ручей в реку Тагил.

Лог  до сих пор не теряет своего названия и служит заметной приметой местному населению.

 

О Савиновом логе и Кабановской дороге

Савинов лог пересекает в двух местах Коряковскую дорогу, идущую в деревню Кокшарово, далее в Моршинино и на Верхотурский тракт.

Лог этот с крутыми берегами и проезд через него на лошади наличия моста не возможен. В весеннее половодье вода по нему течет в Салду-реку. В настоящее время Савинов лог находится на расстоянии 1,5 км от Нижней Салды. Название это имеет большую давность, но установить откуда оно взялось сегодня нет ни какой возможности. Есть, правда, предположение, что лог получил свое название по фамилии конкретного человека. Тем более, что такая фамилия есть среди жителей Салды.

Возможно, что лог когда-то был речкой, которая со временем пересохла. Вдоль по течению этого лога идет Кабановская дорога. Почему она названа таковой, установить не удалось. В Салде людей с такой фамилией нет, и никогда не было, кабанов в местных лесах не обитало. Есть предположение, что дорога была названа так в давние времена, когда уголь еще выжигали по-старинке в ямах-кабанах. 

Продолжение следует


  • 0

#37 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 13 Март 2018 - 19:26

Об Исправниковых и Минькиных стойках

Эти стойки появились тогда, когда царское правительство, во время освобождения крестьян от крепостной зависимости, все сенокосные угодья и посевные поля закрепило в собственность заводским и куренным рабочим. Закреплением так же было нарезано из Демидовских лесных площадей два конных посева, в которых  было  два сенокосных займища. Конные пастухи использовали их для предварительного сбора-отстойки лошадей. Одно сенокосное угодье принадлежало человеку по прозвищу «Исправник», а другое Митьке, то есть Михаилу.

 

О Лиственнице – Царевне

Лиственница-Царевна стоит в верховьях речки Шайтанки, где неподалеку течет речка Царица. Старики говорят, что  лиственнице-Царевне уже больше двух сотен лет.

Почему лиственницу называют Царевной? Может потому, что вблизи нее нет лиственного леса. А в осеннее время, когда окрасится ее хвоя в желтый цвет, на кормёжку на нее богато садятся глухари и тетерки, вот охотники и назвали ее Царевной. А может и потому, что рядом с ней течет речка Царица, или даже наоборот, речку назвали в ее честь.

Как бы то ни было, но она является настоящим памятником природы нашего края и заметной приметой для народа.

 

О лиственнице Пристава

Около Озерского болота лет сто назад стояла избушка местного пристава, фамилию которого ни кто теперь уже и не помнит. По всей вероятности, он  был охотником-любителем. Срубил избушку возле лиственницы, на которую охотно садились глухари, и занял господствующее положение, не только на нее, но и на все деревья на  делянке. Присвоив ее, как собственную заимку, пристав ходил туда на охоту, пользуясь служебным положением, вытеснив других охотников.

Избушки той уже нет давно, а лиственница Пристава продолжает расти.

 

О Крысанове переулке

Крысанов переулок в Салде шириной не более трех метров и имеет давнюю историю. Проходит он по горе с крутым спуском к левому берегу реки Салды. На самом высоком месте горы, перед спуском к реке, в том переулке стоит дом принадлежавший когда-то Крысанову.  Фамилия это или прозвище не известно.

По всей видимости, этот дом был срублен на месте, так как раньше, по рассказам моего отца, на этой горе стоял сосновый бор. Этот бор был излюбленным местом жировок для лесных зверей – косуль и лосей. А там, где сегодня проходит переулок была звериная тропа на водопой к Салде реке.

Когда шло заселение Салды Демидовым переселенцами из разных губерний России, бор был вырублен и застроен домами.

Дом Крысанова уже не раз подвергался капитальному ремонту,  а на участке возле дома выращен хороший плодоягодный сад.

Крысанов переулок и дом находятся в полукилометре от центра Салды. Параллельно ему идут десять улиц, пять из которых заложены были еще до революции.  Продолжительностью они до двух километров со старыми ветхими постройками, которые уже не раз подновлялись.

Название «Крысанов переулок» сохраняется среди салдинских старожилов до сих пор.

 

Церковные праздники в Салде

Нельзя сказать, что все жители Салды в прежние времена верили в существование Христа, но по обычаю своих предков ходили в церковь и соблюдали церковные обряды.

 

Рождество Христово

Накануне Рождества в салдинских семьях ни чего не ели до первой звезды. Этот день назывался Сочельником, есть в этот день было грехом. В рождественские праздники не работали три дня, стояли все заводские цеха. Салдинцы в эти дни уезжали в гости к родственникам в деревни и другие населенные пункты.

В ночь на Рождество в церкви начинался молебен, который заканчивался лишь в 5 часов утра. Если кто-то уходил из семьи на молебен, остальные члены семьи ждали его возвращения и ни чего не ели.

Дети и некоторые взрослые во время рождественского молебна ходили по дворам и молитвой славили Христа:

«Христос рождается, славите.

Христос небо зрящите.

Христос на земле возносится.

Весной господи яко прославимся.

Рождество твое Христе боже нас.

Во сия миру свет разума

Себе видим свысока.

От вешним лада,

С праздником Бог».

За это православные им давали денег. Все три дня праздника на церкви был колокольный звон. А до праздника шесть недель был пост. Люди не ели мясной и молочной пищи.

Период от Рождества до Крещения назывался Святками. Молодежь играла в разные игры и гуляла.

 

Крещение

Святки были у девушек временем гаданий. Обычно гадали на то, выйдут ли замуж в этот год. Например, доставали из поленницы первое попавшееся полено и по нему определяли, какой будет жених. Потом ставили полено в снег, а утром смотрели, в какую сторону оно упало, там и живет жених. А вечером, когда в окнах изб появлялся свет, бегали по улице, ступали в окна и спрашивали хозяев, как зовут жениха, а им отвечали.

Накануне Крешения на пруду прорубали прорубь, брали воду и наполняли ею кадку в церкви. Поп освящал  эту воду, а люди потом приходили и брали ее для себя. Дома святой водой окропляли скот, стены двора, дом и пили ее сами.

В Крещенье утром салдинцы ходили Крестным ходом на пруд, где проходил праздничный молебен, после чего некоторые салдинцы, например, Егор Терентьев, купались в проруби.

Здесь же на пруду в праздник проходили гонки на верховых лошадях. Население Салды принимало гостей из деревень и три дня гуляло. Повсюду звучали песни.

 

Масленица

Народ называл этот день Прощеным. Люди при встрече друг с другом вставали на колени и говорили: «Прости меня Христа ради!»

Продолжался праздник два дня. Салдинцы катались по улицам на лошадях в кошовках. Ездили на одной лошади, паре и тройке. Лошадей украшали цветами, хорошей, выездной сбруей. Люди собирались на перекрестках и кричали: «Ура!!!», а проезжающие бросали им пряники.

Катались на лошадях по большому кругу. Начинали от Александровской церкви по Арзаматской улице, затем на Тресвятскую до Махонина переулка, потом на Тагильскую улицу мимо заводоуправления. Затем ехали по пруду до переулка И.А.Смольникова, по Верхотурской улице, сворачивали в переулок Кирпичникова, потом в первую Балковскую, затем в Кирпичную улицу и через заводской Зеленый мост ехали по Салдинской улице до Александровской церкви.

Вечером часов в пять на второй день полиция прекращала гуляние. Ездившие на лошадях, поднимали в руках редьку и кричали: «На редьку!» Редьку ночью вешали  на ворота не вышедшим замуж девушкам.

С этого дня начинался Великий пост, длившийся семь недель. Верующие не ели мясные и молочные продукты и не пили водку. Разрешалось есть рыбу и пить водку только в Вербное воскресенье, Благовещенье.

В Великий пост люди говели, каялись в грехах попу и принимали причастие – чайную ложку церковного вина.

 

Вербное воскресенье

В этот праздник верующие ходили в церковь освещать вербу, а потом ее хранили дома на божнице. Освещенной вербой выгоняли по весне скот в табун, чтоб скот не болел.

В субботу, в конце праздничной недели, верующие ходили в церковь. Из алтаря в церковь выносилась плащаница – изображение погребенного Христа. Верующие прикладывались к ней устами, целовали. Молебен начинался в 12 часов ночи и шел до 5 часов утра. Некоторые прихожане оставались ночевать в церкви до начала заутреннего молебна. Утром верующие  и попы выносили из церкви иконы и плащаницу, ходили с ними вокруг церкви, а церковный хор пел: «Христос, воскрес!»

 

Пасха

После моления в церкви верующие приходили домой и приступали к обеду с крашенного яйца. Семь недель до этого люди не ели мясного и молочного.

Этот день был для верующих  праздником. Люди обнимали друг друга, целовались и говорили: «Христос воскрес!», а им отвечали: «Воистину воскрес!»

Дети ходили к родственникам собирать крашенные яйца. В первый день Пасхи старики спали, а молодежь собиралась под окнами изб. Со второго дня начиналось гуляние и всю неделю люди ходили в гости друг к другу.

На церкви всю неделю был колокольный звон. На колокольню был открыт доступ всем желающим.

После пасхальных дней священники ходили с иконой Богоматери по домам по приглашению. Верующие им дарили деньга и продукты.

 

Егорьев день

В этот день на общественном сходе выбирали конных и коровьих пастухов. С этого дня начинался посев яровых хлебов.

При первом выгоне скота на пастбище проходил молебен, поднимали иконы, обрызгивали святой водой табуны скота. Хозяева гнали скот освященной в Вербное воскресенье  вербой.

Владельцы скота устраивали барьеры поперек улицы, а конные пастухи на лошадях скакали через них. А еще выбранные пастухи ездили по улицам с колоколами в руках и пели песни:

«Девушка – красотки,

Каков нынче свет.

Кого верно любим,

В том правды нет.

Куда милый скрылся,

Где его сыскать.

Он верно уехал,

За Дунай гулять.

Он верно уехал,

За Дунай гулять.

Здесь меня оставил

Плакать горевать.

Слышу милый едет

Через два года.

Слышу милый едет

Через два года.

На вороном коне

В черкасском седле.

В черкасском сидельнике

Ножки в стременах,

Шапка на ухе.

Со мной повстречался,

Шапочки не снял,

«Здравствуй» не сказал.

Сказал: «Прощай, милочка,

Я теперь не твой,

Я теперь не твой,

Поехал к жинке молодой».

 

Николин день

Летний Николин день – первопрестольный праздник Никольской церкви. 7 мая шел Крестный ход Никольской и Александровской церквей из Нижней Салды в Верхнюю Салду. К Иванову дню, 8 мая, Крестный ход возвращался обратно вместе с прихожанами верхнесалдинской церкви Иоанна Богослова, а 9 мая верхнесалдинцев провожали до полей на окраине Нижней Салды.

Икононосцы Александровской церкви во время Крестного хода были одеты в белые рубашки, Никольской – в синие, а Иоанна Богослова – в красные, а женщины все были одеты в белые кофточки.

Продолжение следует


  • 0

#38 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 14 Март 2018 - 11:25

Петров день

С Петрова дня начиналась сенокосная страда. Пастухи крупнорогатого скота ездили по улицам Салды и собирали с владельцев скота Петровское подаяние – молоко, сметану, яйца и хлеб.

Конные пастухи в этот день выгоняли лошадей из посева.

 

Семик

В четверг, на седьмой день после Пасхи справляли бабий праздник – Семик. В этот день женщины завивали в косы ветки берез, навешивали на них ленточки разных цветов, ходили и пели плясовые песни:

Возле речки, возле моста

Трава росла, трава росла.

Трава росла муравая,

Трава росла муравая.

Шелковая, зеленая.

Уж я эту травушку косила,

Уж я эту травушку косила.

Я не в три косы косила, говорила,

Ради дружка, ради гостя.

Ради гостя, ради дружка.

Ради гостя дорогого,

Ради тятеньки родного.

Ради тятеньки родного, сердечного.

 

Кокшарята как гуляют

Селезень мой, селезень мой,

Селезень мой, селезенка.

Селезень мой, селезенка,

Сядь под Рушу и послушай,

Сядь под Рушу и послушай.

Поприметь мой селезенка,

Поприметь мой селезенка,

Господа-то, как гуляют,

Господа-то, как гуляют.

Они едак – они так,

Они едак – они так.

Носят ручки у сердечка,

Носят ручки у сердечка,

Носят ручки у сердечка.

 

Троица

В этот день женщины ходили на луга развивать березку. Гуляли, угощались, пели песни и плясали.

 

Шуточная

Солнышко на закатишке,

Время на отстрадочке.

Сели девки на лужок,

Где мурава и цветок.

Сели девки на лужок,

Где мурава и цветок.

Во приятной тишине,

Под березкой сидела,

Под березкой сидела.

Со травы цветы рвала,

Милому венок плела.

Не успела свить веночка,

Вышел парень из лесочка.

Славный парень русачек,

Славный парень русачек,

Хватил девку за бочок.

Стой мой парень, не валяй.

Сарафан мой не марай.

Сарафан бумажный,

Работы домашней.

 

Духов день

В этот день земля была именинница. Копать землю было большим грехом. Верующие в Духов день ходили на кладбище поминать своих близких. Душа усопших в этот день выходила на поверхность земли и слышала, что говорят их родные и как бы вместе все встречались.

 

Девятая неделя

На девятой неделе после Пасхи верующие из Салды ходили в деревню Мурзино Петрокаменской волости. Шли пешком 40 километров. В церкви Мурзино была икона великомученицы Парасковьи. Водили туда и больных детей, даже носили их на руках в надежде на излечение.

В Мурзино ходили сотни салдинцев. И меня мать носила в трехлетнем возрасте лечить золотуху. У меня болела нога, ногу стягивали нарывы злокачественные и я не мог ходить. Посещение Мурзино мне не помогло. Поили меня рыбьим жиром, раны смазывали маслом-олеем. Возили к врачам в Екатеринбург, те предложили отрезать мне ногу, но мать не дала согласие.

Но я все же выздоровел. Воевал потом на фронтах Гражданской и Великой Отечественной войн, хотя и был снят по болезни с воинского учета.

 

Ильин день

В этот день на покосах не клали копны и стога сена. Боялись, что Илья Пророк напустит ветер и развеет все сено.

Ходили по грибы и по ягоды.

 

Первый Спас. 1 августа

До наступления Первого Спаса не ели овощей с огорода. В этот день начиналась уборка ржи и ячменя.

 

Второй Спас. Преображение

Второй Спас наступал через две недели после Первого. Был пост и называлось это время – воспожинки.

 

Третий Спас. Успение

С этого дня сеяли озимые хлеба, рожь.

 

День Святого Александра Невского. 30 августа

С этого дня приступали к уборке картофеля.  Престольный праздник Александровской церкви. Весь день – колокольный звон. На церкви зажигались огни. Проходил праздничный молебен.

 

Воздвиженье

Конец уборки урожая, начало молотьбы хлебов.

 

Покров. 1 октября

В народе существовала поговорка: «Закроется земля снежком, а девица – венцом». Заканчивался свадебный период.

 

Никола Зимний

С 1 по 6 декабря в Салде открывалась ярмарка. На нее сьезжались торговцы из Алапаевской, Махневской, Ирбитской, Шадринской, Камышловской и Гаринской волостей. С реки Обь приезжали торговцы рыбой. Торговая площадь в Салде занимала в длину свыше версты. Приезжал на ярмарку и бродячий цирк. Шла бойкая торговля.

 

Бракосочетание и свадьба

В течение года у общества в Нижней Салде был свадебный период мясоеда. Только в этот период и проходили свадьбы.

Родители в то время могли выдать девушку замуж или женить сына без их согласия. Так женили Осипа Фокеевича Терентьева. Он был на курне, а его родители высватали ему невесту Федосью Щукину. При просватавании девушки, ее родители выговаривали с жениха денег на свадебный стол  - магарыч. В тот же день, когда девушку просватают, проходило рукопожатие, зажигали свечи и молились. Потом справляли предварительную вечеринку, для знакомства невесты с новой родней – братьями, сестрами и крестными.  И со следующего дня невеста освобождалась от работы в лесу.

Каждый вечер до самой свадьбы у невесты в доме собирались девушки и парни. Танцевали, девушки пели песни свадебные про жениха и парней. Невесте давали небольшую сумму денег на свадьбу.

Бракосочетание проходило в церкви. Невеста и жених вставали к алтарю. В руках у них горели восковые свечи, на головы одевались венцы. Спрашивали невесту и жениха их согласие, а потом начинался молебен.

Священник водил молодых за руки вокруг алтаря. По обе стороны жениха и невесты стояли венчальные свахи. Запись о совершившемся браке велась в церковных книгах.

Из церкви молодую везли к жениху в новую квартиру, а вечером начинался свадебный пир. Вначале у жениха, а на следующий день или через день у родителей молодой.

На пиру у жениха происходили дары за хорошее воспитание родителями молодых.

Продолжение следует


  • 0

#39 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 14 Март 2018 - 12:09

Сказки

Молодые через 40 лет

Жили старик со старухой 40 лет без венца. Живут и живут себе, в церкви не венчаются. И вот однажды старуха и говорит старику: «А давай старик, обвенчаемся. Оба мы стали уже старыми, а под венцом не были. Кто знает, который из нас умрет вперед. А вдруг вперед умрешь ты и я не получу в наследство твоего и своего добра».

Старик ей и отвечает: «А и вправду, старуха. Вот давай, пошли, обвенчаемся и свадьбу сыграем».

Сыграли старик со старухой свадьбу. Пошла, как-то раз, старуха баню топить, а баня стояла на берегу реки. Носит старуха в баню воду в колоду. Раз сходила, пошла другой раз. Смотрит, сундук стоит на пути, где она ходила с водой. Попробовала его поднять, а он небольшой, но тяжелый. Попробовала открыть его, а он на замке, открыть не может.

Идет мимо молодой человек в засаленной тужурке. Старуха остановила его и просит помочь открыть сундук. Человек подошел к сундуку, попробовал открыть ключом, вынутым из кармана – не подходит. Достал другой – не подходит. Достал третий, вставил, повернул и сундук открылся.

Посмотрела старуха, а сундуке - деньги бумажные и монеты – рубли, полтинники, по двадцать и десять копеек. Поделилась она с молодым парнем за его труд и  думает: «Сейчас же эти деньги надо унести домой». Унесла их домой, а сама все выведывает, чьи это деньги. Прислушивается к людским разговорам, не услышит ли о потере сундука.

Шли дни. Старик со старухой говорят меж собой, что теперь-то они изжили в доме бедность. Но вот кто-то узнал, что старуха нашла сундук с деньгами, принадлежащими кассиру одного завода. Он вез эти деньги на лошади для расчета с рабочими. Лошадь взбесилась, опрокинула телегу, и сундук с деньгами из нее вылетел.

Вызвали старуху в полицию на допрос и спрашивают: «Деньги, бабушка, находила в сундуке?»

«Находила, батюшко, находила», - отвечает старуха. «Находила, когда была молода, вскоре после свадьбы».

«Нет, это деньги не мои», - сказал тогда кассир. «Я то свои потерял на днях…»

Так и достались найденные деньги старику и старухе.

Продолжение следует


  • 0

#40 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 466 сообщений

Отправлено 14 Март 2018 - 18:09

Вернулся солдат домой за смертью

Было это в древние времена, еще до отмены крепостного права. В том селе, где жил я, проживал старик-бурачник со своею старухой. Жили они бедно, и было у них два сына. Старший Иван, призывного возраста, а младший Федор пяти лет. Когда Ивану было от роду 8 лет, лягнула его жеребушка, оставив на лбу шрам. А поскольку волосы тогда стригли кружком, шрам тот прикрывала челка.

Взяли старшего сына на военную службу, а в те времена служили по 25 лет. Железных дорог тогда еще не было и будущие солдаты до места службы шли пешком. Шли порой по целому году.

Бороду служивые мужики тогда не брили. Уходили на службу молодыми, а приходили бородачами. А потому трудно было их узнать родственникам после 25-летней разлуки.

Люди были неграмотными, письма писали редко или совсем не писали, фотографий тоже не высылали, поскольку тогда и фотографа еще не было.

Так 25 лет и служил сын старика Иван. За это время младший сын Федор подрос, было ему уже 30 лет. Федор перенял у отца бурачное дело. Жили они втроем на это ремесло, но жили бедно.

Из-за бедности этой и Федор не женился. Раньше деньги в семье держали  мужчины. В этой же семье деньги были у старухи, и была она жадная до них.

Вышел Ивану срок службы и пошел он домой. За 25 лет Иван каким-то образом накопил много денег. Пришел он в родное село ночью, когда все спали. А он знал, что в селе была винная лавка, знал и соловальника. Утомился Иван дорогой, зашел к соловальнику, постучал в окно, назвал его по имени и попросит: «Продай мне бутылочку водки». Соловальник осведомился – кто такой, как зовут, и отпустил Ивану бутылку водки.

Подошел Иван к родительскому дому, постучался. Ответила старуха-мать: «Кто там?» Иван просит: «Пусти бабушка странника переночевать». А та ему отвечает: «Нет, не пущу. Много вас тут ходит». А Иван не уходит и все просится в дом. Услышал его старик-отец, вышел на улицу и пустил служивого в избу.

Никто из семьи Ивана не узнал. Старик и говорит старухе: «Надо бы служивого накормить», а та отвечает: «У меня ничего нет», и сунула на стол черствую краюху хлеба. А Иван говорит: «Не беспокойтесь хозяева, у меня есть чего поесть». Достал из солдатского мешка колбасу, хлеб, и сидит уплетает. Налил из бутылки водки себе и старику. А старуха старику зудит: «Не пей, не пей». Но старик все же выпил, а Федору мать так и не дала пить.

Поужинал Иван, а его так ни кто и не признал из родных. Решил он не открывать пока, что он их сын. Отвели ему место спать на колбчике. Лежит Иван и думает: «Сейчас рассержу мать». Поднялся, сел за стол, достал из мешка деньги, сидит, раскладывает их по стопкам: рубли к рублям, полтинники к полтинникам, бумажные тройки к тройкам, пятерки к пятеркам. А старуха-мать кухарничает на кухне и глядит, сколько у солдата денег, а сама думает, как бы их у него стянуть.

Сложил Иван деньги снова в мешок, положил его в изголовье и крепко уснул.

В это время встал с лежанки старик, а старуха ему и говорит: «Сколько у солдата денег! Давай его убьем!»  Старик взмолился: «Да, что ты говоришь старуха, с ума сошла, губить жизнь человека!» А она все свое гнет. Достала из кармана последнюю рублевку, и посылает старика к соловальнику, купить сороковку водки, чтобы смелее было идти на преступление.

Пошел старик просить соловальника продать ему водки и оговаривается, что побеспокоил его ночью. А соловальник и говорит: «Как же вам не отпустить, раз сын пришел со службы».

Старик онемел от удивления и с трудом вымолвил: «Какой сын?» «Иван», - отвечает соловальник. «Он был у меня час или два назад, покупал бутылку водки».

Старик, откуда только взялась прыть, побежал домой. А старуха его у порога уже встречает: «Не надо водки, все готово. Я уже отрубила солдату голову, а денежки его, вот, в кармане!»

А когда старик сказал, что это был их родной сын, она бросилась в избу, откинула челку волос на отрубленной голове и по шраму на лбу узнала сына…

Вот так мать убила своего сына, а сама пошла в тюрьму.

Продолжение следует


  • 0



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных