Перейти к содержимому


Фотография

Начало преподавательской деятельности ученого-металлурга В.Е.Грум-Гржимайло


В этой теме нет ответов

#1 Егор Королев

Егор Королев

    Корреспондент

  • Модераторы
  • 1 447 сообщений

Отправлено 05 Октябрь 2016 - 12:41

Начало преподавательской деятельности

ученого-металлурга В.Е.Грум-Гржимайло

В научной литературе началом педагогической деятельности Владимира Ефимовича принято считать 1907 год – в Петербургском политехническом институте. На деле же она началась раньше, в конце XIX века – в Нижнетагильском горном училище. Фамилия Грум-Гржимайло в числе других учителей занесена «Адрес-календарь и памятную книгу Пермской губернии на 1897 год». В нашей семье от бабушки Анны Андреевны Шестаковой – известного тагильского фотографа - сохранилась

фотокарточка учителей горнозаводского училища 1896 года. Снялись они сразу после педагогического совета. Из одиннадцати человек удалось установить фамилии девяти, и среди них Грум-Гржимайло.

Восемнадцать лучших своих лет, начиная с 1885 года, Владимир Ефимович отдал демидовским заводам: начинал на Нижнетагильском, работал техническим помощником известного управителя К.П. Поленова на Нижнесалдинском, управлял Верхнесалдинским и исполнял обязанность инженера-механика Выйского медеплавильного завода, работая среди инженеров, он все же много времени проводил с воспитанниками местной Горной школы и начальных училищ.

 

471.jpg

Педсовет 1890-х годов. На фото в первом ряду (слева направо) сидят: Гурий Иванович Зворыкин, Герман Августович Тиме, Петр Фотьевич Огарков, Николай Иванович Кларк, священник - отец Александр Леонтьевич Хохлов, Владимир Ефимович Грум-Гржимайло. Среди остальных, запечатленных на снимке, известны Александр Ефимович Коробов и Глеб Яковлевич Турыгин (стоят во втором ряду)

 

О Груме - так называли его учителя и ученики - мне рассказывали выпускники того времени. В Горной школе-училище на улице Уральской, 2, происходили тогда значительные перемены. Учебные программы стали ближе к требованиям техники и уже мало чем отличались от среднетехнических. Оставаясь в ведении Министерства просвещения, училище было отнесено к разряду низших технических, но «с соблюдением при том особых правил». К этим правилам относились содержание его за счет средств Нижнетагильских заводов и общества служащих, использование заводского здания, а для практических занятий с учениками – заводских лабораторий.

Почетным попечителем училища был старший в роде Демидовых Елим. Обучение считалось бесплатным, но родственники детей заводских служащих отдавали 1,5 процента жалованья. Значительной поддержкой служили денежные пожертвования училищу и банковские проценты с них.

С этого времени воспитанников горнозаводского училища называли горнозаводцами. В четырех классах занималось до 120 человек. Работали 18 учителей. Директором считался управляющий тагильскими заводами, но всеми делами ведал инспектор Николай Иванович Кларк, окончивший Казанский университет, он же учитель физики.

День начинался с молитвы учеников под надзором добродушного классного наставника А.Е. Коробова. Занятия проходили с 9 до 15 часов. В двух старших классах преподавались в основном специальные предметы. Управляющие тагильскими заводами к учительской работе привлекали своих лучших инженеров. На рубеже двадцатого столетия здесь преподавал и В.Е. Грум-Гржимайло, в то время управитель Верхнесалдинского завода и механик Выйского медеплавильного. Он вел курс «Металлургия железа»; два часа в неделю. Цветную металлургию преподавал И.П. Залесский, управитель Выйского завода (в советское время - профессор Московского технологического института); горное дело и минералогию - В.К. Квятковский, управитель железных и медных рудников Тагила, позже профессор в Петрограде; геологию и маркшейдерию - И.А. Гамильтон, окончивший Фрейбергскую горную академию в Германии, заведующий геологическим отделом тагильских заводов, по словам Менделеева, «известный геолог», исследовавший кузнецкие угли и возможности их поставок на Урал. Главный лесничий тагильских заводов Г.А. Тиме обучал горнозаводцев лесоводству и лесной технологии. Строительное искусство и сопротивление материалов вел Н.А. Костылев, смотритель Нижнетагильского, затем управитель Верхнесалдинского завода, в советское время крупный ученый-доменщик, профессор Сибирского политехнического института. Механика теоретическая и прикладная была «вотчиной» Г.И. Зворыкина, управлявшего железнодорожным транспортом тагильских заводов, затем главного механика этих заводов. Начертательную геометрию и техническое черчение вел Н.М. Колышкин, заместитель управителя заводским транспортом и, между прочим, единственный мужчина в хоре жен служащих Тагила девяностых годов. Химию преподавал ученик Менделеева по университету А.Л. Петров, заведующий главной заводской химической лабораторией, где он проводил практические занятия с учащимися. «Интересными людьми, - писал Владимир Ефимович Грум-Гржимайло, - были Петр Васильевич Гладкий и Иван Алексеевич Гамильтон. Оба учились в Германии и оба интересовались наукой». Основы бухгалтерии, счетоводства сначала вел Сибиряков, затем Петухов - главные бухгалтеры заводоуправления. Первой помощи при несчастных случаях обучал горнозаводцев главный врач демидовской больницы К.М. Петров.

Такому составу учителей могло позавидовать любое среднее техническое учебное заведение России. По специальным дисциплинам учителя сами составляли программы, в которых отражали местные условия производства. Учебников по спецпредметам не было. Прилежные ученики, как умели, конспектировали лекции, а Залесский и Зворыкин давали свои написанные курсы печатать на шапирографе. Такие пособия продавались воспитанникам по пять копеек за лист. Некоторые из них сохранились и представлены в нашем учебном музее. Чуть позже правление Общества уральских техников в Екатеринбурге напечатало брошюру Грум-Гржимайло «Элементарная теория построения металлургических печей». Ею пользовались и наши горнозаводцы. Уже в 1940-е годы, будучи преподавателем горно-металлургического техникума, я встречался с бывшими его выпускниками. Осенью 1949-го посетил старейшего горнозаводца Л.П. Шмакова. Мой визит совпал с 50-летием окончания им училища. К тому времени Лев Павлович 27 лет проработал на горных предприятиях Урала и Сибири, потом служил в учреждениях Нижнего Тагила, избирался депутатом местных советов.

С сыновней любовью вспоминал Шмаков о своих учителях Грум-Гржимайло, Зворыкине, Гамильтоне, Залесском, Квятковском и Тиме. У них преподавание и опрашивание уроков проходило со всей присущей им тщательностью, серьезностью и сопровождалось заслуженной оценкой опрашиваемого.

«Грум-Гржимайло и Зворыкин поражали нас своими рисунками на доске. Владимир Ефимович около полутора лет занимался с нами. Он наглядно и доходчиво объяснял тему, сопровождал ее схемами и решением задач на доске. А спрашивал, бывало, так даст ученику рассчитать шихту. Сам сидит на кафедре и внимательно смотрит за расчетом. И если на доске заметит ошибку, произносит одно лишь слово: «Садитесь!». И в зависимости от ошибки ставит двойку или «кол». Потом месяца полтора «двоечника» не спрашивает. Зато при следующем вызове спросит и то, что ученик не мог рассчитать раньше, и вновь пройденное».

Такого же метода опроса придерживался и Зворыкин. Он любил спрашивать «зады», давно пройденные. «Со мной был такой случай, - вспоминал Лев Павлович. – К несчастью, у меня, шестнадцатилетнего юноши, уже появились усы и показалась борода. От Гурия Ивановича я услышал: «Что это вы, Шмаков, усы и бороду бреете, а корни квадратных извлекать не умеете. Как не стыдно, садитесь!» Поставил двойку и месяца два не спрашивал. Я подтянулся и на выпускных экзаменах механику сдал на «пять».

И еще Лев Павлович рассказал об одном курьезном случае на уроке металлургии железа: «Как-то Владимиру Ефимовичу понадобилась ручка, чтобы сделать запись в классном журнале. Я ближе других сидел к кафедре и подал ручку пером к учителю. Он даже рукой не

повел и с явной обидой сказал: «Что же вы, молодой человек, не умеете ручку подать». Я растерялся, не сообразил, что сделал неладно, подал ручку другим концом. Учитель спокойно взял. Этот случай остался в памяти навсегда».

Другие выпускники рассказывали, что внешний вид Грума соответствовал строгости, требовательности его характера. Может быть, поэтому ребята металлургию железа учили хорошо. А вот его тесть, Герман Августович Тиме, несмотря на строгий внешний вид, был человеком большой доброты. Его предмет - лесоводство не всегда учили как следует.

Педагоги смотрели на учеников как на взрослых. Относились к ним корректно, обращались только на «вы». Дисциплина на занятиях была образцовой. Никто не позволял себе школьнических выходок, хотя в одном классе сидели парни от 13 до 20 лет.

Летом 1898 года 20 воспитанников четвертого класса сдали выпускные теоретические экзамены. По постановлению главного управления округа их направили «на службу в заводах практикантами». 12 из них были зачислены в отделы управления на тагильские заводы и рудники, остальные - на заводы, но вне Тагила. Постановлением предписывалось: «практиканты должны быть заняты преимущественно техническими, а не писарскими работами, причем они по окончании годичного срока практически занятий должны представить заводоуправление отчеты о своих занятиях, со свидетельством при них непосредственно их начальства об успехах их работы. Практиканту полагалось жалованье 15 рублей в месяц.

В 1903 году Грум-Гржимайло оставил Тагил и стал управляющим Алапаевским горным округом. После Алапаевска он работал профессором Петербургского политехнического института. Но где бы в дальнейшем ни находился ученый-металлург, он всегда поддерживал связь с тагильскими заводами, с горнозаводским училищем.

В 1910-1911 годах по заказу профессора В.Е. Грум-Гржимайло бывшие воспитанники нашего училища калибровщики А.Ф. Журавский и С.Е. Рыбаков при помощи механика И.М. Смирнова в Нижней Салде изготовили действующую модель прокатного стана Нижнесалдинского завода. Модель - в пять раз меньше, чем оригинал - доставили в Петербург в лабораторию института. На этом стане студенты изучали секреты прокатного производства.

Владимир Ефимович посещал Нижний Тагил и Нижнюю Салду, интересовался работой своих учеников. Журавский после выполнения почетного заказа уже опытным специалистом покинул Нижнюю Салду. По словам соучеников, он окончил университет. В тридцатые годы Алексей Феоктистович Журавский - профессор Московского университета и других вузов. Им написан ряд научных работ и учебных пособий. Его пособием по прокатно-калибровочному делу многие годы пользовались и студенты нашего техникума.

25 сентября 1911 года отмечалось 25-летие педагогической деятельности инспектора горнозаводского училища Н. И. Кларка. На это событие широко откликнулась уральская печать. Три дня в зале Заводского собрания, в театре и дома юбиляра чествовали сослуживцы, представители учебных заведений, служащие и выпускники училища. Было все: выступление оркестра, хор под управлением Козьмина, речи, концерт, обед, танцы, подарки. Прочитано двенадцать адресов и шестьдесят телеграмм, в том числе от бывших учителей-сослуживцев - Залесского из Москвы, Зворыкина из Екатеринбурга. Глубоко тронуло юбиляра и чествовавшую его публику послание из Петербурга: «Приветствуем Вас, глубокоуважаемый Николай Иванович, как одного из видных деятелей горного дела! Наука - душа заводов, школа - его основание, учитель - творец его благоденствия! Приветствуем Вас, как посвятившего свою жизнь тагильской школе - этому старейшему светочу культуры на Урале!»

Эту телеграмму прислали профессор В.Е. Грум-Гржимайло (видимо - ее автор) и Г.А. Тиме, заведующий библиотекой горного института. Они высоко оценили деятельность юбиляра. Он - инспектор, - а на самом деле директор училища, ведущий учитель физики в горном и во вновь открытом реальном училищах, председатель педагогического совета учителей Тагила и активный член попечительского совета учебных заведений округа. Им выпущено 350 горнозаводских техников, работающих на уральских заводах и в разных концах России. Ни одно общественное мероприятие не проходило без его участия, особенно такие, как празднование 100-летия со дня рождения Пушкина и 200-летия тагильской Горной школы, реформы местных училищ. Вклад Николая Ивановича в культуру и социальную жизнь Тагила увеличивала его родня. Брат юбиляра Федор - юрист, преподаватель бухгалтерии в Горном училище. Свояченица Людмила Михайловна – начальница женской гимназии. Благодаря старанию Кларка наше Горное училище в 1916 году преобразовано в среднетехническое... Но жизнь инспектора внезапно оборвалась. Вскоре в Тагиле была выпущена книжка «Венок на могилу Н.И. Кларка», из которой и взята приведенная выше телеграмма.

В первые два года Гражданской войны горнозаводское училище продолжало работать уже в ранге среднетехнического. Но летом 1919 года с занятием Нижнего Тагила Красной Армией часть его преподавателей и старших учащихся ушла с войсками Колчака, а другая была мобилизована в Красную Армию и на трудработы. Все три средних учебных заведения - горнозаводское, реальное и женская гимназия - перестали существовать. Но ненадолго.

Теперь мало кто знает, что в Нижнем Тагиле в 1921-1922 годах в обстановке разрухи и голода существовал Высший горнозаводской практический институт. Он создавался по решению центрального и губернского профтехобра на основе разрушенных горнозаводского и реального училищ. Задача вуза - после трех лет обучения выпускать техников, а после четырех лет - инженеров.

Для института в Нижнем Тагиле отвели три дома: одноэтажное здание горнозаводцев, которое к тому времени занимала четвертая рота телеграфно-телефонного дивизиона, соседнее с ним двухэтажное и еще строившееся для реального училища - в нем помещался тифозный изолятор и произошел сильный пожар.

Начало занятий задерживалось. Студенты ремонтировали здание Горнозаводского училища и его учебное оборудование. Рабочие ВЖР и металлургического завода восстанавливали крышу реального училища, налаживали отопление, освещение, выполняли другие внутренние работы. Были заново созданы восемь учебных кабинетов и библиотека.

В зданиях на улице Уральской учеба началась в 1921 году. Тогдашний студент, в будущем завуч техникума Н.П. Огарков вспоминал: «В аудитории собачий холод. Мы сидим в верхней одежде, в валенках, кое-кто в рукавицах. У двери с винтовкой стоит часовой. Он из тюрьмы-монастыря привел преподавателя и уведет его назад. Преподаватель в замерзших пальцах держит мел и читает лекцию. С трудом делает записи на доске». (В архиве я нашел его фамилию. Это горный инженер, 35 лет, Витковский, работавший на шахтах Бельгии и Франции. Обстоятельства гражданской войны привели его в концлагерь Тагила). «Чтобы как-то согреться, - продолжает Николай Петрович, - мы шли в господский сад, спиливали старое толстое дерево, превращали его в поленья, тащили и клали их в «буржуйку». Дрова шипели, плохо горели. Но вносилось разнообразие, становилось легче».

19 января 1922 года в актовом зале теперешнего горно-металлургического колледжа прошло торжественное открытие Высшего практического института в Нижнем Тагиле. Были поздравительные речи, приветствия первому вузу нашего города. Особый интерес вызвало письмо из Екатеринбурга: «Позвольте просить вас передать всему педагогическому персоналу и студенчеству мой привет и поздравления по поводу преобразования Нижнетагильского горнозаводского училища в Тагильский практический институт...

Я провел всю свою молодость среди бывших учеников Выйского, Нижнетагильского, Реального, а затем Горнозаводского училища. С особым удовольствием вспоминаю своих сослуживцев, среди которых у меня было много друзей. Вспоминаю своих немногочисленных учеников, которым я преподавал металлургию. С двумя из них, Н.С. Коноваловым и А.Ф. Журавским, переписываюсь и сейчас. О тагильских техниках осталось самое светлое воспоминание, как о людях дела. Я помню то единодушие, с которым все служащие Тагильского округа пришли на помощь своему реальному училищу, когда заводы отказались его содержать в 1887 году. Служащие округа хорошо понимали, что успех заводов, личный успех их сыновей в жизни в громадной мере зависит от научной подготовки. Они поддержали свое училище добровольными отчислениями из получаемого жалованья и не дали угаснуть старейшему на Урале рассаднику технического образования.

Теперь мы, старики, видим плоды своей работы. Вровень с потребностями техники развивается и наша тагильская школа. От всей души желаю питомцам Нижнетагильского практического института поддержать традиции старой тагильской школы и быть такими же прекрасными работниками в заводах и рудниках Урала, какими были их деды и отцы.

Бывший преподаватель металлургии Нижнетагильского горнозаводского училища В. Грум-Гржимайло. 6 января 1922 г.».

В это время Владимир Ефимович был профессором Уральского университета на кафедре теории и конструкции металлургических печей и производства стали, ведущим консультантом по восстановлению уральских металлургических заводов и председателем Уральского отдела Русского металлургического общества.

Но жизнь тагильского института оказалась короткой. Сказался крайний недостаток государственных средств. 6 июля 1922 года комиссия после изучения этого вопроса единогласно постановила: «Принимая во внимание заслуги Нижнетагильского горнозаводского училища, обладающего двухвековой историей и всей совокупностью прав, принадлежащих средним техническим училищам, учитывая особенности этого училища, находящегося в крупном центре горнозаводской промышленности, и имея в виду исключительное доверие населения всего Урала к Нижнетагильскому именно техническому училищу, признать более целесообразным сохранение и на будущее время в Нижнем Тагиле горнозаводского техникума...».

Его назвали горно-металлургическим. Два его корпуса на улице Уральской горсовет передал другим организациям. За техникумом осталось здание реального училища. До 1929 года он находился на попечении профсоюзов Среднеуральского горнозаводского треста. Как и в 1887 году, трудящиеся второй раз спасли свое учебное заведение.

Около пятидесяти студентов направились в Уральский университет; четырнадцать из них поступили на химико-металлургический факультет. Им довелось слушать лекции профессора Грум-Гржимайло и профессора технической химии Н.Ф. Юшкевича, который был учителем физики в нашем училище после Кларка. По сведению Е.В. Боташевой, из демидовской библиотеки Тагила в университетскую был отправлен вагон разнообразных книг.

С развитием Ново-Тагильского металлургического завода, позднее получившего название НТМК, наш техникум вырос в крупнейшую кузницу кадров. Отсюда вышло около 30 тысяч специалистов, шестая их часть к 1990 году работала в Нижнем Тагиле.

Павел ШИЛЕНКО,

преподаватель горно-металлургического техникума (1943-1990 г.).

Газета «Горный край», 2001 г.

 


  • -6



Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных