Перейти к содержимому


Фотография

Геологи, археологи – романтики земли Салдинской


Сообщений в теме: 10

#1 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 16 Ноябрь 2016 - 15:36

Геологи, археологи – романтики земли Салдинской

Богат Салдинский край своими природными богатствами и многовековой историей. Вот уже ни одну сотню лет открывают и изучают  эти богатства  российские и зарубежные ученые – геологи и археологи, и дарят их  людям!

Сегодня наш рассказ о романтиках неизведанных тайн природы, первопроходцах и открывателях  кладовых Медной горы Хозяйки, чьи владения простерлись и до земли Салдинской. И очень жаль, что  до сих пор кладовые Салдинского края полностью не разведаны и лежат, ревниво оберегаемые природой. До лучших времен…

 

ЩУРОВСКИЙ Григорий Ефимович (1803 – 1884 г.), выдающийся геолог, первый профессор геологии и минералогии Московского университета

Щуровский.gif

Григорий Ефимович Щуровский родился 11  февраля 1803 года в Москве. Окончил в 1826 г. медицинский факультет Московского университета, при этом слушал профессоров на физико-математическом факультете, куда привлекали его естественные науки: химия, физика, зоология и ботаника.

Ученый был основателем собственной научной школы, его учениками были видные ученые А.П. Павлов, Н.С. Никитин, М.А. Толстопятов.

Является одним из основателей и первым президентом Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.

В 1829 г. защитил докторскую диссертацию по медицине, до 1835 г. занимался зоологией и сравнительной анатомией. В 1835 г. стал профессором минералогии и геологии. При его непосредственном участии организован Политехнический музей в Москве. Почетный член ряда российских и зарубежных научных обществ.

В 1844-1849 годах Щуровский состоял деканом физико-математического факультета, а в 1868-1869 гг. - проректором и некоторое время исправлял должность ректора университета. При его непосредственном участии организован Политехнический музей в Москве. Почетный член ряда российских и зарубежных научных обществ.

После предварительной кабинетной подготовки Г.Е. Щуровский совершил два больших путешествия: на Урал (1838-1840) и Алтай (1844), научные результаты которых были скоро им опубликованы в виде обширных разносторонних работ, представляющих научную и информационную ценность до настоящего времени.

Именно в 1830-е гг. исследование и широкомасштабное освоение Урала и Западной Сибири стало государственной задачей, центральной для экономики страны. Государство впервые выделило деньги на глубокое и всестороннее изучение геологии региона. Результатом первой экспедиции явилось обстоятельное сочинение: "Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях" (1841).

Монография "Урал в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях" (1841) - фундаментальный труд, состоящий из трех отделений. Он является результатом путешествия на Урал, совершенного с целью физико-географического исследования региона. На тот момент горные месторождения Урала разрабатывались уже около полутора веков, а систематическое научное исследование Урала велось порядка полувека.

За это время был накоплен значительный фактический материал об уральской геологии и месторождениях. Г.Е. Щуровский обобщил все данные отечественных и европейских исследователей в единой книге. Он использовал все известные публикации, как на русском, так и на иностранных языках, но большую часть исследования составили его собственные наблюдения и изыскания.

В книге дается физико-географическое описание Уральского хребта, исследуется процесс и время образования различных частей Урала. В прикладном отношении наибольшую ценность представляет третье отделение, посвященное изучению минеральных богатств региона. Исследованы месторождения драгоценных и цветных камней, серебряные рудники, золотые рудники и россыпи, платиновые россыпи, железные и медные рудники (в том числе и на территории Салдинского края). Рассказывается о свойствах и характере залегания ценных минеральных пород. Книга стала первым целостным обзором геологии и минералогии Урала.

Издание снабжено восьмью географическими, геогностическими, топографическими картами Уральского хребта, выполненными Г.Е. Щуровским в экспедиции. Представлены: карта всего хребта, карты округов Екатеринбургских, Гороблагодатских, Богословских заводов, Миасской долины, западной части Уральского хребта между горами Юрмою и Уренгою; карта северной части Урала, обследованной горною экспедицией с 1830 по 1836 гг.; топографическая карта Турьинских рудников, с обозначением находящихся тут горных пород. Даны схемы разрезов Турьинско-Флоровского рудника, южной части Уральского хребта и положение Нижнетагильских платиновых россыпей, кристаллических форм золота и меди.

Собранные Г.Е. Щуровским коллекции послужили основанием геологических и минералогических коллекций геологического кабинета Московского университета, устройством которого Г.Е. Щуровский занимался в последующие годы.

"Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях". Сочинение Григория Щуровского, О. Профессора в Императорском Московском университете. С 8 картами и 4 чертежами. М., в Университетской типографии, 1841. VIII, 436, [2] с.; 12 л. карт и таблиц. 23,5 х 14,3 см. Прижизненное издание, не переиздавалось.

В 1844 году на средства университета Г.Е. Щуровский организовал экспедицию на Алтай, изучал местные рудники (Змеиногорский, Петровский, Карамышевский и многие др.), исследовал горные разработки в долинах рек Золотушки, Тигирека, Убы и Ульбы.

Особое внимание уделил изучению недр Салаирского кряжа и Кузнецкой котловины. Наиболее детально представлены золотые прииски Алтая и Западной Сибири, как государственные, так и частные предприятия. Итогом продолжительного путешествия стало фундаментальное сочинение: "Геологическое путешествие на Алтай с историческими и статистическими сведениями о Колывано-Воскресенских заводах".

"Геологическое путешествие по Алтаю" стало логичным продолжением исследований, начатых на Урале. Автор проводит сравнение геологии Урала и Алтая, сопоставляет также две различные горные системы: Алтай и Алатау. И в том и в другом случае предпринятые экспедиции стали первыми в своем роде, так же, как первыми оказались обстоятельные и полноценные публикации полученных материалов. Исследование Алтая Щуровского впервые имело систематический и всеобъемлющий характер.

Первое место в тексте занимает геологическая тематика, всесторонним знанием которой отличался ученый, а также описание действовавших на тот момент в промышленном масштабе рудников.

Книга построена как подробный полевой дневник, в то же время она легко читается как путевые заметки. Автор представил свой маршрут со всеми остановками и переездами. Рассказывая о Барнауле, исследователь детально описывает Колывано-воскресенские заводы, далее он рассказывает о Локтевском и Томском заводах, добывающем предприятии в Егорьевске, Бухтарминской и Устькаменогорской крепостях на Иртыше, Шадринске и Омске. Кроме крупных населенных мест описаны и небольшие (деревни и поселки).

Книга чрезвычайно насыщена научными сведениями, которые относятся к самым разным сферам. Так, Г.Е. Щуровский довольно подробно рассказывает о Чудских курганах и их сокровищах, обращается к данным Геродота, истории алтайского горного производства.

Г.Е. Щуровский скончался 1 апреля 1884 года в Москве.

Продолжение следует


  • -3

#2 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 17 Ноябрь 2016 - 10:39

НИКИТИН Сергей Николаевич (1851-1909 г.), геолог, географ, старший геолог Геолкома, председатель Гидрогеологического комитета при Министерстве земледелия и государственных имуществ, Член-корреспондент Петербургской АН (1902)

никитин.jpg

Никитин Сергей Николаевич родился 4 февраля 1851 года в Москве. Окончил в 1871 г. курс на естественном отделении Московского университета. В 1878 г. удостоен степени магистра.

В 1882 г., при основании геологического комитета, избран был старшим геологом этого учреждения. В 1892 г. начальствовал экспедицией для исследования Уральских степей, а с 1893 г., как член экспедиции по орошению юга России и по изучению источников главных русских рек, занимался гидрогеологическими изысканиями в Средней России.

Геологическая деятельность Никитина посвящена по преимуществу изучению геологического изучения Средней и Юго-Восточной России и в особенности каменноугольных, мезозойских и потретичных образований, современной деятельности рек и гидрогеологическим изысканиям в этих областях. Никитиным сделаны изыскания источников питьевой воды под Москвой, завершившиеся устройством Мытищенского и целого ряда других водопроводов.

В конце ХIХ века проводил геологические изыскания на предмет наличия каменного угля на территории Салдинского края.

С 1907 г. Никитин состоял председателем гидрологического комитета при Министерстве земледелия и государственных имуществ.

Основатель отечественной школы гидрогеологии, автор первых инструктивно-методических материалов для ведения в России крупномасштабной геологической съемки.

Вице-президент VII сессии Международного геологического конгресса (Петербург, 1897).

Главнейшие труды Никитина С.Н.: "Геологический очерк Ветлужского края» («Материалы по геологии России", т. XI, 1883), "Общая геологическая карта России. Лист 56, Ярославль" ("Труды Геологического Комитета", т. I, № 2, 1884), "Общая геологическая карта России. Лист 71. Кострома" ("Труды Геологического Комитета", т. II, № 1, 1885), "Пределы распространения ледниковых следов в Восточной России и на Урале" ("Известия Геологического Комитета", т. IV, 1885), "Географическое распространение юрских осадков в России" ("Горный Журнал", 1886, № 10), "Заволжье в обл. 92 листа геологической карты России" ("Труды Геологического Комитета", VII, № 2, 1888), "Общая геологическая карта России" (лист 57, там же, 1890, т. V, № 1), "Каменноугольные отложения подмосковного края и артезианские воды" (там же, 1890, т. V, № 5), "Геологические и гидрологические исследования" ("Известия Геологического Комитета", 1894-1895), "Гидрогеологические исследования в бассейне реки Оки" (Санкт-Петербург, 1896) и некоторые другие.

С.Н. Никитин скончался 18 ноября 1909 года в С.Петербурге.

Продолжение следует


  • -1

#3 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 18 Ноябрь 2016 - 09:33

ГУБКИН Иван Михайлович (1871 – 1939 г.), геолог, академик, профессор Московской горной академии, основоположник отечественной школы нефтяной геологии

губкин.jpg

Иван Михайлович Губкин родился 9 сентября 1871 года. В 1910 году  окончил Петербургский горный институт. В 1918  году вошел в состав Главного нефтяного комитета в ВСНХ, с 1920 г. возглавил Комиссию по Курской магнитной аномалии.

С 1922 по 1929 год - заместитель директора Геологического комитета, председатель Московского отделения комитета.

С 1920 - профессор Московской горной академии, после реорганизации (1930) - ректор Московского нефтяного института. В том же 1930 году  стал председателем СОПС (до 1936), а с 1931 г. - начальником Государственного геологоразведочного управления ВСНХ (ГГРУ), организованного вместо Геолкома, вице-президент АН СССР (с 1936).

 Основоположник отечественной школы нефтяной геологии. В 1920-1925 г. руководитель исследований Курской магнитной аномалии.

Играл ведущую роль в организации МГРИ, занимал в 1922-1930 пост ректора Московской горной академии.

Академик И.М. Губкин, выступая с сообщением о запасах нефти в Советском Союзе на нефтяной секции Второй Всесоюзной топливной конференции в июле 1932 года, указывал, что на западном и восточном склонах Урала есть основания искать нефть. Он говорил, что необходимо изучить восточный склон Урала (в том числе и район расположения Салдинского края) с точки зрения его геологической структуры. Подтверждением слов ученого стало открытие нефтяного месторождения в Алапаевском районе и обнаружение сопутствующих пород в районе деревни Кокшарово Верхнесалдинского района.

Освоение нефтяных месторождений в Среднем Поволжье началось в конце 20-х гг. под руководством акад. И.М. Губкина. В 50-60-е гг. этот регион давал более половины добычи нефти в СССР.

19 сентября 1939 года был основан город Губкин (центр Губкинского района Белгородской области). 30 сентября 1931 года была заложена первая разведочно-эксплуатационная шахта, а 19 сентября 1939 по указу Президиума Верховного Совета РСФСР населенный пункт при шахте отнесен к категории рабочих поселков и назван Губкиным в честь академика геолога Ивана Губкина, под руководством которого начиналось освоение Курской магнитной аномалии.

И.М. Губкин скончался 21 апреля 1939 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище г.Москва.

Продолжение следует


  • 0

#4 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2016 - 10:23

МАЛАХОВ Михаил Викторович (1856-1885 г.), первый археолог-исследователь Урала, член УОЛЕ и Русского императорского географического общества

малахов.jpg

 

Малахов Михаил Викторович родился 4 июня 1856 года в Екатеринбурге в семье горного инженера Нижне-Исетского завода. Учился в гимназии Екатеринбурга и на естественном отделении Петербургского университета, но аттестата и диплома не получил.

В 1874-76, 1878 годах проводил археологические исследования на Урале и стал первооткрывателем ряда археологических памятников. Археолог проводил раскопки у деревни Палкино, на берегу озер Исетское, Шарташ, Таватуй, на Чусовском озере, на Чертовом городище, скалах Петрогром, горе Думная и во многих других местах.

В 1879 году стал членом-сотрудником Императорского Русского географического общества (РГО) и хранителем его музея.

В 1880-82 годах по заданию РГО он организовал экспедицию по Уралу, которая обнаружила 500 археологических памятников, в т.ч. Шигирский торфяник, "Чудские копи", наскальные рисунки на реках Вишере, Реже, Тагиле, костища.

Награжден РГО Серебряной медалью за экспедицию 1881 г. и Золотой - за экспедицию 1882 г. Автор одной из первых периодизаций древностей Урала.

Результаты своих исследований Михаил Викторович Малахов активно публиковал в журнале «Записки УОЛЕ». За свою недолгую жизнь исследователь собрал обширную библиотеку, которая, как и находки, сделанные им во время раскопок, пополнили фонды УОЛЕ.

М.В. Малахов скончался 20 января 1885 года в г. Кутаис.

Сочинения М.В. Малахова: «К антропологии Вятского края», ИРГО, 1882, «Курганы в окрестностях г.Екатеринбурга Пермской губернии. Труды IV археологического съезда», Казань, 1884; «О доисторических эпохах на Урале. Записки УОЛЕ», 1887.

Продолжение следует

 


  • 0

#5 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 23 Ноябрь 2016 - 11:03

АНУЧИН Дмитрий Николаевич (1843-1923 г.), известный русский географ, антрополог, этнограф, археолог, музеевед, основоположник научного  изучения географии, антропологии и этнографии в МГУ

анучин.jpg

Анучин Дмитрий Николаевич родился 27 августа (8 сентября) 1843 года в Санкт-Петербурге в семье отставного военного, потомственного дворянина; был младшим из 6 детей, большинство из которых умерло в раннем детстве. Учился в 4-й Ларинской гимназии, которую окончил в 1860 году.

В гимназические годы он лишился обоих родителей. За год подготовившись по греческому языку, поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Болезнь заставила его через год оставить университет и уехать за границу, откуда он вернулся только в 1863 году.

После поездки Анучин поступил на естественное отделению физико-математического факультета Московского университета и закончил курс кандидатом в 1867 году, — его кандидатское сочинение называлось «О генетическом сродстве видов рода Bison». После выпуска Дмитрий Анучин занимался этнографией, зоологией и антропологией.; в 1871—1874 годах состоял учёным секретарём Общества акклиматизации животных и растений, играл активную роль в обогащении московского зоосада новыми животными. С 1875 года состоял в ИОЛЕАЭ (Императорском обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии, а с 1890 года был президентом Общества.

С 1874 года Анучин преподавал географию в 6-й московской гимназии и в частной гимназии Репмана, а осенью 1876 года — также естественную историю в Екатерининском институте.

В 1876 году был командирован за границу для подготовки к занятию кафедры антропологии, которая основывалась тогда при московском университете. За границей был до 1879 года: в основном слушал лекции в Париже — в Антропологическом институте и работая в лаборатории П. Брока в Парижском Музеуме (Музее естественной истории); в 1878 году организовал русский антропологический отдел на Всемирной парижской выставке.

По возвращении в Россию принял участие в устройстве Московской антропологической выставки — её экспонаты стали основой экспозиции антропологического музея при московском университете, инициатором которого стал Анучин.

В 1880 году назначен преподавателем антропологии, а после защиты в марте 1881 года магистерской диссертации на тему: «О некоторых аномалиях человеческого черепа, преимущественно в их распространении по расам» утверждён (апрель 1881) доцентом по кафедре антропологии Московского университета. В 1881—1884 году преподавал ещё и естественоведение в Екатерининском институте. В ноябре 1884 года назначен экстраординарным профессором по кафедре географии и этнографии, оставаясь преподавателем на кафедре антропологии.

В 1880 году Д. Н. Анучин начал изучение Валдайской возвышенности, впервые определил одну из наиболее высоких точек Тверской губернии — гору Каменник (321 м), также особое внимание он уделял рельефу верховьев Волги.

В 1887 году Анучин был на Урале и занимался исследованиями. В частности, совместно с археологом Малаховым проводил раскопки Кокшаровского кургана (Верхнесалдинский район). Были найдены орудия из камня: топор, ножи, кольцо, много скребков и рубил, две стрелы из молочного кварца, разных размеров каменные точила, кольца из хальцедона, масса костей, большое количество черепков, глиняной посуды и др. Известны его сочинение "Из Москвы на Урал" и др. работы по Уралу.

За опубликованный им в 1886-1889 годах ряд научных трудов получил учёное звание доктора географии honoris causa - т.е. без защиты диссертации. С апреля 1891 года - ординарный профессор по кафедре географии, которой заведовал до 1920 года.

В 1894-1895 годах Дмитрий Николаевич Анучин принял участие в экспедиции под руководством А. А. Тилло по исследованию истоков Волги, Западной Двины, Днепра, Верхневолжских озёр и озера Селигер с целью выяснения причин обмеления рек в Тверской губернии. Дмитрий Николаевич Анучин окончательно решил вопрос об истоке Волги.

В 1902 году ввёл в оборот термин «антропосфера». Автор трудов по этнической антропологии и антропогенезу, этнографии, первобытной археологии, общей физической географии, страноведению и истории науки.

Анучин Д.Н. - товарищ председателя Московского археологического общества. В 1896 году избран ординарным академиком по кафедре зоологии Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге, почётный член Петербургской Академии наук (1898), член-корреспондент Парижского антропологического общества (1879), действительный член Итальянского общества антропологии и географии (1880), Американского антропологического общества в Вашингтоне (1883), почётный член Королевского антропологического института в Лондоне (1897), член Русского горного общества (1900).

При Московском университете Дмитрий Николаевич Анучин создал Географический музей — один из самых полных в России, с библиотекой до 10 000 томов, и Антропологический — крупнейший музей по антропологии и этнологии. Основал отечественную школу географов, является основателем русской лимнологии (озероведения).

Дмитрию Николаевичу Анучину принадлежит до 600 трудов по этнической антропологии и антропогенезу, этнографии, первобытной археологии, общей физической географии, страноведению и истории науки.

Вместе с группой ученых, объединившихся вокруг А. С. Уварова, одного из основателей Русского и Московского археологических обществ, Исторического музея в Москве, археологических съездов, Анучин вывел русскую археологию из стадии любительства.

Работы Анучина «Рельеф поверхности Европейской России…» (1897 год), «Верхне-волжские озера и верховья Западной Двины» (1897 год) положили начало систематическому изучению рельефа и озёр России. Благодаря тщательности исследования (для того, чтобы составить карту глубин Селигера было сделано около 8 тысяч измерений), до сих пор являются наиболее фундаментальной работой о Селигере и Валдайской возвышенности.

В 1916 году Дмитрий Николаевич передал в дар Императорскому Московскому университету личную библиотеку, содержащую около 2000 книг по географии, этнографии, истории, естествознанию, среди которых много редких изданий. В настоящий момент библиотека Анучина хранится в Отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ имени М. В. Ломоносова.

Среди учеников Дмитрия Ивановича Анучина были известные географы-исследователи и педагоги: Лев Семёнович Берг, Александр Александрович Борзов, Александр Сергеевич Барков, Александр Николаевич Джавахишвили, Борис Фёдорович Добрынин, Иван Семёнович Щукин, Сергей Григорьевич Григорьев, Митрофан Степанович Боднарский, Александр Александрович Крубер. В части этнографии народов Дальнего Востока и археологии Южной Сибири идеи Анучина развивал Альберт Липский.

Награды: ордена Св. Владимира 3 и 4 степени, орден Св. Анны 2 степени, иностранные награды - орден Почётного легиона.

Имя Д. Н. Анучина носят ледник на севере острова Новая Земля, гора на Северном Урале, остров в Малой Курильской гряде и кратер на Луне. Его именем назван Музей антропологии МГУ. В Москве на доме № 6 по Хлебному переулку, где учёный жил в 1911-1923 гг. установлена мемориальная доска с его барельефом. В его честь был основан «Русский Антропологический Журнал».

Дмитрий Николаевич Анучин умер 4 июня 1923 года и похоронен на Ваганьковском кладбище.

 

Продолжение следует


  • 0

#6 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 24 Ноябрь 2016 - 10:04

ШОРИН Дмитрий Петрович (1817-1907 г.), известный уральский краевед

шорин.jpg

В 2012 году исполнилось 195 лет со дня рождения известного уральского краеведа Дмитрия Петровича Шорина, открывшего миру уникальный культовый комплекс-святилище эпохи неолита – Кокшаровский курган, не имеющий прямых аналогов в других регионах Старого и Нового Света, и «писанцы» бронзового века. Находятся эти уникальные памятники культуры на территории Верхнесалдинского городского округа.

Дмитрий Петрович Шорин  родился в 1817 году в семье служащего Нижнетагильского заводоуправления Петра Ивановича Шорина, служившего около 60 лет приказчиком Черноисточинского и Висимо-Шайтанского заводов.

Начал работать «мальчиком на побегушках», в 1825 году Дмитрия отдали учиться в Нижнетагильское Выйское училище, открытое в 1709 году по Указу Петра I в Невьянске под названием «Цифирная школа».  По окончании курса наук Митя поступил писцом в денежное отделение управления заводов. В 1835 году он уже  старший помощник начальника счетного отделения, одновременно исполняет три должности и ведет бухгалтерские книги.

До 1857 года Дмитрий Петрович числился по «ревизским сказкам» крепостным крестьянином. Предки его были крепостными еще при Акинфии Демидове. В 1857 году, когда Дмитрию Петровичу было 40 лет, его за честную службу в должности кассира освободили от крепостной зависимости.

Несмотря на тяжелые условия работы, Дмитрий Петрович был страстным краеведом. Общие интересы сдружили его с двоюродным братом Иродионом Рябовым. Они изучали богатые архивы Тагила, Верхотурья, Невьянска, книги по истории края, имевшиеся, хотя и в небольшом количестве, в библиотеке Выйского училища и в «кабинете для чтения» при управлении заводов.

В 40-х годах девятнадцатого века Дмитрий Петрович и Иродион Матвеевич объехали всю северную часть Тагильской дачи (так именовали в то время Тагильский горный округ) - для описания чудских городищ и курганов, срисовывания писаных камней - «писанцев».

Об этих находках Дмитрий Петрович сообщил профессору Погодину и археологу Сахарову (знакомому А. С. Пушкина). Сейчас рисунки, сделанные рукой Д. П. Шорина и описанные им, хранятся в Институте археологии и фондах Толмачева в Ленинграде. Открытия Д. П. Шорина и И. М. Рябова до сих пор привлекают внимание исследователей.

Особенный интерес представляют раскопки, произведенные Д. П. Шориным совместно с И. М. Рябовым на берегу реки Полуденки, в результате которых была обнаружена неолитическая стоянка (III тысячелетие  до нашей эры), и открытие Кокшаровского кургана по реке Тагил, возникшего еще до Полуденской стоянки. Здесь среди вещей были найдены наконечники от стрел, медные кельты (топорики), черепки, керамика и обломки ножен от римского ножа.

Не меньшую ценность представляет и находка «писанцев», обнаруженных Д. П. Шориным на скалах у реки Тагил на территории нынешнего Верхнесалдинского района и, как считают ученые, относящихся хронологически к эпохе бронзы. Открытие «писанцев» послужило началом исследований археолога Чернецова, который в книге «Тагильские писанцы» сделал первую попытку их расшифровки. Научный сотрудник Нижнетагильского краеведческого музея археолог А. И. Рассадович отмечает, что первые сведения о Кокшаровском кургане, о медных кельтах, найденных здесь, привлекли внимание крупных археологов конца девятнадцатого века.

В Нижнетагильском краеведческом музее теперь собрана коллекция, насчитывающая до двадцати тысяч предметов пятого-четвертого тысячелетия до нашей эры. Так, благодаря работам Д. П. Шорина уточнено начало возникновения самого раннего неолита Урала.

Открытие плавильного комплекса в селе Лая тоже является большой заслугой Д. П. Шорина. Тагильская экспедиция, производившая раскопки в 1952-1954 гг. на Лайском мысу, обнаружила более восьми плавильных печей и керамику с богатейшим узором Усть-Полуйской культуры пятого века до н. э. народов манси.

Итак, даже краткий перечень памятников старины, открытых Д. П. Шориным, говорит о его плодотворной деятельности и значительном вкладе в изучение археологии Урала.

Дмитрий Петрович с детства интересовался искусством. Некоторые сохранившиеся его рисунки есть в экспозиции Нижнетагильского краеведческого музея.

Будучи архитектором-самоучкой, Д. П. Шорин при создании в Нижнем Тагиле памятника Александру II составлял его проект и рисовал медальон для барельефа на памятник. Когда же было решено построить Александро-Невскую церковь на Гальянке, то обязанности по сбору пожертвований, заготовке строительных материалов возложили на подрядчика Мусатова, а архитектурные работы решением ста сорока человек поручили Дмитрию Петровичу. Он заменял архитектора в течение восьми лет, не имея специального образования.

В книге «Культура и быт рабочих Горно-заводского Урала. Конец XIX - начало XX   века», авторы В. Ю. Крупянская и Н. С. Полищук неоднократно упоминают о Д. П. Шорине, одном из «талантливейших представителей местной  интеллигенции, много сделавшем для просвещения и изучения родного края…»  Многие пословицы и поговорки, встречающиеся в работе Д. П. Шорина, до сих пор можно услышать в Нижнем Тагиле.

Мамин-Сибиряк писал: «Именно через Дмитрия Петровича я доставал сведения о переведенцах в тагильские заводы за 1827-1829 г.г.». Послушаем самого Дмитрия Петровича: «В те же годы и в начале 50-х годов по царским грамотам и указам, добытым в Верхотурье и списанным из Невьянского архива, была составлена мной, с пособием И. М. Рябова, полная история основания и развития Нижне-Тагильских заводов, оконченная сороковыми годами и напечатанная в «Записках Казанского университета». Этот труд раскрывает историю Тагильского края с девятого века. 

В 1837 году стало известно, что Тагил собирается посетить проездом путешествующий наследник престола Александр Николаевич (будущий император Александр II) в сопровождении поэта В. А. Жуковского. К приезду наследника готовились задолго: белили, красили дома и заводские цеха, поправляли дороги, а на день приезда было составлено расписание, где кому из служащих находиться: М. Черепанову - у парохода, Е. Черепанову - в механической, Н. Шорину (старший брат  Дмитрия Петровича) - у промывки золота. Дмитрий Петрович с особенным интересом ждал встречи с Жуковским, многие стихи которого он знал наизусть.

К приезду наследника приказчику Шептаеву при Выйском заводе выделили три комнаты для выставки, на которой были представлены заводские изделия, модели и макеты. В частности, действующая модель черепановского паровоза.

Однако высокий гость весьма равнодушно отнесся к выставке и, мельком взглянув на экспонаты, прошествовал со свитой дальше. Следует отметить, что еще до приезда на Урал Жуковский дал задание составить описание Нижне-Тагильских заводов. Этот труд был написан Иродионом Рябовым - учителем Нижне-Тагильского заводского училища - совместно с Дмитрием Петровичем Шориным и представлен В. А. Жуковскому.

Интерес к жизни, желание принести пользу обществу не ослабевало у Дмитрия Петровича до глубокой старости. Мамин-Сибиряк писал о нем: «Северяне не умеют отдыхать, отставной человек - погибший человек. У нас или труд, или смерть. Дмитрия Шорина спасла его любовь к знанию, к искусству, к своему краю. Это редкий пример в такой глуши любителя- художника».

Скончался Дмитрий Петрович в возрасте 90 лет, пережив четырех царей и пять поколений Демидовых. На мрачном фоне крепостного права, темноты и невежества его жизнь была светлым явлением. Добрая память нашему земляку - труженику и горячему патриоту своего края…

Продолжение следует


  • 0

#7 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 25 Ноябрь 2016 - 09:35

ШОРИН Александр Федорович (род.1952 г.), профессор археологии

шорин а.ф..jpg

Последние 20 лет на территории Верхнесалдинского района уральские ученые ведут археологические раскопки Кокшаровского кургана – уникального памятника истории и культуры России и Северной Евразии. Руководит работами профессор археологии Александр Федорович Шорин.

Александр Федорович Шорин родился 15 августа 1952 года в  Первоуральске Свердловской области. В 1974 окончил исторический факультет УрГУ. Научным руководителем его кандидатской диссертации выступил доктор исторических наук М.Ф. Косарев. На формирование Шорина как ученого, особенно на начальных этапах, оказали большое влияние профессор В.Ф. Генинг и профессор В.Т. Петрин.

В 1988 году А.Шорин защитил кандидатскую  диссертацию по теме «Среднее Зауралье в эпоху развитой и поздней бронзы», а в 1995 году - докторскую диссертацию: «Энеолит Урала: проблемы культурогенеза». Звание профессора Александру Шорину присвоено в 2000 году.

В 1974-1977 – учитель средней школы. 1977-1980 – младший научный сотрудник лаборатории археологических исследований УрГУ. 1980-1982 – служба в армии. 1982-1988 – преподаватель кафедры истории Нижнетагильского ГПИ. С 1988  зав.отделом археологии и этнографии, зам. директора по научным вопросам ИИиА УрО РАН. С 1997 одновременно профессор кафедры истории России УрГПУ. С 2009 года возглавляет бюро Отделения археологии и этнографии Ученого совета ИИиА УрО РАН. Председатель Аттестационной комиссии и начальник археолого-этнографической экспедиции ИИиА УрО РАН. Член Объединенного Ученого совета по гуманитарным наукам УрО РАН.

В настоящее время разрабатывает проблемы культурогенеза древних народов Урала и сопредельных территорий в эпохи энеолита - бронзового века (III-II тыс. лет до н.э.), роли Урала как важного и самостоятельного очага культурогенеза древних народов в североевразийском регионе. Исследует особенности развития погребального обряда и культовых комплексов древних коллективов Урала в эпохи неолита-энеолита (V-III тыс. лет до н.э.).

Александр Шорин - автор свыше 120 научных работ. Редактор и член редколлегий ряда научных изданий. Его интересы в смежных областях: антропология, этнография, лингвистика, религоведение.

Имеет Благодарность Президента РАН (1999). Награжден Почетными грамотами Губернатора Свердловской области (2002, 2008), Правительства Свердловской области (2007), Председателя УрО РАН (1998).

Продолжение следует


  • 0

#8 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 28 Ноябрь 2016 - 14:25

ЧЕРНЕЦОВ Валерий Николаевич (1905-1970 г.), доктор исторических наук (1970), угровед, этнограф и археолог

132799_original.png

Чернецов Валерий Николаевич родился 17 марта 1905 года в Москве в семье архитектора. После революции некоторое время учился на естественном факультете Пречистенского института, позже в Московском электротехническом институте.

В 1923 году в составе геодезической экспедиции приезжает на Северный Урал. Именно в этой поездке определился круг его интересов: история, этнография и археология народов Северного и Среднего Урала.

За годы пребывания в этом регионе В. Н. Чернецов выучил язык манси и стал одним из авторов первой азбуки и учебников мансийского языка. С 1925 по 1930 годы он учится этнографическом отделении географического факультета Ленинградского университета. В 1930-х преподавал в Ленинградском педагогическом институте им. Герцена, был научным сотрудником сначала Института народов Севера, затем Музея антропологии и этнографии. В 1940 году переехал в Москву и до конца жизни работал научным сотрудником Института истории материальной культуры АН СССР.

Валерий Николаевич был одновременно археологом, историком, этнографом, фольклористом и лингвистом, тесно соприкасался с естественными и техническими науками историей искусств. Все это предавало широту и прочность его научным изысканиям.

Валерий Николаевич интенсивно работал в этнографических экспедициях у лозьвинских, сосьвинских и обских манси, исследователю удалось собрать колоссальный этнографический материал. До последних дней жизни он был членом редакционной коллегии журнала «Советская Этнография» Также Чернецов В. Н. вел активные археологические исследования, открытые им памятники вошли в золотой фонд уральской археологии.

Особое место в его научной деятельности занимали наскальные рисунки - уральские писаницы. Их поиску, копированию и интерпретации посвящены многие годы его упорного труда.

Сбор материалов по наскальным изображениям был начат Чернецовым в 1927 году на реке Тагил (территория Салдинского края). Первые экспедиции (1927, 1938) он проводил в одиночку, но несмотря на это и труднодоступность многих мест, сумел открыть и зафиксировать памятники на берегах Тагила, Нейвы, Режа, Туры, Серги. С конца 1950-х годов исследования уральских писаниц проводились с экспедицией Института археологии АН СССР. Был собран огромный материал, который был обобщён в двух томах его монументальной работы «Наскальные изображения Урала» (1964, 1970 г.). Здесь анализировались и обобщались все известные к тому времени сведения о наскальных изображениях Урала. Работа построена с учётом всей суммы собранных автором данных о духовной и материальной культуре народов региона. Помимо публикации накопленного материала, касающегося непосредственно уральских писаниц, работа содержит многочисленные факты и наблюдения этнографического характера, собранные автором в течение жизни.

Чернецов В.Н. скончался в Москве 29 марта 1970 г.

Научные труды Чернецова В.Н.: «Нижнее Приобье в I тыс. н. э. Обзор и классификация материала», «Наскальные изображения Урала», «Представление о душе у обских угров», «Древняя приморская культура на полуострове Ямал», «Бронза усть-полуйского времени», «Древняя история Нижнего Приобья», «Основные этапы истории Приобья с древнейших времен до Х в. н. э. (Тезисы кандидатской диссертации, защищенной на заседании Ученого совета исторического факультета», «К вопросу о проникновении восточного серебра в Приобье».

Продолжение следует


  • 0

#9 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 29 Ноябрь 2016 - 14:12

РОССОДОВИЧ Амалия Иосифовна (1913-1994 г.), краевед, сотрудник Нижнетагильского краеведческого музея

Россадович.jpg

Для многих тагильчан старшего поколения имя Амалии Иосифовны Россадович связано с первым детским увлечением такой романтической наукой, как археология. Ведь именно к Амалии Иосифовне в краеведческий музей прибегали мальчишки и девчонки в 1950 – 1970–е годы с просьбой взять их на раскопки поселений и стоянок древнего человека. А как вдохновляли ребят из кружка юных археологов научного общества учащихся рассказы Амалии Иосифовны об археологических исследованиях и научных проблемах, совместные поездки в экспедиции, когда "распахнутая земля" дарила новые находки и открытия!

Более 60 лет она отдала изучению древнейшего прошлого нашей страны, 40 из них – изучению Тагильского края.

Жизнь А.И. Россадович (13.01.1913 – 29.06.1994 гг.) не назовешь легкой и простой. Родилась она в Германии в городе Оффенбахе на реке Майне. С 1924 года проживала в Днепропетровске. Здесь окончила школу, затем педагогический техникум в городе Хортица Запорожского района. Работала учительницей в немецком селе Фроснланд–Джулановка, затем в городе Днепропетровске, а с 1933 года – в Киеве. В 1934 году поступила на исторический факультет Киевского государственного университета. Лекции корифеев археологической науки П.П. Ефименко, Б.Н. Гракова, Л.М. Славина, В.Д. Блаватского, прослушанные в аспирантуре при Киевском университете, ежегодные раскопки поселений и стоянок, скифских курганов и грунтовых могильников стали солидной подготовкой молодого специалиста. После окончания университета была принята в аспирантуру к профессору Л.М. Славину. Тема ее диссертации – "Скифы Каневского района Приднестровья", но работа над ней была прервана войной. Работала военным переводчиком и библиотекарем в госпитале 1568 на Кавказе. В 1945 году вернулась в Киев, участвовала в работе по восстановлению исторического музея.

Волна антисемитизма 1952 года прервала ее работу. Амалия Иосифовна решила переехать к мужу Якову Васильевичу Генку, который в июле 1941 года был отправлен в город Нижний Тагил и проработал в трудармии до 1953 года. В Тагиле Амалия Иосифовна преподавала в школах города, а с 14 июля 1952 года и до конца дней являлась внештатным сотрудником Нижнетагильского краеведческого музея. Была руководителем экспедиций, исследовавших памятники археологии от стоянок эпохи неолита до металлургических заводов XVII–XVIII веков.

А.И. Россадович принимала живейшее участие в разработке проблемных вопросов уральской археологии – о периодизации истории первобытного общества на территории Урала, этногенезе угро–финских племен и русском заселении Урала, о технике древней металлургии.

Итогом ее многочисленных исследований явилось создание карты археологических памятников Тагильского края, а также выставок и экспозиций в краеведческом музее. Причем в подаче археологического материала в экспозиции использовался метод наглядного представления, реконструкции древнего хозяйствования: не просто показ обработанного человеком камня или глины, а сам процесс изготовления каменных, глиняных, деревянных орудий и изделий и то, для чего они были предназначены.

Раскопки А.И. Россадович таких памятников, как плавильные места на Лайском мысу, на горе Синей, Голом Камне, остатков болгарской домницы на реке Лебе, раскопки Ницинского, Долматовского и Каменск–Уральского заводов дали богатейший материал по истории металлургии железа от I тысячелетия до н.э. до XVII века нашего времени. В 1955 году экспедицией Нижнетагильского краеведческого музея под ее руководством была проведена разведка на Кокшаровском кургане (Верхнесалдинский район). Она же в 1957 и 1960 годах проводила на кургане раскопки. Так постепенно археологические исследования Амалии Иосифовны раскрывали истоки уральской древности.

А.И. Россадович была настолько фанатично предана науке, обладала такой настойчивостью, напором и даром убеждения, что даже И.Г. Семенов, директор Нижнетагильского музея в 1968 – 2002 годах, не смотря на трудности в финансировании, всегда шел ей навстречу.

Увлеченности, трудолюбию и творческой активности Амалии Иосифовны можно только позавидовать. Ей было уже далеко за 70 лет, когда она, руководитель комплексной экспедиции, проводила раскопки мансийского селища XVIII века в устье реки Выи на Лебяжинском поле.

Амалией Иосифовной Россадович оставлен богатейший архив, с которым работают археологи и сотрудники музея. Много недоработанных и неопубликованных материалов – это задел на будущее для молодых исследователей.

Продолжение следует

 


  • 0

#10 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 30 Ноябрь 2016 - 10:27

СТАРКОВ Вадим Федорович (род. 1936 г.), археолог, доктор исторических  наук (1987)

старков.jpg

Старков Вадим Федорович родился 22 февраля 1936 года в г. Нижние Серги Свердловской обл. Окончил исторический факультет МГУ (1963).

Аспирант, младший, старший научный сотрудник, зав. группой Института археологии РАН. Специалист в области каменного века Урала и Западной Сибири, освоения русскими землепроходцами Арктики, древней картографии северных территорий планеты. Открыл и исследовал ряд неолитических памятников в лесном Зауралье. Разработал культурно-историческую периодизацию эпохи неолита региона.

В 1964 году работал в Салдинском районе, обследовал Кокшаровский курган.

Занимается изучением первых русских острогов. Ведет активные исследования в циркумполярной зоне (архипелаг Новая Земля, Земля Франца-Иосифа, Шпицберген).

С 1978 года – начальник Шпицбергенской экспедиции Института археологии РАН. С 1992 – член научного совета РАН по изучению Арктики и Антарктики.

Сочинения Старкова В.Ф.: «Мангазея. Мангазейский морской ход»; «Материальная культура русских полярных мореходов и землепроходцев XVI–XVII вв.»; «Мезолит и неолит лесного Зауралья»; «Русские морские экспедиции XVIII века»; «Очерки истории освоения Арктики».

 

Археолог Старков

В мировой исторической науке Вадим Федорович Старков известен как исследователь Арктики – более тридцати лет он посвятил археологическому изучению архипелага Шпицберген, обосновав и доказав факт, что именно русские поморы явились первооткрывателями этой части арктической зоны, где вели активный зверобойный промысел. Он – автор 224 научных публикаций, в том числе 16 монографий. Детские и юношеские годы Вадима Федоровича прошли в Нижнем Тагиле, свой родной город и своих наставников Вадим Федорович вспоминает с неизменной теплотой. В своем напряженном графике экспедиций и научных командировок ученый всегда находит возможность заехать в Тагил, повстречаться с родными, побывать в любимом Нижнетагильском музее, где трудятся брат и племянник, узнать городские и музейные новости. Вадим Федорович внес свой большой вклад в археологическое исследование тагильского края, ведь его кандидатская диссертация была посвящена позднему неолиту лесного Зауралья (1970 год). Доктор наук, известный исследователь Арктики Старков с энтузиастом воспринял информационно-выставочный проект «ТАГИЛЬЧАНЕ. NEXT» и поделился с нами воспоминаниями о родном городе.

старков 1.jpg

- Нижний Тагил - мой родной город. Хотя я и родился в 1936 году в Нижних Серьгах, но это был временный выезд нашей семьи, и через два года после моего рождения мы снова вернулись сюда. Говоря о нашей семье, нельзя не вспомнить, что мой дед Еремей Иванович Гаёв был известен в Тагиле. Более 55 лет он проработал на металлургическом заводе, удостоился звания «Герой труда». О своей жизни он написал в небольшой книге «Рассказ рабочего». Улица Пограничная, где прошла большая часть его жизни, теперь носит имя Гаёва, а на его доме была установлена памятная доска.

В Нижнем Тагиле прошли мое детство и юность. После окончания седьмого класса я поступил в горно-металлургический техникум (ныне колледж). Именно здесь с особой силой ощутил, что моим истинным призванием является история, а точнее - археология. Это чувство пришло ко мне раньше, когда учился еще в пятом классе. Тогда я прочитал книгу о так называемом «Розетском камне» - археологической находке в Египте, которая позволила расшифровать древнеегипетские иероглифы - и мне стало ясно: лучше археологии нет ничего.

Большую роль в формировании меня как историка сыграл Павел Карпович Шиленко, преподаватель горно-металлургического техникума. Именно его уроки окончательно убедили меня в том, что история - моя наука. Он постоянно находил время для наших частых бесед не только об истории, но и о поэзии, которой я тогда также увлекался. В далеком 1954 году я так написал об этом в одном из своих стихотворений:

Ты сможешь ли меня простить -

Поэзии младого брата, -

Что смею я благодарить

Тебя за то, что ты когда-то

Так много сделал для меня?

Изволь - благодарю тебя.

Я помню наши вечера,

Когда, укрывшися от мира,

Готовы были до утра

Сидеть втроем с болтливой лирой.

О, как ты дружески внимал

Моим ребяческим причудам.

Смотрел, читал и поправлял,

Хвалил, ругал, черкал, покуда…

 

Мое стремление заниматься исторической наукой выразилось в том, что сразу после службы в армии, не заезжая домой, я поехал в Москву, чтобы поступить на исторический факультет Московского государственного университета. В 1964 году по окончании МГУ я должен был остаться в аспирантуре на кафедре археологии, но жизнь сложилась так, что был вынужден временно уехать в Нижний Тагил, где до 1966 года проработал в горно-металлургическом техникуме преподавателем истории.

В это время я также не расставался с любимой наукой. В техникуме организовал археологический кружок, который летом преобразовывался в экспедицию, и совершал научные исследования на территории Среднего и Северного Урала. За эти годы были проведены разведки по рекам Тагил, Сосьва, Вагиль, Тавда, а также на Кокшаровском, Юрьинском и Маршининском озерах. Там было открыто шесть новых археологических памятников, на некоторых из них проведены частичные раскопки.

Особенно интересные результаты были получены при раскопках Кокшаровского поселения, в центре которого возвышался курган высотой три метра. В древности это была культовая площадка. Раскопки, проходившие там в течение двух лет, дали большой и очень интересный научный материал - более 10 тысяч предметов, среди которых остатки керамической посуды и различные изделия из камня: наконечники стрел, ножи, топоры, скребки и другие предметы, которые датируются IV-III тысячелетием до нашей эры.

В 1966 году материалы деятельности кружка были представлены на выставке ВДНХ СССР. По решению Главного комитета ВДНХ кружок был награжден бронзовой медалью.

Работы археологического кружка НТГМТ нашли свое отражение в многочисленных научных статьях и монографиях, посвященных археологии Урала. Впоследствии этот материал был использован мной при написании кандидатской диссертации.

В 1975 году я вернулся в МГУ в качестве аспиранта на кафедре археологии. Во время аспирантской деятельности мои посещения Тагила и его окрестностей не прекращались. Да иначе и быть не могло, поскольку тема моей диссертации - «Поздний неолит лесного Зауралья» - была напрямую связана с окрестностями нашего города, где расположены многочисленные памятники этого археологического периода. Среди них Горбуновский торфяник, Полуденка, Кокшарово и другие. Вскоре после защиты кандидатской диссертации меня пригласили на работу в Институт археологии Российской Академии наук.

Интересно, что это приглашение было связано с работами на севере Сибири, вблизи Урала, в низовьях реки Таз. Оно было сделано директором Института археологии академиком Б. А. Рыбаковым, который сказал мне: «Я знаю, что вы должны остаться работать на кафедре археологии МГУ, но если вы согласитесь с моим предложением, то будете сотрудником нашего института». Речь шла о просьбе Института Арктики и Антарктики из Ленинграда дать специалиста-археолога для проведения раскопок Мангазеи - русского города XVI-XVII вв. Я согласился, не думая, поскольку раскопки на территории Арктики были моей давней мечтой. Через неделю после отъезда получил письмо, что являюсь сотрудником Института археологии РАН.

Мое возвращение в Москву не изменило отношений с уральской археологией и непосредственно с Нижним Тагилом. До 1980 года основной темой моих исследований оставался каменный век Урала и Западной Сибири. Особенно интересными были работы на Горбуновском торфянике.

Наши раскопки памятников периода неолита-ранней бронзы были продолжением многолетних исследований, которые проводились там с начала ХХ века. Особый интерес представляет изучение деревянных настилов внутри торфяных отложений, начало которых связано с раскопками Д. Н. Эдинга (1926-1939 гг.). В 1978-80 гг. эти раскопки были продолжены экспедицией Института археологии РАН под моим руководством. Помощь в проведении этих работ была оказана Нижнетагильским краеведческим музеем и горно-металлургическим техникумом.

Раскопки дали исключительно интересный научный материал. Была вскрыта часть деревянной слани, которая проходила по кромке старого заторфованного берега и соединяла выложенные из тесаного дерева культовые площадки периода ранней бронзы (II тыс. до н.э.). Особенно хорошо сохранилась одна из таких площадок, раскопанная в 1978 году. Она была выложена из толстых досок, а по ее контуру было поставлено пять столбов, на которые ставились деревянные жертвенные сосуды в виде животных и птиц. В центре площадки возвышался столб диаметром 12 см, на котором в древности стоял деревянный человекообразный идол.

Все эти предметы в настоящее время находятся в экспозиции Нижнетагильского историко-краеведческого музея и ждут, когда там появится отдельный зал, посвященный Горбуновскому торфянику с реконструкцией культовой площадки.

Вот уже почти сорок лет я проживаю в Москве, по роду своей деятельности бывал во многих странах и городах. Но Нижний Тагил занимает своё большое и очень прочное место в моей душе.

«Тагильский вариант», 2012 г.


  • 0

#11 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 473 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2016 - 12:43

ВИКТОРОВА Валентина Дмитриевна (род.1933 г.), археолог, старший научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, кандидат исторических наук

викторова.jpg

Викторова Валентина Дмитриевна родилась в 1933 году в Москве. В 1951-1955 училась на историческом факультете УрГУ (УрФУ).

На становление ее научных интересов оказала большое влияние работа в философском кружке (рук. Л.Н. Коган) и в археологических экспедициях (рук. К. В. Сальников). Преподавала историю в ШРМ № 11 и продолжала вести археологические разведки и раскопки уже по своему Открытому листу.

С 1960 по 1963 училась в аспирантуре УрГУ (науч. рук. доц. В.Ф. Генинг). С 1963 по 1981 работала на каф. философии УПИ.

Кандидатская диссертация «Население эпохи энеолита лесной полосы Среднего Зауралья». С 1981 – с.н.с. в отделе истории Института экономики УНЦ АН СССР, с 1988 – с.н.с. в ИИиА УрО РАН. С конца 80-х – один из инициаторов создания историко-ландшафтного парка «Истоки Исети» (не реализован).

Основная проблематика исследований в 1960-1980-е – древняя история Зауралья, методология археологических исследований, с 1980-х – духовная культура ранних обществ Урала. Спецкурс «Археология и мифология».

Член Сибирской ассоциации исследователей первобытного искусства. Опубликовала 80 научных работ.

В 1995 и 1997 гг. принимала участие в раскопках Кокшаровского холма (Верхнесалдинский район).

В 2007-2008 годах группа археологов под руководством Викторовой В.Д. провела шурфовые исследования уральских дольменов, открытых в начале 2000-х гг.

По сегодняшний день, Шарташ с его каменными палатками, храмовыми мегалитическими комплексами и ритуальными жертвенниками привлекает стойкое внимание краеведов, любителей необычных загадочных мест, туристов – искателей тайн Урала.

 

Стратиграфия научного поиска и романтика открытий

(к 80-летию Валентины Дмитриевны Викторовой)

викторова1.JPG

Валентина Дмитриевна Викторова — мой Учитель с университетских времен. Знаю ее почти сорок лет. Работала под ее началом на Андреевском озере, потом — бок о бок в верховьях Исети, сейчас — на значительном расстоянии — продолжаю сотрудничать: читаю ее статьи, присутствую на конференциях, где она делает доклады, — и не устаю удивляться ее энергии, способности видеть суть проблемы, воспринимать все новое, упорно двигаться к новым целям, на несколько шагов опережая уральское сообщество археологов. В этой публикации мне хочется обратиться к научному вкладу юбиляра и, зная ее планы на будущее, пожелать Валентине Дмитриевне здоровья и успехов.

Какое удивительное время мы проживали в 70-е гг. прошлого столетия! Если на первом курсе исторического факультета в Уральском государственном университете нам внушали, что археология — вспомогательная дисциплина, «служанка» истории, то на старших курсах мы с восторгом слушали лекции известных археологов Г. П. Григорьева, Л. С. Клейна, И. С. Каменецкого о статистико-комбинаторных методах в археологии, об особенностях археологических источников; изучали монографию В. Ф. Генинга «Этнический процесс в первобытности»; следили за развернувшейся дискуссией о понятии «Археологическая культура» (далее — АК) (Ю. Н. Захарук, В. Ф. Генинг), о соотношении АК и этноса, об археолого-этнографических параллелях, о предмете и объекте археологической науки. Все это было интересно, но порой казалось слишком сложным и абстрактным.

На одной из научных археологических конференций (кажется, это было в Ашхабаде) я услышала доклад Валентины Дмитриевны Викторовой о принципе предметно-практической деятельности, разработанном К. Марксом. Тонким, серебристым голосом с трибуны невысокая стройнаяженщина предлагала использовать этот принцип в качестве инструмента в изучении вещного мира древности. Меня поразило то, что работы классиков марксизма-ленинизма можно применить в области археологии (в конце 1970-х гг. среди студентов университета было принято приклеивать цитаты из работ К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина к любой научной работе) и что этот метод может работать!

В 1989 г. вышла монография Валентины Дмитриевны «Научный поиск в археологии». Она была написана в связи с проблемной ситуацией, возникшей в исторической науке в целом и в археологии в частности. Суть противоречий в развитии археологии заключалась в том, что «…от нее как от исторической дисциплины требуется решать задачу формирования исторического сознания современника. В конкретно-историческом аспекте это означает воссоздание таких региональных историй первобытной эпохи, в которых древний человек был бы представлен во всех формах его жизнедеятельности, а также включение вещественных источников в исторические исследования всех периодов». Была поставлена сверхзадача не только найти генерализующую идею — содержательный стержень новой теории в археологии, — но и распространить действие этой теории на письменную историю посредством внесения в нее характеристики вещной среды конкретно-исторической общности в конкретный период. Таким содержательным стержнем, по мнению Валентины Дмитриевны, мог стать принцип предметно-практической деятельности. Она пишет: «Это положение позволяет создать перспективную программу реконструкции взаимосвязей людей по вещественным воплощениям их образа жизни. Рассмотрение вещей через призму этого принципа означает выявление их природы как результата деятельности человека, т. е. установление того, КАК вещи возникли и ЧЕМ принципиально отличаются от природных тел». Вещь и ее существенные признаки могут быть поняты только через процесс труда и мышления. Человек изменяет внешнюю форму и состав природных предметов, уничтожая или нейтрализуя их вредные свойства и сохраняя, усиливая, создавая полезные, необходимые для удовлетворения потребностей конкретно-исторической общности. «Механизм формообразования представляет собой объективацию в форме, составе, свойствах вещи сущностных сил человека: потребностей в предмете определенного функционального назначения, знаний свойств материала и технологии изготовления предмета, способностей, навыков, чувств и волевых качеств для реализации идеального образа в действительность». Далее Валентина Дмитриевна конкретизирует способ применения принципа предметно-практической деятельности на разных этапах археологического исследования предметно-вещного мира.

Выход монографии совпал по времени с периодом перестройки и с охлаждением научного археологического сообщества к вопросам теории и методологии науки. Книга попала в безвременье. Сама Валентина Дмитриевна считает, что ее работа «опоздала лет на 10–15». Мне кажется, что для этой работы время еще наступит.

В 1990-гг. начинается новый период — новый слой в стратиграфии научного поиска, — который продолжается по сей день. Параллельно с полевыми изысканиями Валентина Дмитриевна работает над методологией и методами анализа духовного потенциала древних обществ. На этом этапе основной акцент сделан на ВЕЩЬ и ЗНАК — на проблему происхождения и развития артефактов, их взаимосвязь в археологических комплексах (как на поселениях, так и в сакральном пространстве) на территории Урала с эпохи палеолита до раннего железного века. Обращаясь к культурологическому подходу, она использует понятие языка культуры, к которому относится вторичная моделирующая система выражения сознания (фольклор, орнаменты, знаковая информация, заключенная в вещах, форма пластики, рисунки, украшения, обряды и обычаи). Если на основе этих источников и элементов и использования пространственно-временного континуума строится мифологическая картина мира, то, следовательно, можно создать и ее реконструкцию.

Валентина Дмитриевна рассматривает два подхода к решению проблемы реконструкции мифологической картины мира. Первый заключается в анализе духовных ценностей. В археологическом смысле это анализ контекста находки, ее форма и форма образа (композиции), заключенная в предмете. Рассматривать источник необходимо с точки зрения его иконографии — ведущего стилеобразующего элемента, тесно связанного с материалом и технологией. Выбор образов, их построение, композиционное целое определяются их мифологическим содержанием. Анализируя работы коллег-археологов, в которых используется иконографическая типология и категория «стиль», Валентина Дмитриевна делает вывод о том, что стиль и иконография повествуют о специфике знаковой системы, понятной только для людей, объединенных в некую культурную общность.

Второй подход к реконструкции мифологической картины мира — обращение к фольклору. На основе уже имеющихся исследований археологов, использовавших финно-угорский фольклор для интерпретации источников (Л. С. Грибова, М. Ф. Косарев, Н. В. Полосьмак, Е. В. Шумкова, Е. Е. Кузьмина), Валентина Дмитриевна выделяет преимущества сопоставления археологических и фольклорно-этнографических источников: соответствие природно-ландшафтной среды, близость форм хозяйства, быта и социального устройства, относительная изоляция и относительная активность этнокультурных процессов на конкретной территории.

Романтика новых открытий привлекает Валентину Дмитриевну всю жизнь. В далеких 1960-х гг., поступив в аспирантуру по археологии к В. Ф. Генингу, Валентина Дмитриевна получила тему исследования «Население эпохи железного века лесной полосы Среднего Зауралья» и в придачу регион — междуречье Туры и Тавды — для сплошной разведки и раскопок, на основе которых была создана периодизация и шкала археологических культур и типов керамики, что является актуальным до сих пор. Яркой страницей в научной биографии исследователя явилось открытие и раскопки Ликинского могильника, который оставило население юдинской культуры (протоманси). В 2008 г. Валентина Дмитриевна вернулась к материалам могильника и издала монографию «Древние угры в лесах Урала», за которую вместе с дизайнером книги Е. В. Кузьминой получила премию О. Е. Клера.

В 1970-е гг. Валентина Дмитриевна работала на археологических памятниках Андреевского озера, где исследовала жилищные комплексы неолитического времени. Именно здесь она столкнулась с проблематикой боборыкинской культуры.

В конце 1970-х гг. Валентина Дмитриевна пришла и прочно «обосновалась» в верховьях Исети, на Каменном острове, где под ее руководством раскопаны памятники Палатки I, IV, Вершина I. Боборыкинская проблематика неожиданно возникла и здесь. Впервые был исследован святилищный комплекс боборыкинской культуры на памятнике Палатки I. Задолго до уникальных находок на Шайтанском озере рассмотрены проблемы сейминско-турбинского феномена. Впервые в Среднем Зауралье были найдены жилища и погребения этой культуры. По итогам 30-летних полевых исследований в верховьях Исети подготовлена к печати монография в соавторстве с В. Ф. Кернер и С. Н. Паниной. В ней рассматриваются предыдущие исследования верховьев Исети и на основе результатов 30-летних раскопок предлагается обновленная концепция развития этого региона.

В 2000-е гг. Валентина Дмитриевна подхватила и стала развивать в то время совершенно неожиданную для Урала тему мегалитических сооружений — менгиров и дольменов, — которая сегодня отражена в ряде статей и будет представлена главой в монографии «Истоки Исети». С 2011 г. она работает над проблемами личности архаического времени, основываясь на предположении о том, что образы предков проявились в искусстве населения эпохи камня и металла. Удивительный, неутомимый исследователь, она всегда открыта новым знаниям, находкам, идеям. В планах на будущее — новая монография под рабочим названием «Вещь и знак в археологии», которая станет логическим продолжением основного труда Валентины Дмитриевны. Во введении написано «…есть необходимость продолжить научный поиск».

С. Н. Панина


  • 0



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных