Перейти к содержимому


Фотография

Актер Юрий Сысоев о театре, зрителях и спектаклях


В этой теме нет ответов

#1 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 378 сообщений

Отправлено 14 Ноябрь 2016 - 09:41

Актер Юрий Сысоев о театре, зрителях и спектаклях

Международная летняя театральная школа под руководством Александра Калягина существует уже семь лет. Молодые артисты из разных стран стремятся пройти здесь обучение. В этом году фортуна улыбнулась Юрию Сысоеву, актеру Нижнетагильского драматического театра.

 

412351.jpg

Наше досье: Юрий Александрович Сысоев родился в 1983 году в Нижней Салде. Окончил среднюю школу №7, затем актерское отделение Нижнетагильского училища искусств (курс В.Пашнина и И.Булыгина) и Екатеринбургский театральный институт (курс В.Двормана).

С 2003 года работает в Нижнетагильском драматическом театре.

Лауреат государственной стипендии 2015 года, Лауреат Свердловского областного театрального фестиваля "Браво!" - 2013 в номинации лучшая мужская роль второго плана (Пэк - "Сон в летнюю ночь"), Лауреат Премии имени Валерия Пашнина 2014 года.

Прошел обучение в Международной театральной школе СТД РФ.

Участник V фестиваля театров малых городов (Постойко, «Dogs»), победитель городского конкурса молодых артистов «апАРТе» 2007, участник конкурса 2008-2014 годов, обладатель специального приза жюри Свердловского областного театрального фестиваля  «Браво!» - 2011 (Лис-аспирант - "Сальто-морале"), участник Всероссийского фестиваля камерных спектаклей «Один, два, три» (город Новосибирск, 2013), Фестиваля альтернативных форм «Ночь в театре» (город Озёрск), регионального фестиваля «Ирбитские подмостки» (Чандер - "Дикое счастье"), Свердловского областного семинара творческой/актерской молодежи 2012-2015 годов

Снимался в фильмах: «Спасите наши души» (Вяткин), - «Путешествие… в Китай» (Дежурный милиционер), «Охота на изюбря» (Репортер)

Роли в спектаклях:  Базиль, учитель танцев - "Свадьба Фигаро", Сашка Золотарев - "Повзрослели они до поры", Франсуа - "Ужин с дураком", Балда - "Сказка о Балде", Пэк - "Сон в летнюю ночь", Корабельщик - "Сказка о царе Салтане", Егорушка - "Самоубийца", Бобчинский – «Ревизор», Фердыщенко – «Идиот», Лис, Малый – «Сальто-морале», Инспектор Портерхаус – «Очень женатый таксист», Джо Янки – «Дорогая Памела», Памфил - «Лисистрата», Майк Конноли – «Клинический случай», Слепец Коби – «Визит старой дамы», Солист – «Моя жена – лгунья», Цыган Чандер – «Дикое счастье», Кун Линь – «Бамбуковый остров», Емеля - «По щучьему велению» , Гудвин – «Волшебник Изумрудного города», Ворон – «Снежная королева», Водяной – «Летучий корабль», Стражник – «Золушка», Сыщик – «Бременские музыканты», Васков – «А зори здесь тихие», Дзани – «Слуга двух господ», Цирюльник – «Забыть Герострата!»

 

8.JPG

Незабываемый столичный опыт

- Юрий,  что стало итогом месячного обучения?

- Незабываемый проект – «Low Tech». Это уличный перфоманс, режиссером которого является Дмитрий Мелкин. Кстати, в том году он получил «Золотую маску» за одну из своих работ. Вообще, было несколько проектов. Уже на второй день после приезда состоялся кастинг. Все школяры, нас было 82 человека, демонстрировали свои профессиональные навыки, а режиссеры уже выбирали: кто кому нужен. Все ученики были где-нибудь задействованы, все попали в проекты. Я благодарен Богу, что попал именно в уличный перфоманс. Опыт, который я получил здесь, я бы никогда не получил в Нижнем Тагиле. Такого в нашем городе просто нет. Что-то подобное есть в Екатеринбурге, но мало. Скажу честно, когда проходил кастинг, я очень не хотел попасть в драматический спектакль, поскольку в подобных работах я принимаю участие и здесь. Очень хотелось попробовать себя в чем-то другом.

- Чем же уникален для вас этот проект?

- Наш уличный перфоманс стал одним из самых сильных проектов. Получилось так, что драматические спектакли были на уровень ниже. Хотя первое время драма над нами подхихикивала. Посудите сами: они с первых же дней принялись усиленно репетировать, начали учить текст, тогда как мы занимались тренингами на раскрепощение. Признаюсь, что сначала у меня возникал вопрос: а туда ли я попал, а мое ли это? А потом понял, чего от нас хотят и осознал, что мы работаем на идею. Актер стоит и ничего не говорит, а на него приятно смотреть. А я полностью понимаю, чувствую: зачем, для чего. Это здорово! Работает намного сильнее, чем слово. Мы долго ковырялись с мусорными пакетами. «Low-Tech» переводится как низкие технологии. В перфомансе много смыслов: проблема мусора, проблема человека в социуме. 

- А проходит все на улице?

- Да, совершенно верно. Люди, которым интересно, которых привлекли яркие костюмы, которые понимают тебя – они обязательно остановятся и досмотрят. На это и рассчитан перфоманс, на среднестатистического зрителя. Когда-то я скептически относился к подобным проектам. Думал: вот люди уже не знают чем  заняться и собирают разные картинки. Но на самом деле это настолько сложно… Все до миллиметрика продумано. Конкретная идея, нет ничего лишнего.

- График обучения был плотный?

- График был очень напряженным, за время обучения у нас был всего один выходной. Просыпались с утра, в восемь завтрак, и пошли мастер классы. Так до обеда. После обеда шла репетиция основных проектов: кто куда попал.

- Я знаю, что принимали участие в мероприятии актеры из 28 стран, как вы общались все между собой?

- Проблем с общением, как таковых не возникло, поскольку практически все неплохо говорят по-русски. Многие из них, вообще, бывшие россияне, которые сейчас проживают за границей. Здорово, что я познакомился с такими прекрасными людьми. Отдельное спасибо тем, кто попал со мной в один проект. У нас сложилась отличная команда. Она была самая интернациональная, сюда вошли только четыре россиянина. Естественно, запомнились мастер-классы, для меня как для актера это вообще незабываемый опыт. Нас обучали: Лев Додин, Вениамин Смехов, Анатолий Васильев. Последний, вообще, легендарная личность. Увидеть его для меня, все равно, что увидеть Леонова или Гагарина. Я считаю, что мне крупно повезло. Мы работали на самых лучших площадках Москвы: Камергерский переулок, Столешный переулок, Кузнецкий мост, если вы бывали в столице, то, наверняка, знаете, что все эти места находятся буквально в двух шагах от Кремля. Центрее, так сказать, не бывает, если только Красная площадь!

 

9.JPG

Театр спасут фестивали

- Наверное, и домой не хотелось возвращаться?

- Даже не то чтобы не хотелось... Я, конечно, соскучился по своей семье, по родному театру. Но, так, как работают там, у нас не работают. И это даже не только проблема нашего театра, это проблема нашего зрителя. Город небольшой, провинциальный, и зритель у нас особый,  поэтому, что интересно там, у нас, увы, никому не надо.

- Ну, особый, это какой?

- Я считаю, что театр должен экспериментировать, должен заставлять людей думать. А в большинстве случаев наш зритель приходит в театр, чтобы отдохнуть, в этом кардинальная разница. В  Москве театр заставляет думать.

- Получается, там думающие люди,  а у нас нет?

- Просто, так или иначе, Москва видит больше. Такой театр, как наш ей уже не интересен. Наш театр, мне кажется, застыл в 60-70-х годах, ему удобно так, он привык, и наш зритель тоже привык. Вот основная причина, по которой мне не хотелось возвращаться сюда. Я люблю наш театр, ведь именно он воспитал меня как актера, просто я уже перерос, моя планка теперь повыше.

- Ну, как-то же можно вырваться из этого застоя семидесятых или что, тупик?

- В первую очередь, нужно перебороть себя, приготовить к экспериментам, к новым формам, которых мы еще не видели, которых мы еще не знаем. Ведь на сегодняшний день, наши актеры, как беспомощные дети, они боятся всего нового. Не потому что они не профессионалы, а потому, что они привыкли работать по-старому, им сложно что-то менять. Ну, и, конечно, необходимо воспитать зрителя.  А на это уйдет не один день, не один месяц, и даже не один год. Когда-то давно знакомые ребята меня приглашали на радио, здесь в Тагиле, и первый вопрос был: нужен ли городу театр. Вот в этом самое и страшное, что такой вопрос у людей, вообще, возникает. Как так?! Человек должен выходить из театра наполненный эмоциями, причем не обязательно положительными, они могут быть и отрицательными. Но они должны переворачивать. Зритель может выходить с мыслью: как мы живем, и куда мы придем? Но, все равно должно хотеться жить, вот тогда это театр. Не должно все ограничиваться просто удовольствием. У нас есть очень хорошие спектакли, и не один. Я говорю про молодого режиссера Татьяну Захарову. Вот одна из ее работ  спектакль «Сальто-морале» действительно заставляет задуматься: где мы живем, в каком обществе мы живем, и к чему можем прийти.  Мы приучили зрителя к комедиям Рэя Куни. Я не говорю, что это плохо, но мы же ограничили сами себя. Мы поставили планку, которую очень тяжело поднять. Тагильский зритель не готов к переменам. Спектакль «Сальто-морале» это прекрасно продемонстрировал. Люди уходили, со словами: «Фигня!», даже не пытаясь задуматься над смыслом. Человеку интереснее посмотреть, как пред ним попрыгают, а он посмеется, похихикает и все. Его нельзя в этом обвинять – хочет, пожалуйста. Просто во всём должна быть золотая середина.

- Кстати о «Сальто-морале», куда подевался этот спектакль, его сняли с репертуара?

-  Вот говорят, что не сняли, но «Говорят, в Москве кур доят» (смеется), по крайней мере, в этом, ну, уже прошедшем сезоне, спектакль ни разу не игрался. Вот, почему я и говорю: мне, к сожалению, уже не очень интересен такой театр, вот лично мне. Не Драматический театр Нижнего Тагила, а тот театр, которым занимаемся мы сейчас в этом здании. Мне скучновато, поскольку, для себя я уже поднялся на одну ступенечку выше. Этому послужила не только поездка в Международную школу.  Первый скачок, который взорвал мой мозг, произошел в 2003 году, на фестивале «Территория», который устраивает Театр Наций, под руководством Евгения Миронова. Тогда я понял, что что-то не так, что-то должно быть по-другому. Ни для кого не секрет, мы работаем не за деньги. Мы работаем за искусство, за идею, за интерес. А вот когда пропадает и он…

 Я люблю наших актеров, люблю наш театр, но все мы растем, и это хорошо. Хотелось бы, чтобы рос не только я, а рос и театр, чтобы все мы двигались вперед. Наш театр уже восемь лет не выезжает на гастроли. Мы как пельмени, которые переварились, которые уже превращаются в клейстер… 

Я, как только вернулся из Москвы, так сразу же уехал на неделю современной немецкой пьесы в Серов. Куда уж захолустнее, казалось бы, и провинциальнее город Серов, но театр там живее. Потому что они не сидят, они что-то делают, они крутятся, они ездят на разные фестивали. Фестивали - вот, что помогает и развивает театр.

- Ну, а что мешает принимать участие в фестивалях, финансовая сторона вопроса?

-  Финансовая сторона вопроса, конечно же, но это не самая основная причина, это не пик проблемы. Ну, дадут нам сейчас деньги, а что мы повезем? Везти-то нечего.

-  А, «Сальто-морале»?

- Он год не игрался. Если спектакль год не игрался, тем более такой спектакль, его нужно делать заново: учить текст, простраивать отношения. Там было все настолько тонко и все настолько точно, при  всей той легкости, что нам позволяла делать режиссер, я понимал каждый момент, каждую секунду: для чего мне это надо, что мне хочется, что хочется моему персонажу в каждую минуту. А раз мы год не играли, я изменился, как человек, партнеры изменились. Нам надо заново выстраивать все. Поэтому ну, дадут нам деньги, ну куда их? У нас делали ребята самостоятельную работу, собрались, в свое свободное, личное время, и сделали спектакль «Стеклянный зверинец». Так его не показывают никому. А это, можно сказать, еще одна фестивальная работа, которая будет  интересна  думающим зрителям.

- Как-то выглядит все совсем печально... Ведь был же проект «Другая сцена», почему бы не показывать подобные самостоятельные работы там?

- Я разговаривал недавно с одним нашим артистом, он давно работает в театре, говорю ему: «Ну, мы же стоим на месте»! На что тот отвечает:  «Как же мы стоим, мы не стоим, мы что-то делаем, вот сделали «Театралиаду». Извините, но мы же не футбольный клуб.  Да, вот мы сделали театральный капустник, это здорово, это хорошо. Но, что кроме шоу  он несет? А вот Лаборатория Серовская несет. Там были такие работы, от которых просто волосы дыбом встают. Работы серьезные на уровне Москвы и Питера. Мне обидно за нас, я же знаю,  что мы тоже можем, у нас хорошая, сильная труппа. Да, может, ее можно и нужно чуть-чуть почистить, может быть нужны новые умы.

В Серове ко мне подошла девушка, куратор Театра Наций, именно с ее подачи и появилась вся эта Серовская Лаборатория. Так вот она говорит: «Почему Нижний Тагил себя не заявляет»? Я отвечаю: «Да потому что никто этим не занимается». Тогда она дала мне свою визитку, теперь у меня есть эта маленькая, заветная карточка с нужными контактами. Я обязательно попробую отправить видео с тем же «Стеклянным зверинцем» или кусочком «Сальто-морале» - пригласят, не пригласят, уже не так важно, надо хотя бы попытаться что-то сделать.

 

сон в летнюю ночь (Сысоев слева).jpg

Раздеться ради искусства

- Юрий, ну, если вы чувствуете, что переросли, так почему бы не попробовать себя в другом театре? Рвануть в столицу, сменить место работы, как это уже делали ваши бывшие коллеги. Или подобных идей не возникало?

- Да как же не возникало, конечно, возникали, и возникают на сегодняшний момент. Есть конкретный театр, где я бы хотел работать. Я не хочу, как некоторые из моих коллег просто поехать в Москву, и просто перебиваться какими-то непостоянными заработками. Сегодня поработаю в клубе, завтра поснимаюсь в сериалах, послезавтра еще что-нибудь… Такая Москва мне не нужна!

- Где бы вы хотели работать?

- В Театре Наций. Под руководством Евгения Миронова. Когда я познакомился с этим человеком, в 2003 году, я понял, чего он хочет, мне близки его идеалы, близко его творчество. Мне нравится политика самого театра. «Вот она – рыба моей мечты»… Когда был в Москве в этот раз, хотел зайти туда, но, как-то на минуту потерял в себе уверенность… Может быть это нехорошо, но мы все люди…

- Для роли Лиса-аспиранта, вы выкрасили волосы в рыжий цвет, а на какие «жертвы» вы еще готовы пойти, так сказать, во имя искусства?

- Да, я выкрасил волосы, ну там была специальная краска, она легко смывается. Хотя, если бы такой не нашли – я бы перекрасился. Я так и говорил режиссеру, Татьяне Захаровой. У меня не так много волос, терять нечего. Надо будет забриться – забреюсь, выйти голым – выйду. Только если это действительно нужно для общей мысли, а не для эпатажа. Я не вижу в этом ничего плохого, если это несет смысловую нагрузку. Главное, чтобы это не была фишка ради фишки…

- В вашей практике были роли, от которых хотелось бы отказаться?

- Понимаете, артисту всякий раз приходится доказывать, что он не верблюд. Да были моменты, когда мне хотелось отказаться от роли, и не потому, что она мне не нравится – просто я не люблю делать плохо. Вообще, думаю, отказываться от роли это непрофессионально. Если хирургу привезут пациента с аппендицитом, а он скажет: «Не, не, не, давайте другого». Разве это нормально?  Так и у нас. Если тебе дали роль, то дали. Я никогда не откажусь! В первую очередь это твоя работа.  У меня были случаи, когда я выходил на сцену с высокой температурой. Помню, играл сказку «По щучьему велению», а у моей мамы было девять дней…  Ну, никому не интересно можешь ты или нет, есть слово «надо». И потом, выходя на сцену, ты перевоплощаешься, на время спектакля, и все лишнее, наболевшее временно отступает, это вам скажет любой актер.

- Хотели бы, чтобы ваши будущие дети пошли по вашим стопам, связав жизнь с театром?

- Противиться я точно не стану. Это будет их выбор, зачем давить. Вот, например, моя мама всегда хотела, чтобы я был поваром. Ну, ее можно было понять. Она на небольшую зарплату хирургической медсестры тянула нас с сестрой. Помню, мама, когда была жива, говорила: «Иди в повара, ты всегда будешь сытым». А вот отчим отправлял в военное училище, считая, что только военное образование сможет сделать из меня настоящего мужчину. А я возьми, да стань актером. Для меня было большой радостью получить красный диплом. Меня ведь хотели отчислить со второго курса  нашего училища искусств – за лень… Тогда в меня поверил Игорь Николаевич Булыгин, он увидел во мне потенциал… Вообще, мне как-то везет по жизни. Как сказала одна наша артистка: «Ушастым всегда везет!».

По материалам ИА «Между строк», 2013 г.


  • -1



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных